- 23 мая, 2019 -
на линии

Три довода против оружия

Уважаемые читатели! Как вы знаете, вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин представил доклад о необходимости легализовать в России для гражданских лиц ношение короткоствольного оружия. По словам Александра Порфирьевича, легализация такого оружия станет наиболее эффективным средством самообороны в условиях, когда «государство не способно обеспечить безопасность жизни, здоровья и сохранность собственности граждан».

В чём плюсы инициативы Александра Порфирьевича – внятно и доходчиво разъясняет Анатолий Александрович Вассерман. Я же, с вашего позволения, расскажу, в чём минусы.

Я буду краток и умещусь в три пункта.

Пункт первый. Это не снизит уровень насилия сколько-нибудь заметно.

Г-н Торшин определяет круг покупателей легального оружия в «10 миллионов человек с доходом выше 25 тыс. в месяц». То есть это меньшинство, меньше 10% взрослого населения – к имеющимся у него статусным привилегиям вроде фордфокуса и отдыха за границей добавит ещё и пистики.

Уменьшит это уровень насилия в целом? Вообще-то миддл-класс в России реже большинства становится жертвами насильственных преступлений и слабо влияет на их статистику.  Поэтому никакого «снижения преступности» от легализации для стволов для данного класса - не будет. Это в США в течение всего XX столетия был создан, во многом благодаря денежной накачке, институт т.н. среднего класса, охватывавший в лучшие годы большую часть населения. Поэтому (даже если принять на веру хитрые выкладки сторонников легализации оружия и приписать все успехи в борьбе с преступностью не полиции, не экономическому росту, не снижению агрессии благодаря медикаментам и играм-паллиативам, не прогрессу криминологии, не камерам слежения, а именно короткостволам) самозащита миддл-класса как-то влияла на уровень криминала в обществе.   

У нас, как я уже сказал, легальное оружие себе сможет позволить незначительное меньшинство, поэтому успехов в борьбе с уголовщиной не будет. В лучшем случае – если вооружится всё меньшинство поголовно, включая женщин – оно перенаправят таким образом часть уголовников на более беззащитные объекты. Если кто-то думает, что «пять старушек рубль» - это шутка, то сообщаю: нет. Когда я работал криминальным журналистом в г. Риге, там было несколько случаев серийного забоя старушек. Одна молодёжная банда атаковала их в подъездах, стукая сзади по голове. А один паренёк – передушил кухонными полотенцами больше сорока пенсионерок, заходя к ним под видом газовщика.

Пункт второй.  Платить будем трупами.

В первую очередь – трупами самих владельцев оружия и их близких. Американский левак Майкл Мур в своей левацкой книге «Глупые белые мужики» приводит, между прочим, статистический факт: «Из всех случаев, в которых преступники заставали дома хозяев и в которых использовалось ружье, только в двух процентах ружье стреляло в злоумышленников. В остальных девяноста восьми процентах горожане случайно убивали кого-нибудь из близких или преступники сами хватали оружие и приканчивали хозяев». Фраза довольно запутанная, но факт есть факт: если нападение всё же произошло - оружие обороняющегося помогает в незначительном меньшинстве случаев. К этому я добавлю все случаи, когда владельцы оружия случайно сносят череп себе, своим жёнам – или уезжают куда-нибудь, а к пистикам пробираются дети. Это тоже тысячи случаев ежегодно. В США при этом - «давняя оружейная культура».

А ещё миддл-класс будет исправно снабжать криминалитет краденым оружием. В США, где на руках у населения около 200 миллионов стволов, ежегодно похищается около 500 тысяч единиц огнестрельного оружия. Если механически перевести это соотношение на предполагаемые Торшиным цифры – то ежегодно российский миддл-класс будет поставлять бандитам 25 тыс. стволов минимум. Минимум – потому что у американцев хранится больше чем по одному стволу на владельца, и у нас стволов будет, видимо, не 10 миллионов, а побольше.

Я не хочу сказать, что нелегального оружия преступнику сегодня не купить. Я просто обращаю внимание на тот факт, что купить его станет легче. 

Каково будет итоговое сальдо от введения вооружённой гражданской самообороны у нас - судить не берусь. Кто берётся - пусть представит доводы.

И пункт третий. Он же главный.

Александр Порфирьевич совершенно верно отметил, что вся эта затея с легализацией очень здорово подходит для ситуации, когда «государство не способно обеспечить безопасность жизни, здоровья и сохранность собственности граждан».

Почему, кстати, уважаемые короткостволисты думают, что то самое некачественное государство, которое неспособно защитить их от бандитов – при этом сумеет неподкупно выявить и поставить на учёт всех наркоманов, ненормальных и изолировать от приобретения оружия прочие ненадёжные элементы, желающие поразмахивать стволами – неизвестно. Почему оно, некачественное, сумеет в лице неподкупного следствия отличать оборонявшегося от нападавшего – тоже неизвестно.

Но дело в другом. Мы-то хотим, чтобы государство было способно обеспечить эту самую безопасность – и жизни, и здоровья, и собственности. И чтобы государство было вообще – способно. Чтобы оно методично уменьшало количество нелегальных стволов, а не раздавало легальные с со словами «вдруг сумеете защититься».

В нашей истории было два периода, когда государство никого не могло защитить, а значительное число гражданских лиц имело на руках стволы. Первый период известен как Гражданская война. Второй – в сто раз более травоядный – как бандитские девяностые.

В сущности, это всё.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии