- 17 декабря, 2018 -
на линии
Войны

​Русские самолёты в Иране: что будет дальше

Как сообщается, российская авиация нанесла очередной удар по террористам в Сирии. Необычным здесь является тот факт, что российские самолёты впервые вылетели на задание с иранского военного аэродрома Хамадан.

Ровно 70 лет назад советские войска покинули Иран, пробыв здесь с 1941 по 1946 год вместе с английскими частями. Тогда их задачей было обеспечение поставок в СССР по ленд-лизу и противодействие немецкому влиянию в регионе, теперь задачи совсем другие.

Первоочередная задача совершенно понятна - обеспечение непрерывных и эффективных ударов по террористам в Сирии. Стоит обратить внимание, что в сегодняшних ударах приняли участие не только дальние Ту-22М3, которые вполне могли бы нанести – и уже наносили – такие удары непосредственно с территории России, но и фронтовые Су-34, для таких дальних полётов не предназначенные в принципе. Вылет же из Хамадана сокращает необходимый путь и подлётное время в три раза, а это не только даёт возможность использовать фронтовую авиацию, но и повышает возможную бомбовую нагрузку (вместо части топлива можно взять дополнительное вооружение), скорость реагирования на запросы наземных сил и вообще гибкость применения авиации.

Российская авиабаза в сирийском Хмеймиме, представляющая собой бывший гражданский аэропорт, с самого начала работала на пределе своих возможностей и дублёр для неё уже давно был необходим. Найти такого дублёра на территории Сирии не представляется возможным – практически все другие подходящие военные или гражданские аэродромы находятся в опасной близости к зоне боевых действий. Теперь такой дублёр нашёлся на территории Ирана.

Впервые за 70 лет Иран допустил базирование иностранных войск на своей территории. И не просто иностранных войск, а войск, активно ведущих боевые действия в регионе. Допустил добровольно и сознательно – в 1941 мнением правительства Ирана особенно никто не интересовался. И это означает не просто совпадение интересов.

Это означает, что Иран не боится России, а Россия не опасается Ирана. Это означает взаимное доверие, понимание и согласие. Это означает, что обе стороны нашли в таком беспрецедентно тесном сотрудничестве настолько большие выгоды, которые смогли перевесить все возможные риски.

Список возможных выгод не исчерпывается только собственно наведением порядка в Сирии или, например, более интенсивным российско-иранским экономическим и военно-техническим сотрудничеством, что само по себе неизбежно. Наличие российской военной базы в Иране ставит и Россию, и Иран в совсем другое положение по отношению ко всем государствам региона.

Например, давно известны отношения между главной шиитской державой, каковой является Иран, и главным суннитским государством, каковым считает себя Саудовская Аравия. Они настолько «тёплые», что периодически переходят в горячие – в виде опосредованной войны друг с другом в Сирии и Йемене, или январского погрома саудовского посольства в Тегеране из-за казни шиитского проповедника, или подавления саудовской армией шиитских выступлений в Бахрейне пятилетней давности. До «совсем горячих» эти отношения пока не доходили – а теперь и не дойдут, пока в Иране будет российская военная база. Стороны будут взаимно вежливы, а России следует готовиться к наплыву выгодных торговых предложений со стороны саудитов и их союзников.

Или, например, всем известна странная привычка русских устанавливать на своих военных базах системы ПВО С-400. Если (когда) такая система появится в Хамадане, под её куполом окажется не только весь северо-запад Ирана, его каспийское побережье и Тегеран, но и Багдад и даже азербайджанская Ленкорань – и это в дополнение к иранским комплексам С-300, поставка которых уже завершена. Так что если раньше в саудовской, израильской или американской прессе периодически появлялись теоретические рассуждения о возможном авиаударе по Ирану, то теперь подобные вопросы переходят из категории теории в категорию фэнтези, поскольку без участия магии сделать это более невозможно.

По счастливому стечению обстоятельств под зонтиком предположительного С-400 в Хамадане оказывается большая часть предположительной трассы будущего транспортного коридора «Север-Юг», который пройдёт из Санкт-Петербурга в Мумбаи через Азербайджан и Иран. Судьба этого коридора обсуждалась на первой в истории трёхсторонней встрече президентов России, Ирана и Азербайджана в Баку, которая – по другому счастливому стечению обстоятельств – состоялась ровно за неделю до первого в истории боевого вылета российской авиации из Хамадана.

Помимо транспортного коридора на этой встрече лидеры трёх стран обсудили другие региональные вопросы, поддержали законность в Турции и подписали декларацию о сотрудничестве, где призвали все страны присоединиться к ним в борьбе с террором. Самое главное – три лидера пообещала друг другу чаще встречаться в таком формате. Таким образом есть все основания утверждать, что образование тройки стало первым изменением в регионе вследствие боевого вылета из Хамадана – пусть и произошло это ещё до самого вылета.

В начале года, помнится, Обама назвал Россию региональной державой. В ответ президент Путин грустно отметил, что президент США в своей речи не пояснил, региональной державой какого именно региона является Россия. Поскольку уточнений от США не последовало, Россия взяла бремя разъяснений на себя. Так, сегодня стало ясно, что Россия помимо прочего ещё и региональная держава в регионе Персидского залива.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии