- 15 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Российско-французское табу

В самый напряжённый момент президентских выборов во Франции, итог которых, согласно всем трезвым прогнозам, предрешён и сомнению не подлежит, перед решительным скачком из пустого в порожнее, мне кажется важным оговорить здесь самую неприятную из всех ведущих эти выборы истину, которую усердно и настырно замалчивают, как западные, так и российские СМИ.

Все упоминающие её комментарии, так тщательно изымаются из текстов и телерепортажей, что волей-неволей возникает тревожный вопрос: почему СМИ откровенно не желают затрагивать реальность, которая, по сути, движет сегодня европейским избирателем, значительно более ощутимо, нежели все экономические проблемы, вместе взятые.

Экономические проблемы, с незначительно варьирующейся степенью сложности, регулярно потряхивают Европу в течение десятилетий, без того, чтобы можно было бы, наконец, употребить терммин "сотрясают" и заговорить о настоящей депрессии, или подлинном отчаянии.

К экономическим проблемам привыкли, экономические проблемы клянут, но переживают, без особых трагедий.

Сегодняшнего французского избирателя безусловно волнуют очередные вариации ожидающих его новых, равно как и урегулирование старых экономических проблем.

Ho yмеренно волнуют. Среднестатистический французский избиратель не начнёт всерьёз беспокоиться о ближайшем и далёком будущем, если в кране у него есть вода, на улице ходит транспорт и отопление в доме работает без особых перебоев.

Гораздо более беспокоит французского избирателя наглядно и ощутимо, прямо на ходу осложняющиеся проблемы личной безопасности, равно как и проникновение в его среднестатистическую жизнь, мягко говоря, не совсем однородной с ним культуры, которая, всё более агрессивным способом заполоняет общественное пространство, без смущения вытесняя с его веками устоявшихся традиций и законных позиций среднестатистического французского избирателя.

Прямо и грубо говоря, по-настоящему первостепенной проблемой сегодняшнего французского избирателя является уже внедрённая и ощутимо растущая, как тесто на дрожжах, исламизация страны, посредством нескончаемой и неконтролируемой миграции, проходящей под неусыпным и несгибаемым контролем мировой политкорректности.

И вот здесь любопытно отметить различия в освещении этого явления ведущими западными и российскими СМИ.

Если политкорректные западные СМИ категорически отрицают и идею, и возможность в реале уже практически узаконенной исламизации, всеми силами пытаясь отвести удар и списать "необоснованные страхи населения" на его недостаточно развитую толерантность, то российские СМИ эту исламизацию подспудно признают, но развивать и исследовать сюжет откровенно не хотят и тот же самый удар отводят на обвинения европейцев во всех несчастьях их бывших колоний и в нынешних бомбардировкax мусульманских стран.

Очень похожую позицию сегодня занимают все наиболее агрессивные либеральные российские СМИ, по отношению к самой России, завиноватить которую и обвинить в несчастьях когда-то ею "закабалённых" не попытался ещё только ленивый. И тем не менее, по отношению к Европе, российские СМИ эту аналогию категорически не просматривают и грешат тем же грубым обобщением, откровенно желая "наказания" европейцам, которых "не жалко".

Здесь весь фокус в том, что между западными СМИ, не признающими планомерно внедряемую исламизацию европейского общества, и российскими, грузящими всю вину за неё на "позорное" прошлое и бессовестное настоящее Европы, существует тот самый среднестатистический европеец, который знает, о чём речь. Что бы ему ни долдонили все источники официальной информации.

Для удобства понимания, позвольте привести в пример хорошо знакомый и ещё не забытый период так называемого брежневского застоя, когда любой среднестатистический гражданин хорошо знал разницу между передовицами тогдашних газет, новостными выпусками телеканалов и окружавшей его действительностью. Любой среднестатистический гражданин мог злобно, или беззлобно подшучивать над этой разницей, но знал он её хорошо и просто жил с ней в мире и согласии, потому что не мог по-другому.

Так вот, среднестатистический европеец, и в частности, француз сегодня живёт точно так же : он тоже знает, и тоже живёт. Насколько возможно без эксцессов: раз пока ещё ничего невозможно категорически резко изменить, зачем же глотки драть и морды бить?

Среднестатистический француз, в отличие от своего социалистического "икорного", как его называют, правительства (питающегося чёрной икрой, на другой планете), хорошо знает, что такое "мультукультурализм", или "многонациональное сосуществование" в действии, в обескураживающей действительности : как, на самом деле, уживаются коренные среднестатистические французы с неустанно прибывающими и заполоняющими их среду обитания людьми "иных культурных и исторических традиций".

Иначе говоря, со всей той категорией « нового населения » Франции, которая открыто проповедует, или негласно поддерживает "радикальный ислам" и ратует или способствует его тотальному распространению и укреплению его позиций на территории страны.

Та самая, обеспеченная и "креативная" российская рать, которая так же вовсю виноватит сегодня Россию во всех грехах, как и её французская копия обвиняет простых французов в расизме-гомофобии-нетолерантности к представителям других культурных традиций и религий" отнюдь не разделяет среду своего непосредcтвенного обитания с теми самыми "представителями", приголубить которых она требует от "народа".

Эти люди не живут в многоэтажках, с "соседями-представителями иных культур", сверху-снизу-по бокам, и понятия не имеют о настоящих радостях подобного со-существования.

А когда и узнаЮт о некоторых безусловно шокирующих деталях, то безоговорчно и не вникая списывают "издержки" на всё ту же удобную "нетолерантность" и всё тот же благополучный "французский расизм", который уже несколько десятилетий позволяет не искать других обьяснений явлениям, заведшим сегодня в трагический тупик всю страну.

Эти люди не ездят в общественном транспорте, тем более, в поздние часы, а все ежедневные сводки происшествий, в коих давно уже запрещено разглашать имена-фамилии нарушителей порядка и более серьёзных агрессоров, с тeм же вальяжным упрёком валят на всё тот же политкорректный ассортимент.

Корреспондент политкорректного канала, делавшая репортаж из жизни полицейских, после нескольких дней с криминальной бригадой, в полном отчаянии найти среди попавшихся мелких и крупных деятелей всех видов правонарушений хоть одного "коренного француза" и доказать миру, что "все мы одинаковы", воскликнула, делая логическое заключение :"Ну понятно, вы же нарочно только этих и хватаете!" Потому что, других для неё не оказалось...

Напомню, что за упоминание официальной статистики преступлений, совершённых выходцами из северо-африканских стран, известный журналист Эрик Земмур лишился сразу нескольких "антенн", сразу нескольких колонок и был атакован в суде сразу несколькими анти-расистскими организациями.

Вот эти люди, вскормленные и выдрессированные политкорректностью, сегодня автоматически составляют и укрепляют всеми возможными средствами её, я бы сказала, « карательный электорат ».

На закономерный вопрос, почему они это делают и неужели не понимают, что и к ним придёт та самая исламизация, если её не остановить в самые ближайшие сроки, ответ двойной, но озднозначный: часть из них, искренне верит, в то, что проповедует, то есть, что вся исламизация - плод больного воображения расистов и гомофобов; часть - безоговорочно уверена, что непосредственно над ними не "закаплет" никогда, поскольку их деловое правительство сумеет удержать все неизбежные при нынешней политике гетто и анклавы в отведённых им границах.

А финансовый "профит", в любом случае, самый надёжный и окончательный стимулятор выбора любой, и даже такой вот политики : все те же самые рукопожатные европейские лидеры политкорректности вовсе не смущаются сознанием того, что заставят работать прибывающее « новое население » Европы за ещё более мелкие копейки, чем они тратили на "старое" население.

Вот между карательным электоратом повально правящей в Европе политкорректности и грубой реальностью практических несовпадений, и существует сегодня среднестатистический француз.

Oн знает, как оно на самом деле, даже если не до конца информирован о степени распространения "проблемы" и предполагаемом размахе её продвижения...

Он на своей скромной шкуре уже почуствовал, что его планомерно и неустанно лишают истории, культуры и чувства элементарно заслуженной гордости за то, что он есть - потомок собственных предков, кто бы они ни были. Он понимает, что взамен, ему предлагают каяться, уступать и возмещать - уже безостановочно и откровенно беспардонно.

Ограничивать его заинтересованность в текущих выборах исключительно экономическими и идеологическими аспектами, полностью игнорируя основную его заботу - сохранить себя, свою историю, культуру, религию, образ жизни - от уже нескрываемого и всеподавляемого наступления "нового населения" - значит сознательно искажать суть происходящего сегодня во Франции.

Вполне обьяснима потребность западных СМИ упорно замалчивать и вообще не произносить сам термин "исламизация", дабы "не разжигать" такую легко воспламеняемую тематику.

Осторожность российской прессы, всячески избегающей раскрытия той же темы, заставляет задуматься. Полагаю, не только меня.

P.S. ув. Редакции

Мы, конечно, во Франции не живём, но имеющийся жизненный опыт заставляет нас добавить к мнению ув. автора одно рассуждение.

Называть происходящее во Франции "исламизацией" можно с тем же успехом, с каким его можно именовать "этнической криминализацией". Речь идёт на практике о растущей доле населения европейской страны, которое, будучи носителем мусульманского культурно-религиозного наследия, является также конгломератом этнических мафиозных групп и одновременно содержит в себе наибольший процент безденежных и необразованных лиц. Собственно религиозный фактор тут может быть более или менее значим. Стоит вспомнить, что в середине девятнадцатого столетия в США, например, вполне всерьёз развился страх перед наплывом в страну ирландцев, итальянцев и испаноязычных иммигрантов, которые "будут верны Папе и уничтожат нашу Республику". Тот факт, что религиозная трактовка иммиграции в США не стала превалирующей, связан главным образом с тем, что протестантская и католическая культуры друг другу, несмотря на кровавую общую историю, всё же значительно ближе, хотя отчуждённость и враждебность сохранялись ещё и в середине XX столетия.

В случае современной Европы мы имеем дело с противостоянием куда более сложным. С одной стороны находится вполне атомизированное, очень "городское", сохраняющее лишь элементы прежнего религиозно-культурного уклада коренное большинство. С другой - целый конгломерат этнических меньшинств, по одной своей наследственной линии привезших в страну свою более активную и достаточно чуждую для Европы религию, а по другой - весь обычный комплект свойств бедной и "родоплеменной", негородской по сути иммигрантской среды. Африканская преступность во французских городах сама по себе не является "исламской", джихадистские версии ислама тоже не предполагают внедрение повсеместного бандитизма и наркоторговли: это параллельные, но не тождественные явления.

Поэтому, собственно, даже российские СМИ, которым в принципе всё равно, не спешат именовать происходящее "исламизацией". Исламизация - это в первую очередь внедрение правовых институтов, основанных на средневековой мусульманской традиции; это активный, включая насильственный, прозелитизм; это замена законодательства и нормативов поведения.

В случае Франции мы имеем дело лишь со складыванием условий, которые в будущем могут стать почвой для собственно процесса "исламизации". И сложатся они лишь в том случае, если нынешние процессы "замены населения" в европейской стране зайдут куда дальше, чем сейчас - как в процентном, так и в качественном отношении.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии