- 19 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Следите за «реверсами». Зачем Киев создает новую схему газовых поставок

Покупка газа Украиной по схеме так называемого «газового реверса» вновь в центре внимания. Этому способствовали сразу два события. Во-первых, на днях подобную схему запустили и на украинско-венгерской границе. Во-вторых, украинский реверс подвергся критике Алексея Миллера в интервью одному из центральных телеканалов. Учитывая, что в ближайшее время Украина планирует увеличить число таких «реверсных» маршрутов, предлагаем разобраться в вопросе поподробней.

Пока «реверсная схема» везде примерно одинакова. Как только российский газ пересекает западные границы Украины, газоизмерительные системы фиксируют транспортировку российского газа в ту или иную приграничную страну Восточной Европы. После этого, невдалеке от границы, но уже на территории данной страны (в настоящее время – Польши или Венгрии), часть газа «разворачивается» и с помощью специального небольшого трубопровода возвращается в украинскую ГТС, где используется для внутренних потребностей Украины. С формальной точки зрения схема не является противозаконной, за исключением единственного момента.

Условия российско-украинского газового контракта предполагают значительные объемы обязательных закупок («бери или плати»). Украина и так не выбирает эти объемы из-за снизившегося потребления. А покупая газ по реверсивным схемам у европейских компаний, Киев еще больше снижает объём закупок российского газа. Причем штрафы за невыборку («Газпром» уже подал соответствующие иски) Украина платить не намерена. Определенный парадокс заключается и в том, что европейские потребители перепродают Украине часть российского газа с украинского же направления, именно для того, чтобы выполнить условия контрактов с Россией по обязательным закупкам и не платить штрафы.

Первый «реверс» был организован осенью прошлого года на украинско-польской границе, а «перепродавцом» газа стала компания RWE. Ежемесячно по реверсной схеме поступает до 60 млн кубометров газа. В пересчете на годовые значения – около 600 млн кубометров. Но с 1 апреля «Укртрансгаз» анонсировал увеличение поставок из Польши до 5 млн кубометров в день – почти 2 млрд кубометров в год.

Второй «реверс» появился в конце марта на украинско-венгерской границе. Пока анонсируемая мощность – 3 млн кубометров в день, которая к июню может вырасти до 15 млн в день, что эквивалентно почти 5 млрд кубометров в год.

Итого, суммарные мощности «реверсов» в этом году могут достигнуть 7 млрд кубометров. Впрочем, тут нужно различать возможности по транспортировке и наличие «лишнего» газа у европейских компаний. Скорей всего, реальные реверсные поставки по итогам года окажутся гораздо меньше заявленных мощностей. Но и на этом Киев не планирует останавливаться.

Подобную схему Украина планирует запустить и на границе со Словакией, аналогичные переговоры идут и с Румынией.

Ценовой выигрыш реверсных поставок невелик. По различным оценкам – это 5-20 долларов за тысячу кубометров. Но самое главное не в этом – после строительства «Южного потока» и прекращении российских газовых поставок через Украину, для реверсной схемы в нынешнем виде просто не будет газа.

Зачем же Украина столь активно пробивает различные реверсные схемы? Можно, конечно, предположить, что, как и в случае украинского СПГ-терминала - это элемент давления на «Газпром». Но дело не только в этом. Киев хочет стать полноправным участником европейского газового рынка. Быть может не столько ради дешевого газа (сильно дешевым он вряд ли будет), сколько ради вожделенной европейской интеграции.

Ведь когда Россия вообще перестанет транспортировать газ через Украину, весь соответствующий трубопровод на территории той же Венгрии (или в перспективе Словакии) может быть развернут в обратном направлении. Пока же Киеву важно технически отработать новые схемы газовых закупок, с помощью реверсных поставок научить украинские компании работать на европейском газовом рынке.

Разумеется, украинские трубопроводы (в случае строительства «Южного потока») интереса ни для России, ни для ЕС уже представлять не будут. Но главный актив Киева – подземные хранилища газа (ПХГ) мощностью около 31 млрд кубометров. Растущая зависимость ЕС от импорта актуализирует роль ПХГ в стабильности газовых поставок при том, что собственно европейские объемы хранилищ относительно невелики.

Думается, что украинские политики, представляют себе примерно такую схему: закупка газа на спотовом европейском рынке (летом), когда газ традиционно дешевле, закачка его в хранилища, и последующее использование зимой - как для собственных нужд, так и для европейских потребитлей.

Конечно, тут появляются вопросы. Будет ли экономически оправданной такая комбинации для европейских (особенно западноевропейских) стран, учитывая транспортные расходы на транспортировку газа до украинских хранилищ и обратно? Во многом это будет зависеть от разницы между «зимними» и «летними» спотовыми ценами.

Для России эти коллизии интересны в контексте переговоров о создании консорциума по управлению украинской ГТС. Российско-украинские переговоры о совместном использовании ГТС идут уже давно, хотя ничего конкретного мы так пока не узнаем. Если «Южный поток» будет построен, то в чем российский интерес при использовании украинской ГТС? В тех самых хранилищах? Или же речь идет о том, что в случае создание консорциума по управлению украинской ГТС, строительство «Южного потока» может быть отложено? Или уменьшено число его ниток? Пока ответов на эти вопросы нет. Но в любом случае действия украинского руководства по созданию реверсных потоков газа на Украину (и главное - в перспективе – интеграция украинской ГТС с европейской) могут тем или иным способом повлиять на будущую конфигурацию российских поставок в Европу. Уже это – повод следить за развитием сюжета.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии