Внутренний рынок

Российско-белорусский газовый спор: пролог к ценообразованию в Евразийском союзе

Каким бы не оказался компромисс, по сути поднят фундаментальный вопрос: о ценах на газ в рамках евразийской интеграции

Как стало известно вчера вечером, Россия и Белоруссия после переговоров вновь не смогли договориться о цене на газ. Напомним, что проблема (Белоруссия по своему стала трактовать цену и не доплачивать за поставки) возникла ещё в начале года, а в "острую" фазу перешла в мае.

В чём суть ценового спора. С 2012 года Белоруссия получала газ по ценам очень близким к российским (цене для Смоленской области). Методика ценообразования была фактически той же, что и для российских регионов - затраты на добычу, транспортировку плюс необходимая норма прибыли. Правда, и тогда цены для Белоруссию были чуточку (на 10-20 долл.), но выше российских, за счёт дополнительного слагаемого в формуле. Но это мелочи.

Не мелочью была другая особенность. Цена для Белоруссии рассчитывалась в долларах, а для России - в рублях. И когда курс доллара к рублю был стабилен - это никого не волновало.

Когда же прошла девальвация, и рубль подешевел в два раза - разница стала очевидной. Белоруссия почувствовала себя "обманутой" и потребовала перевести цену к "норме", которую она видит в 80 долл. за тыс. кубометров. Начались недоплаты за газ. По действующей же формуле цена для Белоруссии составляет чуть более 130 долл. за тыс. кубометров.

"Жару в костёр" добавило и то, что одновременно снизились привязанные к нефти цены на внешних рынках, что еще больше добавило напряжения.

Получается, что Германия покупает сейчас газ по 140 долл. за тыс. кубометров, а Белоруссия - за 132. Где справедливость?

Поэтому официальные лица Белоруссии уже сообщили, что им даже выгодней сейчас использовать формулу "равнодоходности" - цена поставок в Европу (140 долл.) за минусом экспортной пошлины (30% от 140 долл. = 42 долл.) и транспортных расходов.

Ведь в формулах для Белоруссии нет экспортной пошлины. В таком случае, цена окажется даже чуть меньше тех самых 80 долл.

Также рассматривается третий вариант - применение скидки к действующей формуле цены.

Вокруг этой коллизии и идёт вот уже несколько месяцев газовый спор, и вчерашние переговоры закончились безрезультатно. Сказать, когда стороны придут к компромиссу - сложно. Может быть и сегодня (Александр Лукашенко поручили решить вопрос до 15 сентября), а может быть процесс вновь растянется на несколько месяцев.

Решение вероятно будет компромиссным - то есть цена окажется где-то в середине между 130 и 80 долларами за тыс. кубометров.

В долгосрочном плане гораздо важнее, что этот ценовой спор поднял фундаментальные проблемы отношений с нашими соседями - участниками интеграционных инициатив в рамках Евразийского союза. Согласно намеченному плану, к 2025 году должен быть создан единый рынок углеводородов, а это значит, что цены на энергоносители должны выровняться (с учётом стоимости транспортировки).

Для России это означает определённые издержки, связанные с недополучением "природной ренты", которая традиционно выражается в виде экспортной пошлины на нефть и газ.

В нефтяном секторе мы уже наблюдаем т.н. "налоговый манёвр" - перераспределение налоговой нагрузки с экспортной пошлины (которую платят при вывозе на экспорт) на НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых), который оплачивается в конечном счёте всеми потребителями.

Напомним, сама Белоруссия уже беспошлинно получает российскую нефть для собственного потребления, и лишь пошлины от экспорта нефтепродуктов с белорусских НПЗ идут в доход РФ. Кстати, именно объёмами поставки нефти (они снижены) Россия "надавила" на Белоруссию с целью решения газового спора.

При экспорте газа в Европу "Газпром" платит 30%-ную экспортную пошлину от конечной цены продажи. Именно за счёт отмены экспортной пошлины и возможна интеграция газовых рынков с участниками Евразийского экономического союза (для Белоруссии пошлины по сути уже не существует). Одновременно, российский газ станет для этих стран намного привлекательней по цене.

Нельзя сказать, что в мире нет подобных прецедентов.

Например, на газовых рынках Северной Америки между США, Канадой и Мексикой существует свободная купля-продажа этого топлива, лимитирующаяся в некоторых случаях только мощностью газопроводов. И если в США и Канаде цены на газ примерно равны, и какая-то сторона принципиально не выигрывает, то Мексика активно пользуется дешёвым американским газом, наращивая его импорт (а ещё недавно ей приходилось закупать СПГ намного дороже).

Подобные схемы свободного перетока газа вероятно будут реализованы и в рамках Евразийского союза. Что наша страна получит в "обмен" на отказ от доходов за счёт природной ренты?

Во-первых, в таком случае повышается привлекательность самих интеграционных инициатив, где Россия оказывается основным бенефициаром.

Второе, и может быть, главное. Создание такого рынка энергоносителей позволит рублю получить статус региональной валюты. Если конечно, расчёты на объединённом газовом рынке будут в рублях. Эта проблематика также увязана с развитием нашей газовой биржи, торги на которой (пока для российских покупателей) начались с октября 2014 года.

Фото: kremlin.ru

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии