- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Спиной к санкциям

То, что России нужно «разворачиваться» на восток, было понятно давно. Ведь центр экономической активности, а вместе с ним и дополнительный спрос на энергоресурсы смещаются из стран обобщенного «запада» в Азиатско-Тихоокеанский регион. Конечно, многое в этом направлении и делалось, и делается. В частности, строительство нефтепровода ВСТО (Восточная Сибирь — Тихий океан) уже сейчас позволяет продавать заметную долю экспортируемой нефти на азиатские рынки. Одновременно смогут развиваться и собственные производства на Дальнем Востоке. Так, отвод от ВСТО обеспечит сырьем будущий нефтехимический комплекс в Приморском крае, который планирует построить «Роснефть». А запуск новых проектов по добыче нефти и газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке станет хорошей базой для всестороннего развития региона.

И если в случае газового экспорта его азиатская составляющая станет лишь дополнением к европейским поставкам, которые не пострадают, то наращивание восточного вектора при поставках нефти приведет к снятию части объемов с европейского рынка. И это уже заставляет нервничать покупателей из стран ЕС.

Последние события лишь подтвердили актуальность и своевременность «восточного разворота». То ли по удачному совпадению, то ли так и было задумано, но как раз в канун суровых угроз, но «скромных» санкций со стороны западных стран глава «Роснефти» Игорь Сечин провел масштабное турне по азиатским государствам, заехав в Японию, Индию, Вьетнам и Монголию, а также в Южную Корею.

Традиционно и справедливо считается, что основной партнер России на Востоке — Китай. В полной мере понимает свою особую роль и сам Пекин, поэтому КНР часто бывает сложным переговорщиком. К примеру, уже достаточно давно России не удается договориться с Китаем о цене поставок трубопроводного газа. Одновременно Пекин демонстрирует возможность альтернативных закупок, уже сейчас приобретая газ в центральноазиатских республиках. Поэтому, в полной мере осознавая важность КНР как основного партнера в регионе, Россия тем не менее готовит многовекторную схему сотрудничества в Азии.

Видимо, созданию подобной матрицы и была посвящена поездка Игоря Сечина. Важную роль сыграл визит в Японию. Выступая на VI Российско-японском инвестиционном форуме, глава «Роснефти» сделал партнерам «интегральное предложение», пригласив их обсудить возможность совместных инвестиций по всей технологической цепочке — от добычи до транспортировки и переработки энергоносителей, упомянув и колоссальные запасы континентального шельфа нашей страны.

Таким образом, речь идет не о простой покупке углеводородного сырья, а о создании совместных предприятий, в том числе по добыче топлива. Подобный подход стал особенно актуален сейчас, когда в разработку вовлекаются все более сложные запасы. Это позволяет объединить финансовый и технологический потенциал сторон. Кроме того, для импортера топлива появляются дополнительные возможности снизить ценовые риски — ведь часть затрат на покупку нефти или газа вернется ему в качестве прибыли в совместном предприятии. Стоит напомнить, что японская компания SODECO уже сотрудничает с «Роснефтью» в рамках добычи нефти по проекту «Сахалин-1», где у SODECO 30%. Еще 30% принадлежат ExxonMobil, по 20% у индийской ONGC и самой «Роснефти». В данном случае добыча ведется на условиях соглашения о разделе продукции.

Кроме того, Япония закупает большую часть сжиженного природного газа (СПГ) с пока что единственного российского завода по производству СПГ (входит в группу «Газпром»). У «Роснефти» же в планах строительство своего завода «Дальневосточный СПГ», мощность которого на первом этапе составит около 5 млн тонн в год, как раз на базе газовых запасов «Сахалина-1». Небольшое транспортное плечо делает российские поставки нефти и СПГ в Японию весьма привлекательными для обеих сторон. Предварительные договоренности о поставках СПГ с будущего завода «Роснефти» были заключены еще год назад на Петербургском экономическом форуме с компаниями SODECO и Marubeni. Не исключено, что эти компании станут акционерами проекта. Игорь Сечин встретился и с руководством других японских корпораций, в том числе Tokyo Gas, Mitsui, Japex, JX Nippon.

Российско-японское сотрудничество не только позволит уравновесить китайский вектор, но и станет источником мощного промышленного потенциала, и это очень актуально для нас, учитывая, что западные партнеры по разработке сложных нефтегазовых запасов могут снизить свою активность на российском рынке под давлением правительств своих стран. Кстати, важную роль Японии здесь в полной мере осознают Соединенные Штаты, которые стараются полностью «замкнуть» страну на себя. (Согласно предварительно заключенным контрактам, значительная часть будущих поставок американского СПГ направлена именно на японский рынок. Правда, состоится ли вообще масштабный экспорт газа из США — большой вопрос.)

Не менее, а возможно, и более актуально сотрудничество России с Республикой Корея. Она уже закупает российскую нефть и российский СПГ, но заинтересована в новых поставках газа (в том числе трубопроводных) и в увеличении импорта нефти. Для России особенно важен высокий технологический уровень Южной Кореи в судостроении, ведь сейчас на базе дальневосточного завода «Звезда» создается судостроительный комплекс, на котором будут производиться суда и платформы для добычи и транспортировки нефти и газа. Акционерами новой «Звезды» станут в том числе «Роснефть» и Газпромбанк, а одним из ключевых иностранных партнеров — южнокорейская компания Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering, которая и будет строить первые газовозы для новых российских СПГ-производств. В Корее глава «Роснефти» провел переговоры с руководством Hyundai Heavy Industries, одним из мировых лидеров тяжелого машиностроения. Эта компания уже готовит для поставки «Роснефти» три реакторных комплекса гидроочистки, возможно и дальнейшее расширение сотрудничества.

Завершилось турне визитом в Индию, которая является второй после Китая динамично развивающейся экономикой региона. Здесь глава «Роснефти» провел встречи с руководством компаний Indian Oil, ONGC, Reliance Industries, а также с заместителем министра нефти и газа Саурабхом Чандрой. Обсуждались возможности дополнительных поставок нефти и СПГ с будущего завода компании, а также его участие в шельфовых российских проектах.

Китай, Вьетнам, Индия, Монголия, Япония и Южная Корея — внушительная география сотрудничества «Роснефти» с ключевыми странами региона, сотрудничества, которое, как представляется, только начинает развиваться.

Источник

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии