- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Сланцевая газодобыча теряет поддержку. Почему и надолго ли

На страницах «Однако» мы неоднократно уже обсуждали и успехи, и проблемы американской сланцевой добычи. Правда, для некоторого упрощения происходящих процессов за рамками нашего рассмотрения обычно оставался один фактор: попутная добыча газоконденсата, то есть выходящих в газовом потоке более тяжелых углеводородов – этана, пропана, бутана и пентана. В то же время, продажа этого, казалось бы, побочного, сырья значительно повышает рентабельность сланцевой добычи. Об этом факторе упоминал даже Владимир Путин на заседании комиссии по ТЭК осенью прошлого года:

«Отмечу и то, что всё больше государств внедряют новые технологии добычи и переработки газа. К примеру, в США, вы хорошо знаете, это позволяет рентабельно добывать сланцевый газ. Есть там, правда, и проблемы, причём огромные проблемы, связанные с экологией, но тем не менее добыча происходит. За счёт продажи попутно извлекаемых компонентов даже при низких внутренних ценах в США это становится выгодно».

Президент действительно четко сформулировал, почему, сланцевая добыча в США несмотря на всю ее проблематичность и плохую внутреннюю ценовую конъюнктуру, остаётся на плаву. Дело в том, что цены на «попутно извлекаемые компоненты», то есть на тот самый газоконденсат, следуют не за газовыми, а за нефтяными котировками. А так как цены на нефть высоки, продажа попутного конденсата помогает и газовой добычи.

Как это работает? В настоящее время себестоимость добычи тысячи кубометров газа в США составляет в среднем 200 долларов. В то время биржевые котировки на природный газ находятся на уровне в лучшем случае 130 долларов за тысячу кубометров. Допустим, у нас есть два месторождения с одинаковой себестоимостью добычи (пусть, 200 долларов за тысячу кубометров). Но в одном из них газ «сухой» (то есть, содержащий преимущественно природный газ, метан), а в другом - «жирный» газ, содержащий значительную часть газоконденсата. В результате, производитель с первой скважиной будет терпеть убытки. Что касается второй скважины, то его прибыли или убытки будут зависеть от количества конденсата, содержащегося в этом жирном газе. Если его доля высока, то из каждой тысячи кубометров газа можно получить до 150 литров газоконденсата. При цене конденсата в 0,5 доллара за литр это еще дополнительные 75 долларов выручки. (Цена конденсата, конечно, зависит от состава. Подробней о составе, ценах и использовании конденсата можно прочитать в бумажном «Однако»). Поэтому оставшийся газ можно продать даже за 130 долларов за тысячу кубометров и все равно получить прибыль.

Почему же, если все выглядит так прекрасно, добыча сланцевого газа во многих случаях сопряжена с убытками?

Во-первых, к сожалению, для добывающих компаний, далеко не весь сланцевый газ в США «жирный», на многих месторождениях газ «сухой». Кстати, одна из проблем компании Chesapeake в том, что в ее портфеле находится достаточно много «сухого» газа. Напомним, эта компания последнее время массово распродает свои активы, чтобы снизить долговую нагрузку, составлявшую на ноябрь 16 млрд долларов. При этом, Chesapeake один из пионеров, и в известном смысле, символов американской сланцевой индустрии, поэтому проблемы компании часто распространяют на всю американскую сланцевую добычу. В то же время, считать, что проблемы Chesapeake идентичны положению дел во всей сланцевой добычи - было бы неверно, ведь у компаний с большей долей конденсата в газовой добыче дела идут уже значительно лучше. В настоящее время Chesapeake практически свернула бурения на «сухой» сланцевый газ, переключившись на месторождения с «жирным» газом.

Во-вторых, именно фактор газоконденсата, на протяжении последних лет сильно помогавший экономике сланцевой добычи, становится все менее и менее значимым. Почему? Дело в том, что, аналогично, природному газу, предложение компонентов конденсата на американском рынке стало превышать спрос. Это отразилось и на ценах.

К примеру, цены на этан находятся на уровне 11-летних минимумов – 23 цента за галлон (1 галлон = 3,78 литра). Это на 90% дешевле, чем год назад. Стоимость пропана – 87 центов, что на 62% ниже уровня прошлого года. В свою очередь, низкие цены на газоконденсат снижают и рентабельность сланцевой добычи, при таких ценах и у добытчиков «жирного» газа могут начаться сложности.

Итак, зафиксируем, что этот ключевой фактор стал играть заметно меньшую роль в экономике добычи. А значит, цены на природный газ в США должны начать активней приближаться к уровню средней себестоимости добычи «сухого» газа, которую можно оценить в 200-250 долл. за тысячу кубометров. Напомним, что в настоящее время цены на природный газ находятся на уровне 3,5 доллара за млн БТЕ (около 130 долларов за тысячу кубометров).

В то же время, на мировом рынке компоненты конденсата востребованы. По всей видимости, текущие ценовые американские минимумы на конденсат обусловлены в первую очередь отсутствием необходимой транспортной и экспортной инфраструктуры. И если подобная инфраструктура будет построена, то цены выправятся, а поддержка сланцевой добычи вновь увеличится. Это может несколько скорректировать текущие ценовые прогнозы. В любом случае, это вопрос достаточно отдаленной перспективы. Не исключено, что к тому времени у сланцевой добычи - и «сухой», и «жирной» - могут появиться и новые проблемы.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии