- 27 мая, 2019 -
на линии

Вырождение свободы. Как инопланетянам в 2013-м оказалось некого порабощать

Уважаемые читатели! На Землю произошло вторжение инопланетных паразитов. Они полностью изменили жизнь планеты. То есть порабощённые люди-носители живут как прежде, работают на тех же работах и даже ездят на тех же машинах – но глаза у них теперь с подсветкой, а их личности подавлены посторонними пользователями. Выход из этого кошмара пытается найти маленькая горстка участников сопротивления.

...Процитированное выше – завязка вышедшего в прокат на днях фильма «Гостья», снятого по книге самой популярной американской писательницы Стефани Майер, подарившей нам мимимишных вампиров «Сумерек».

О «Гостье» явно стоит поговорить поподробнее – ибо она демонстрирует очень важный этап в развитии идеи свободы в передовых странах мира.

С самого начала признаемся: картина, конечно, ни про какое не про нашествие инопланетян. Она всего лишь качает далее тему любви девушек одного вида к юношам другого вида, как и положено у Майер (здесь у неё светящаяся пушистая паразитянка влюбляется в набриолиненного человеческого юношу. Далее у писательницы наверняка последуют любовь девушки-ангела и юноши-беса и, наконец, девушки-человека и юноши-северокорейца).

Но для нас, уважаемые читатели, интересно не это, а антураж, в котором на сей раз происходит межвидовое скрещивание.

Антураж взят из такого почтенного вида ужасников, как «похитители тел». Это когда инопланетяне захватывают/дублируют людей и превращают их общество в нечто тоталитарно мрачное и механистическое.

Изначально, лет 60 назад, с этим жанром всё было ясно. Когда Хайнлайн писал своих «Кукловодов» и снималось «Вторжение похитителей тел» -- было понятно, от кого ждать ползучей тоталитаризации западного общества. Это были, само собой, комми – русские и китайцы, распространяющие свой ядовитый марксизм с целью уничтожить наши свободы и заковать всех в кандалы тотального контроля и дисциплины.

Потом у «скрытых пришельцев, захвативших контроль над людьми» был ещё один всплеск популярности: в конце 1980-х – середине 1990-х. Это было время, когда паразиты-гуманоиды служили метафорой глобализации. Им приписывалось не только создание общества потребления и неоколониализма («Они живут», 1989), но даже и глобального потепления («Прибытие», 1996).

А потом на Западе (и в интегрированных в западное потребление частях света) произошли знаменитые жирные годы, когда потребляли а) все и б) много. Из-за этого миф о скрытых сволочах, из-за которых у нас всё плохо, -- как-то поблек и потерял актуальность.

...Но сейчас мы уже пятый год живём посреди мировой депрессии. И широким массам европейцев и американцев снова не по себе. И кинематографисты снова пытаются реанимировать тему «захвата Человечества инопланетными паразитами».

Но получается у них довольно странно. И «Гостья» тому – отличная иллюстрация.\

Коротко говоря -- сегодня пугать западного зрителя тотальным контролем и потерей свободы уже никак не получается. Потому что они уже сами по этой части сделали что могли.

Как, спрашивается, можно «тоталитаризировать» общество, которое понатыкало всюду камер слежения и стало вычислять местоположение своих граждан по телефонам. Которое последовательно сводит к минимуму наличные деньги, прикрепив людей к карточкам. Которое особо эмоциональных сограждан подсаживает на колёса чуть ли не со школы. Которое свело свободу высказываний в публичном пространстве до «любой может свободно высказаться в защиту меньшинств от произвола большинства». Которое объявляет ничтожным научное исследование, если оно противоречит идеологии «диктатуры меньшинств». Которое сильно упростило образование и начало вместо классической системы знаний выдавать учащимся нечто узкоспециализированное плюс два анекдота об остальном мире?

Что ещё такого тоталитарного в этом обществе могут сделать паразитарные инопланетяне? Заставить всех ходить одинаковой одежде?

В результате в «Гостье» пушистые мимимишные чужие: 

сперва изобретают средства межзвёздного сообщения,

затем одолевают бездну космоса,

затем внедряются в тела аборигенов

и подавляют их личности

-- и всё это только затем, чтобы тупо жить в захваченных телах американцев и есть их бигмаки.

Единственный страх, который может возникнуть в душах целевой аудитории от такой пугалки – это, видимо, страх перед некоей силой, которая придёт и отожмёт у нас всё то, что мы привыкли юзать сами. То есть страх замены нас у пультов наших тел на других пользователей.

А это уже совсем не страх перед тоталитаризмом и утратой свободы.

...Я это всё к чему. Свобода, она же осознанная необходимость – штука не абстрактная, а очень практическая. И чем меньше общество воспитывает в людях сознательность (невозможную, кстати, без системных знаний), предлагая взамен дрессированность – тем меньше люди к свободе способны.

А у массовой аудитории передовых стран, в ходе прогресса стремительно избавляемой как от системных знаний, так и от банальной любознательности – просто не может быть внятного представления о свободе и нужды в ней. И не только потому, что в качестве свободы им навязчиво пиарят противоественное. Но ещё и потому, что свобода – это постоянное стремление изменить мир к лучшему.

А вовсе не право собственности на свою бренную тушку и другое имущество. Которое, кстати, в этом их передовом мире явно под вопросом.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии