- 19 декабря, 2018 -
на линии
Будущее

Великие дела Трампа

Говорят, что будто бы риторика Клинтон, её подавляющее преобладание в традиционных СМИ, её стратегия опоры на меньшинства и прочие политтехнологические изыски были полностью преодолены харизмой и откровенностью Трампа. А изощрённые американские социологи не смогли заметить стремление избирателя наказать истеблишмент, поскольку то ли всеми силами старались помочь демократам, то ли просто некомпетентны.

В действительности это совсем не так. Клинтон действительно получила больше голосов избирателей, чем Трамп – по последним данным её перевес составил около шестисот тысяч. Так что в принципе и политтехнологические изыски сработали, и социологи всё заметили. В любой другой нормальной стране, которая не мнит себя светочем демократии и лидером свободного мира, первая в истории США женщина-президент уже бы принимала заслуженные поздравления.

Благодарить же за своё поражение Клинтон должна архаичную двухступенчатую систему выборов образца восемнадцатого века. Допотопный характер этой системы проглядывает не только в том, что избиратели выбирают не самого президента, а выборщиков, которые и должны собственно избрать президента, но и во всех других процедурных деталях. Выборы проводятся в первый вторник ноября, потому что к этому дню должны быть закончены полевые работы и убран урожай. Выборщики собираются для голосования через 41 день после всенародных выборов, потому что им надо дать время доскакать от своих штатов до столицы.

По той же самой причине раньше инаугурация проходила вообще 4 марта: избранный президент должен был иметь возможность добраться до столицы в тряской карете, управляемой чернокожим кучером-рабом – с многочисленными остановками для поздравлений, балов и отдыха. Однако в 1933 году законодатели пошли на поводу у технического прогресса, учли появление паровозов (но не самолётов!) и перенесли инаугурацию на 20 января.

Это уже четвёртый раз в истории США, когда президентом становится кандидат, получивший меньшинство голосов на всеобщих выборах, причём во всех четырёх случаях это были именно республиканцы. И если первые два случая относятся аж к девятнадцатому веку, то последние два произошли дуплетом на нашей памяти – Буш-младший в 2000 году и Трамп сейчас. Так что демократам есть смысл взяться за конституционную реформу с целью перехода к прямым выборам – а для самой Клинтон инициация такого процесса вообще единственный шанс остаться в истории не позорной лузершой, прощёлкавшей гарантированное президентство, а более-менее заметным государственным деятелем. Результата она скорее всего не увидит, ибо процесс этот на десятилетия, а ей столько не прожить, но никаких других вариантов у Хиллари нету – разве что только назначение послом в Ливию может сделать её ещё более посмертно знаменитой.

Но для нас сейчас наиболее интересны будущие действия президента Трампа в отношениях с Россией. Утверждают, что будучи скован системой, институтами и обязательствами, вступивший в должность Трамп не сможет существенно поменять российскую политику США, преодолеть общий антироссийский настрой республиканского Конгресса, республиканского Сената и своей республиканской команды - даже несмотря на комплименты, которыми он обменивался с Путиным перед выборами и сразу после них. Есть основания полагать, что это не так.

Стоит задуматься, а зачем вообще Трамп, миллиардер, шоумен, знаменитый в США и широко известный за их пределами, пошёл в президенты - между прочим, с почти стопроцентными шансами на проигрыш? И прошёл туда буквально чудом, которое случилось всего лишь в четвёртый раз за всю историю США. Ответ очевиден – семидесятилетний миллиардер пошёл туда за историей, воздвигать себе нерукотворный памятник. И твёрдо намерен совершить для этого великие дела.

А ситуация сейчас такова, что совершать великие дела без содействия России затруднительно. Ведь если бы можно было совершить великие дела без содействия России, то Обама их бы уже насовершал, скажем, победив ИГИЛ или замирив Афганистан под занавес своего президентства. В качестве примера тут стоит вспомнить решение иранской ядерной проблемы и избавление Сирии от химического оружия – в обоих случаях участие России оказалось решающим.

Свои великие дела Трамп в целом описал в своей геттисбергской речи и множестве предвыборных интервью. Судя по всему, ради достижения своих целей внутри США он намерен всерьёз поконфликтовать почти со всеми своими торговыми и политическими партнёрами – пересмотреть невыгодные торговые соглашения, вводить заградительные пошлины, избавится от нелегальной иммиграции, заставить партнёров по НАТО, Японию и Южную Корею серьёзно раскошелиться и взять на себя бо́льшую долю общих военных расходов.

В таких горячих условиях президенту США лучше иметь Россию дружескую или хотя бы дружелюбно-нейтральную. И если на пути Трампа к своему нерукотворному памятнику встанут противники осуществления его политики, в том числе её российского аспекта, он будет ломать их об колено так же, как ломал своих соперников на праймериз и в предвыборной гонке.

Как это всё будет, мы будем с интересом наблюдать во всех подробностях после вступления Дональда Трампа в должность. При условии, конечно, если такое вступление состоится. Но это уже другая история.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии