- 15 декабря, 2018 -
на линии

В Германии требуют снять главу МВД за нелюбовь к беженцам

По сообщению агентств, в городе Гамбурге порядка 14 тысяч человек вышли на демонстрацию против расизма. Они требовали а) отказаться от депортации мигрантов из Германии и б) отправить в отставку министра внутренних дел ФРГ Хорста Зеехофера - заявившего, что "сам бы вышел на улицы в Хемнице, если бы не занимал свой пост".

В двух словах для тех, кто не следит:

1) Хорст Зеехофер - председатель Христианского Социального Союза, заменяющего ХДС в Баварии, многолетний начальник Баварии и главный противник мигрантской политики Меркель внутри "команды Меркель".

2) Хемниц - город в Саксонии, где беженцы из Ирака и Сирии, ранее попадавшиеся полиции на правонарушениях, зарезали немца кубинского происхождения и нанесли ножевые ранения двоим немцам российского происхождения. 

После этого жители города вышли на улицы с протестами. Их немедленно обвинили в расизме, неонацизме, в "охоте на мигрантов" (пострадавших от охоты так никто и не предъявил) и заклеймили. В Хемниц нагнали десятки тысяч антифашистов, собравшихся на антифашистский рок-концерт про любовь и цветы, а по крупным городам Германии уже месяц гоняют антиксенофобские манифестации.

3) Усомнившийся в реальности "охоты на беженцев" и глубоко нацистской сущности жителей Хемница глава Службы защиты Конституции Х.-Г. Маасен был снят с должности.

Сейчас вот тучи над Зеехофером.

...Почему это для нас интересно. Хемниц стал во многом немецким римейком отечественной Манежки - вплоть до того, что погибший карибо-немец был фанатом местного футбольного клуба. Но выводы два разных государства сделали разные. Несмотря на то, что среди протестовавших в Хемнице действительно имелось некоторое количество ультраправых (впрочем, "ультра" в Германии настолько пронизаны осведомителями спецслужб, что в данном случае можно допустить и целенаправленную дискредитацию протеста) - объявление всех манифестантов "нацистами" было очевидно несправедливо. С учётом "иностранного бэкграунда" самих жертв нападения - налицо конфликт не межэтнический, а "межкультурный". То есть с одной стороны - "немцы", принявшие местный извод цивилизации, а с другой - "беженцы", его решительно игнорирующие. 

Однако германское государство (подстёгиваемое высоколиберальным активом) однозначно заняло сторону последних и начало расчеловечивать собственно "немцев".

Почему?

Сейчас многие недоумевают, зачем в далёком 2015-м канцлер Меркель вообще решила впустить в страну миллион глубоко посторонних людей, тут же превратившихся в проблему. Если отбросить нездоровую конспирологию, то наиболее здравыми представляются следующие аргументы.

Во-первых - на момент решения о допуске беженцев в Германию мигрантская волна, прибывающая через Эгейское море, концентрировалась в Греции - которая находилась на дне своего кризиса и полуторамиллионное бремя нахлебников потянуть не могла никак. Германия к тому моменту вложила уже немало миллиардов евро в вытаскивание Греции из ямы - и чтобы не допустить дефолта этой страны, была вынуждена "разгрузить" её.

Во-вторых - в самой Германии подавляющее большинство граждан (в том числе избиратели оппозиционных левых партий), порядка 70%, были настроены к беженцам с сочувствием и полностью разделяли лозунг "Мы можем это сделать", ставший слоганом мигрантской кампании канцлера. 

В свете этих аргументов то, что сейчас представляется чудовищной ошибкой или даже злонамеренным вредительством - казалось вполне разумным политическим ходом. 

И эта история, кстати, выглядит хорошей иллюстрацией к вообще множеству социальных и политических катастроф. Сегодня мы справляем 80-летие Мюнхенского сговора, на котором Великобритания и Франция бросили Чехословакию в пасть канцлеру Германии А. Гитлеру - хотя и сама Чехословакия вполне могла за себя постоять, и СССР был готов прийти на помощь, и с Францией у Праги был вроде как заключён договор о поддержке в случае агрессии.

Но на тот момент война с хищником (да ещё и в союзе с богомерзкими большевиками) выглядела плохим решением, а мир - пусть ценой предательства союзника - хорошим.

Принятое восемьдесят лет назад решение оказалось глубоко ошибочным - но его поддержали общества Франции и Британии. Так же, как общество Германии три года назад поддержало политику собственной канцлерин (которую последняя сейчас вынуждена продолжать, несмотря ни на что, и только по возможности купировать).

Это лишний раз напоминает нам о том, что глас народа - далеко не всегда глас Божий. И что государственная политика далеко не всегда должна следовать за опросами.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии