- 15 ноября, 2019 -
на линии
Общество

Революция недостоинства

Самое интересное в московских протестах и митингах - их состав и мотивация. Понятно, что причина не в выборах. Как минимум точно не в Мосгордуму. И это точно не марш пустых кастрюль. На улицу вышли люди, у которых протестная повестка созрела на кухне. Это так. Но созрела она не под тарелку борща. На столе была и икорка, и белужий балык, и виски.

На улицу вышли уже состоявшиеся в чем-то люди (или их дети). При этом состоялись они (и это главное) в том проекте, который реализовывался последние 30 лет. Некоторые политологи уже нарекли их сословием, а сами они себя называют креативным классом. Но ни сословием, ни классом эти люди не являются. Они обслуга, челядь (сервисная служба) общества. Они те, кого Эдмунд Берк назвал «связующее звено отвратительного благополучия с беспокойной и доведенной до отчаяния бедностью».

(Берк писал это, наблюдая со стороны за Французской революцией. А я – потому что сам отношусь к этому звену. Просто мы (я и протестанты) по-разному понимаем свою службу).

В том, что протестовать против проекта вышли служащие проекта, нет никакого парадокса. Помните чеховского Фирса, размышляющего об отмене крепостного права, как о беде? Дело в том, что проект сменился, а обслугу оставили прежнюю. Люди страдают от потери ориентиров, от слома привычного образа даже не жизни, а мыслей. Им кажется, что грядет мрак, наверху окопались упыри и нелюди, а внизу засело быдло и алкоголики. Одни они – воины света.

Протестанты выросли и сформировались как обслуга глобального проекта, в который долгое время пыталась вписаться Россия (или ее пытались в него вписать). Сутью проекта было не финансовое объединение экономик мира, а уничтожение национальной идентичности и внедрение корпоративного гражданства. Превращение граждан в потребителей.

Проект реализовывался на всех социальных уровнях (эшелонированно). По поступательной дискредитировались и уничтожались все нормы общества, формирующие социальную матрицу (образ жизни) и создающие феномен национального государства (Nation State). Семья, Бог, самоограничение, покаяние, ответственность… На смену внедрялась свобода удовольствий (включая использование детей – см. скандал с Эпштейном).

На первый взгляд, ничего особенного в этом проекте нет. Мы потребители, и этого у нас не отнять. Однако в нас есть и другая сторона, делающая нас людьми. Уничтожение Nation State и создание единого общечеловеческого общежития вместе с Богом, семьей и ответственностью уничтожает такие понятия как верность, честь, предательство, долг.

Свобода в современном ее понимании не подразумевает ограничений, кроме размера кошелька. Когда ЛГБТ-сообщество оказывается на улице протеста, это не случайность. В данном случае они не за сексуальную свободу. Там сегодня все, кто осознал, кожей почувствовал конец старого проекта и реванш национального государства. Это страх небытия – самый страшный страх гедониста.

Первый спазм этого страха предстал перед нами в виде московского министра Сергея Капкова, прогуливающегося по Болотной площади под ручку с Ксенией Собчак. Этот спазм мы увидели в виде истерики американских «мадонн», «болдуинов», «де ниров» и «фридманов» по поводу победы Дональда Трампа, означавшей смену проекта.

Этот спазм мы видим в растерянности европейских «старых» элит от одного только призрака «национальной России», но еще больший спазм у европейцев от «национальной Америки». ЕС пучит Брекзитом, «желтыми жилетами», референдумами о независимости и «новой холодной войной».

Болотная была понятна, и логически оправдана. В США еще не произошел переворот. Непонятно, почему проспект Сахарова сегодня, когда уже все очевидно? Объяснение у меня одно. Если в США переворот был бизнесориентирован, за переворотом стояли и стоят реальные элиты (настоящее Deep State), то у нас конфликт развивается внутри.

Наш крупный бизнес (да и некрупный тоже) в большей своей части формировался как обслуга прежнего проекта. Он создавался под решение задачи по встраиванию в глобальный рынок. Суверенная (национальноориентированная) Россия для него фантом, не имеющий права на существование. Хуже того, «обслуга» заполонила за 30 лет чиновничий аппарат и все сервисные службы государства. Здесь истоки и поддержка «проспекта Сахарова».

Логика челяди - это то, что роднит наш протест с украинской «революцией достоинства» (Украина це Европа), но разнит с «американской истерикой». Мотивация та же, движущие силы разные. В США челядь поставили на место. На Украине она победила.

И напоследок о своей позиции.  Автор - не яростный сторонник российской власти. Я вижу ее недостатки. Но так случилось, что именно на долю этой власти выпало время тяжелейших перемен. Я вижу, как власть изнутри крутит и воротит от этих перемен. Но я знаю, что от судьбы никто не увернется. Я хорошо помню по 90-м, что такое безвластие. И я никогда не буду среди поджигателей собственного дома.

Автор - доцент Финансового университета при правительстве России


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии