- 19 ноября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

В ответ на «газовый» Энергопакет ЕС Россия перенаправляет нефть с запада на восток

Cотрудничество России и Китая в нефтегазовой сфере не только является важным дополнением к курсу на стратегический союз двух стран, но также преследует еще одну цель – диверсификация направлений экспорта энергоносителей. В этой связи первый визит Си Цзиньпина в Москву пришёлся весьма вовремя, так как Евросоюз вновь намерен принять болезненные и несправедливые решения по вопросу транспортировки российского газа в Европу.

Речь, разумеется, о Третьем энергопакете, точнее, о том его положении, согласно которому владельцы трубопроводных систем должны предоставлять часть газопроводных мощностей третьим сторонам. Предложение (по крайней мере, в рамках европейского курса на либерализацию рынка) вполне разумное, тем более что предполагаются и исключения – для газопроводов, имеющих статус «трансъевропейских магистралей».

Именно здесь и начинаются разногласия – сухопутная часть «Южного потока», а также продолжения «Северного потока» - газопроводы OPAL и NEL, такой статус получить пока не могут, хотя очевидно, что если кому и предоставлять подобный статус, то именно газопроводам подобного плана. Если новые положения будут применены к «потокам», то «Газпром» и его партнеры должны будут построить фактически удвоенные газотранспортные мощности на территории ЕС – половина для себя, половина – для доступа третьих лиц. Разумеется, выглядит это как полное безумие, и неудивительно, что высшее руководство страны неоднократно выступало с критикой этих положений.

В декабре, во время саммита Россия-ЕС во время дискуссии на тему Третьего энергопакета с Жозе Мануэлем Баррозу, Владимир Путин заявил: «Мой многолетний друг господин Баррозу так эмоционально и долго объяснял свою позицию, потому что чувствует, что он не прав, виноват». А на совсем недавней встрече с Баррозу и Дмитрий Медведев ещё раз подверг критике позицию Еврокомиссии. Но пока Брюссель стоит на своем.

Чем такое выкручивание рук в газовой сфере может закончиться, Европа почувствует уже в ближайшее время, правда пока в смежной области – нефтяной.

Во время визита Си Цзиньпина Москва заключила с Пекином (разумеется, на уровне компаний) соглашения об увеличении поставок энергоносителей. О газе – пока по-прежнему предварительные договоренности. Но вот по нефти запланирован поэтапный рост объема поставок в ближайшие 25 лет на 0,8-31 млн тонн в год. Напомним, что Китай уже сейчас получает 15 млн тонн в год по отводу от нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, а также покупает дополнительные объемы уже в виде танкерных поставок с побережья (всего на побережье доходит свыше 20 млн тонн нефти в год).

При этом отметим, что с дополнительными соглашениями «восточные» объемы уже выглядят вполне сопоставимыми с «западными»: весь российский экспорт сырой нефти в прошлом году составил 240 млн тонн. Если же просуммировать текущий экспорт в на восток (21 + 15) с запланированным ростом поставок (31) – мы получим свыше 62 млн тонн!

И тут самое важное то, что российская добыча нефти вышла на плато и в обозримом будущем расти не будет. Понемногу увеличивается и внутренний спрос. А это значит, что суммарные экспортные объемы будут фиксированы. И если на восточном направлении будет рост поставок, это автоматически означает снижение экспорта в западном направлении.

С формальной точки зрения эти рынки разделены. Нефть с месторождений Восточной Сибири идет в Китай, с Западной Сибири – в Европу. На деле же рост восточной добычи не поспевает за темпами увеличения экспорта. В этом случае дополнительные объемы могут быть переброшены с западносибирских месторождений. Именно для этих целей в 2011 году была построена «перемычка» Пурпе-Самотлор, соединившая нефтепроводную сеть России в единую систему. Теперь, «Транснефть» может перекидывать объемы нефти с западного на восточное направление, и наоборот, в зависимости от обстоятельств. Но пока, как мы видим, обстоятельства складываются так, что развиваться будет восточное направление. Добавим к этому, что и сама западносибирская добыча падает – этот фактор тоже снижает объемы экспорта в западном направлении.

Есть у подобных решений и издержки. В частности, переброска на восток дополнительных «западных» объемов нефти повышает и транспортные расходы. Однако других способов достучаться до ЕС похоже нет.

И последнее. Было бы неправильно всё сводить к экономической проблематике, борьбе за рынки и оптимальным предложениям со стороны покупателей. Геополитика трубопроводов – это не просто громкие фразы. Купля-продажа нефти и газа должна выступать в первую очередь как дополнительная экономическая связка общих геополитических интересов. И тут нельзя не отметить, что в некоторых принципиальных вопросах (например, Сирия), где с Китаем у России полное единодушие, Евросоюз давно перешел красную линию, когда позиции и действия ЕС в перспективе могут самым пагубным образом отразится непосредственно на нашей стране. Хочется надеяться, что визит Си Цзиньпина и подписанные соглашения отрезвляюще подействуют на Европу и в этом контексте.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии