- 18 ноября, 2018 -
на линии
Новый кризис

Тем временем в Пакистане: перекрывают кислород всем западным НКО

Начнем с факта. Этой осенью в Пакистане сделали то, что Россия не решается сделать уже несколько лет, - предложили прекратить свою деятельность в течение трех месяцев всем «иностранным агентам», то есть финансируемым из-за рубежа НГО, занимающимся минимально подозрительной политической деятельностью. Решение было принято на основе законодательства, запрещающего «отмывку денег» и финансирование терроризма (Anti-Money Laundering and Countering Financing of Terrorism Regulations – AML-CFT).

Блеяние со стороны возмущенной американской общественности продолжалось несколько дней. Потом представителям американской стороны напомнили, что в результате начатой США в 2001 году операции против «исламистских экстремистов» в Афганистане погибли не только около 200 тысяч афганцев, но и до 80 тысяч пакистанских граждан. После многих лет использования дронов для «дистанционных убийств» на территории суверенного государства возмущаться закрытием неких подозрительных организаций просто неприлично. Блеяние американской общественности быстро пошло на убыль.

Конечно, среди тысяч погибших пакистанцев было множество преступников. Это и единомышленники афганских талибов*, переходившие слабо контролируемую границу между Афганистаном и Пакистаном, это и соратники бен Ладена, убитые во время нападения американского спецназа на резиденцию террориста номер один в пакистанском Абботабаде. Тем не менее были убиты и тысячи ни в чем не повинных пакистанских граждан, и в Исламабаде об этом американцам периодически напоминают.

Второй причиной для затухания американского возмущения по поводу закрытия подозрительных НГО (негосударственных организаций) стал тот факт, что в соперничающей с Пакистаном Индии меры по ограничению деятельности нежелательных НГО были приняты много раньше – еще в 2015-м и в 2016-м годах. А Индия сегодня является одной из самых близких к США стран, индийские флот и авиация провели несколько совместных с американцами маневров в Южно-Китайском море – маневров, явно нацеленных против Китая, почитаемого и Вашингтоном, и Нью-Дели стратегическим соперником. Так вот, в Индии 30 подозрительных НГО просто запретили на основе Акта о финансовом регулировании иностранных пожертвований (Foreign Contributions Regulation Act – FCRA). Поскольку в США тогда президент Обама как раз налаживал «привилегированное» партнерство с индийским премьером Нарендрой Моди, особого возмущения американские правозащитники выражать не стали. Так что и Пакистан им нынче оказалось ругать не с руки.

Какие выводы может сделать из этой истории Россия? Начнем с истории. О том, что с иностранными негосударственными организациями (НГО), стоит их пустить к себе в страну, хлопот не оберешься, советским людям говорили мало, но все-таки говорили.

Еще в начале 1980-х в Политиздате и в издательстве АПН выходили книги латиноамериканиста Карэна Хачатурова, известного журналиста 1927-го года рождения, приметившего в этих своих писаниях интересное явление: в тех странах Латинской Америки, где пускали корни НГО с финансированием от Фонда Макартуров, Peace Corps или USAID, непременно происходило массовое проникновение проамериканских политиков во власть. Даже если иностранные НГО занимались вроде бы невинными делами: помогали контролировать рождаемость (любимое занятие заокеанских доброхотов) или занимались «профтехобразованием» местных начинающих политиков – почему-то они всегда готовились и оказывались готовы к политическому катаклизму. Почему-то всегда в этой стране после появления иностранных благотворителей происходил или военный переворот с учившимися в США офицерами во главе, или мирная передача власти через выборы местному красавчику-популисту с «правильным» западным образованием, тотчас объявлявшему в стране приватизацию с участием иностранного капитала.

Но вот пришел конец восьмидесятых – и о книгах Карэна Хачатурова с содержавшимися в них репортажах-предупреждениях в России предпочли не вспоминать. Россия повторила ошибку чилийцев и парагвайцев: жадность взяла верх над осторожностью, и иностранные НГО рассматривались как еще один канал для вожделенных инвестиций из-за рубежа. К тому же деньги, казалось, можно было очень просто и без усилий получить от чудаковатых иностранных дядек, вроде как серьезно готовых отдать последнюю копейку за благоденствие, скажем, сексуальных меньшинств в жестокой мачистской Колумбии.

Осознание того, что не только бесплатный сыр, но и бесплатные презервативы (пресловутый контроль рождаемости) бывают только в мышеловке, к «латиносам» пришло уже в восьмидесятые. В России на это осознание понадобилось больше времени: закон об НГО - иностранных агентах был внесен в Госдуму только в 2012 году и в течение нескольких месяцев проголосован депутатами и утвержден президентом. Тогда возмущение иностранных СМИ было велико, но сегодня на фоне всеобщей охоты в США и ЕС не то что за российскими организациями, а даже за российскими группами в «Фейсбук» это возмущение выглядит верхом лицемерия.

Хоть и позже, чем в России, но в последние годы осознание связанных с иностранными НГО рисков пришло почти одновременно в азиатские Индию и Пакистан. Если в Индии иностранные НГО просто запрещают , то в Пакистане их отправляют на перерегистрацию. Аналитический сайт Eurasia Future отмечает, что, отказав в продлении статуса целому ряду обласканных Западом НГО, Пакистан «как будто взял страничку из уже использованной в России инструкции».

А ведь казалось, что эти организации навсегда укоренятся на территории бывшей империи Великих Моголов. У американского трюка с НГО есть одна общая черта с наперстничеством: каждая новая жертва «развода» считает, что именно ей-то и удастся проследить за катающимся шариком. Но накопившая многолетний опыт система западных НГО сбоя не дает, и даже минус от закрытия очередного «центра помощи меньшинствам» или «школы молодых лидеров» она превращает в жирный плюс. Заключается он в том, что СМИ Евросоюза и США тотчас берут интервью у якобы обескураженных уволенных НГО-шников, сообщающих о страшных последствиях их закрытия для гомосексуалистов или молодых лидеров.

Вот так постепенно – с Запада на Восток – распространяется понимание исходящих от западных НГО опасностей. Кстати, в Пакистане контролем над иностранными НГО занимается не корректный Минюст, как в России, а Министерство внутренних дел, то есть полицейское ведомство. И акты, ограничивающие политическую деятельность иностранных НГО, звучат там куда строже нашего закона об иностранных агентах. (Полное название российского закона звучит вообще более чем мирно: закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента".)

Так, например, в том же Пакистане фонд Save the Children («Спасите детей») заработал себе большие проблемы из-за того факта, что нанятый ЦРУ врач (его шпионскую деятельность США не отрицают) действовал в Пакистане от лица именно этой организации. Что тут добавить? И у Пакистана нам есть чему поучиться.


* террористическая организация, запрещенная в РФ.  



Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии