- 19 октября, 2019 -
на линии

Путин на Селигере: в чужой повестке дня

Президент России провёл встречу с делегатами молодёжного форума «Селигер-2012» – от белоленточных активистов, недовольных тем, что их наказывают за нападение на полицию, до участников государственнических движений, обиженных на то, что их не уважает полиция. Встречу модерировал главный редактор «Однако» Михаил Леонтьев.

Пожалуй, главный интерес в разговоре Путина с молодёжью вызывает то, какой чёткий передел тематики произошёл в среде последней. Если коротко, то собственно политику у лоялистской молодёжи «болотные» оттягали полностью.

И ведь не скажешь, что завсегдатаи Селигера все поголовно «разжирели» и превратились в тупой «лоялистский комсомол» по худшим образцам позднесоветского деграданса. И милые глупости (типа «а давайте вместе поужинаем»), широко растиражированные в «правдивых интернетах» – это были случаи единичные.

Нет, прогосударственные молодёжные активисты отчитывались о своих малых и больших конкретных в разной степени полезных делах на ниве общественной инициативы и интересовались – иногда крайне эмоционально – конкретными случаями демонстративного отказа государственной машины от работы (часть вопросов начиналась одинаково: «год назад, Владимир Владимирович, вы поручали – так вот, ничего не сделано...»).

– …Здравствуйте, Владимир Владимирович, меня зовут Анна Левченко. Я руководитель проекта по борьбе с педофилами. За год я посадила 50 педофилов. То, как меня динамят МВД и Следственный комитет, иногда заставляет меня задуматься... Наши заявления, материалы по выявлению педофилов, которые мы передаём в СК и в МВД, вместо положенных по закону 10 дней, которые отведены на рассмотрение заявлений УПК, до полугода «пинают» по кабинетам. Это приводит иногда к страшным последствиям. Например, последнее наше задержание крупной банды педофилов произошло только через год после того, как мы оповестили правоохранительные органы, то есть следователи только через год после того, как мы точно указали на то место, где 15 педофилов насилуют детей, только через год они туда приехали. За это время пострадало ещё очень большое количество детей. Вы не могли бы поговорить с Бастрыкиным и с Колокольцевым на эту тему, чтобы они как-то помогли нам, собственно, в решении этой проблемы?..

– …Владимир Владимирович, здравствуйте! Меня зовут Евгения Сморчкова, движение «Хрюши против». Год назад в этом же месте и в это же время Вы поддержали нас и обещали свою помощь. Сейчас она нам очень нужна. Месяц назад в Санкт-Петербурге мы обнаружили магазин, который состоит полностью из просроченных продуктов. Во время очищающего рейда нас избили 30 мужчин – работников этого магазина. У ребят многочисленные переломы, травмы, сотрясение мозга. Мы узнали, что этот магазин закрывали восемь раз, он всё равно работает, всё равно открывается. Мы заподозрили, что у 13-го отдела полиции и магазина какие-то дружеские отношения, и увидели это уже на следующий день, когда все избивавшие нас работники оказались опять на рабочих местах. Магазин работал, работает до сих пор, даже несмотря на официальную проверку Роспотребнадзора, которая выявила большое количество тухлятины и даже больного туберкулёзом среди работников магазина. А дальше Вы, наверное, может быть, даже мне не поверите, но неделю назад 13-й отдел полиции возбудил против нас уголовное дело о нападении на полицейского, хотя у нас есть съёмка с четырёх камер, которая показывает, что это ложь... Я, может быть, к Вам бы и не обращалась, но открытые письма к Колокольцеву, к Онищенко, к губернатору и сотни публикаций в СМИ никак нам не помогли...

– …Владимир Владимирович, здравствуйте! Меня зовут Семён Данилов, и мы с ребятами сюда приехали из Крымска. В Крымске было очень много волонтёров, и ровно две недели с лишним мы помогали, разбирали завалы, раздавали гуманитарную помощь, которую собрали другие волонтёры по всей стране. И Вы знаете, ровно неделю местные власти и органы ЧС не знали, что с нами делать и как с нами взаимодействовать. Буквально со второй недели это взаимодействие наладилось. И сейчас, Владимир Владимирович, мы хотели бы попросить у Вас помощи. Мы хотели бы, чтобы был определён наш статус законодательно (мы сейчас создаём общероссийскую волонтёрскую организацию) и чтобы органы ЧС помогали нам в этой ситуации, ровно как мы помогаем органам ЧС и помогаем пострадавшим гражданам, а главное, чтобы этот вопрос не лёг на полку. Скажите, пожалуйста, к какому чиновнику Вашего аппарата можно будет подойти, чтобы с ним координировать эту деятельность? Спасибо.

…Оно, конечно, наивно – ясно ведь, что не царское дело в такие вопросы вникать. Но столь же ясно, что, кроме как к Путину, с ними и обратиться-то не к кому. Это, наверное, потому, что такие пацаны и девчонки (которых раньше называли «тимуровцами») – они ведь не «гражданское общество», а «совковое быдло».

Собственно политические же вопросы полностью монополизировали юноши и девушки с белыми лентами. Причём в русле искусственной проблематики, ими же созданной и продвигаемой – от «сменяемости власти» до «бешеных п…зд». И эта монополизация публичного разговора с властью «болотным» меньшинством, проявившая даже на этой встрече, вероятно – главный итог минувшего «оранжевого года».

– …Я являюсь представителем движения «Белая лента». И я бы просил Вас рассмотреть вопрос о введении новой должности: полномочный представитель Президента по развитию гражданского общества и общественным организациям. Это системная такая должность в Государственной думе. И на эту должность пускай первый кандидат буду я.

– …Меня зовут Вова Москва, я видеоблогер. Дело в том, что многие мои друзья занимаются правозащитной деятельностью. По их мнению, в России из-за своих политических убеждений под арестом находятся десятки человек. Так вот вопрос: почему власть так уверенно отрицает существование политических заключённых?

– Я руководитель смены «Политика и гражданское общество» на «Селигере» в этом году... До тех пор, пока власть, и общество, и оппозиция не будут готовы к диалогу лицом к лицу, и после этого диалога, этих слов не будут следовать конкретные действия, у нас не получится построить ни нормальное общество, ни сильную страну... Такие вопросы, как фальсификация на выборах, честность... Вопрос, связанный с полицейской системой, особенно на фоне того, что у нас происходило в последнее время в стране, когда проходили гражданские акции, митинги, протесты и прочее. Мы увидели, как обнажились эти проблемы, что людей задерживают незаконно... То же самое касается судебной системы. Считаю, что у нас нет независимой судебной системы... Самое громкое дело, пожалуйста, Pussy Riot... Если бы эти девочки в храме не произнесли Вашу фамилию, то, мне кажется, они бы не получили такое длительное задержание и, возможно, им не грозил бы такой серьёзный срок, как сейчас… Нам бы хотелось, чтобы Вы увидели и другую сторону этой истории и задумались о том, связаны ли как-то те проблемы, которые я обозначил, с несменяемостью власти в нашей стране. Мой вопрос, собственно говоря: что нам всем делать в этой ситуации и будет ли в России всё-таки сменяемая власть?

...Фактически – молодёжный оранжад, воспользовавшись случаем, пришёл просить у главы государства доли во власти и должностей. Тот факт, что их единственной заслугой является активное участие в почти полной «болотной» монополии на Рунет (при провале собственно в политике), – оставим в стороне.

А вот тот факт, что на основании своей виртуальной власти видеоблогеры вовы и активисты-белоленточники выдвигают президенту свои условия, требует не только внимания, но и как можно более оперативного реагирования со стороны государства. Если только оно не собирается – не сегодня, так через несколько лет – передать власть именно этому меньшинству. 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии