- 16 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Простая и позорная механика демократии

Недавно на одном из телевизионных ток-шоу обсуждали решение  правительства Черногории положить свою страну в кормушку НАТО, невзирая на вполне очевидно противоположное стремление большей части  граждан республики. Некий искренне верующий член тоталитарной секты «либералы» заявил: правящая партия на выборах неоднократно объявляла своё намерение, а народ голосует на неё — следовательно, рядовые  черногорцы не меньше своих правителей стремятся в НАТО. 

Сколь велико желание черногорской части сербов (а черногорцы — не просто сербы, но и православные, так что в отличие от католической  части сербов, именуемой хорватами, и мусульманской, именуемой бошняками, не имеют конфессиональных поводов к разногласиям, но просто  по историческим причинам долго пребывали отделёнными от остальных православных сербов, пребывавших под турецкой оккупацией) противопоставиться остальному народу, видно из того очевидного факта, что правящий республикой с 1991-го года (а где тут любители  рассуждений о сменяемости власти?) Мило Радованович Джуканович не только противится референдуму о вступлении Черногории в НАТО, но и добился квалификации призывов к этому референдуму как  антигосударственных преступлений. Очевидно, результат референдума вполне предсказуем и не соответствует желанию Джукановича. 

Но почему  же на парламентских выборах «демократическая партия социалистов» раз  за разом побеждает? Начну издалека. 

2012.11.21 отменена поправка Джэксона-Ваника (с учётом некоторых фонетических и исторических обстоятельств это написание фамилий членов обеих палат парламента Соединённых Государств Америки,  внесших её на рассмотрение, на мой взгляд точнее принятого у нас написания «Джексона-Вэника»), запрещавшая исполнительной власти СГА  предоставлять СССР (и РФ как его правопреемнице) режим наибольшего  благоприятствования, пока ограничена эмиграция наших евреев. Правда, парламент имел (и постоянно использовал) право приостанавливать на год  действие поправки, если исполнительная власть доказывала, что данный  режим сейчас способствует продвижению интересов самих СГА. 

Конечно, режим наибольшего благоприятствования далеко не так  благоприятен, как можно предположить по его названию. Он лишь  означает, что любое смягчение ограничений в торговле, касающееся одной  из стран, пользующихся этим режимом, со страной, его предоставившей,  автоматически распространяется на все прочие страны, коим он  предоставлен той же страной. Но всё-таки сама возможность не  испытывать на себе произвольные ограничения довольно полезна. А ведь  поправка касалась не только нашей страны. Она ограничивала торговлю со  странами, препятствующими любой эмиграции, а также нарушающими другие  права человека. Учитывая же, что трактовку самого понятия «права  человека» и объявление каких-либо конкретных деяний нарушением этих  прав СГА по собственному усмотрению взвалили на себя ещё задолго до  принятия поправки, понятно, что её использование стало весьма  эффективным инструментом продвижения экономических (и политических:  ещё Владимир Ильич Ульянов отмечал, что политика — концентрированное  выражение экономики) интересов СГА. 

Кстати, отмена поправки Джэксона-Ваника проведена «законом  Магнитского». Поводом к его принятию стала смерть в следственном  изоляторе от нескольких хронических заболеваний Сергея Леонидовича  Магнитского — разработчика нескольких схем нарушения российского  законодательства компаниями, принадлежавшими известному американскому  финансовому хищнику (по мнению нескольких экспертов, причастному ко  многим смертям своих сотрудников и деловых партнёров) Уильяму  Феликсовичу Браудеру. В нынешнем виде закон (и его аналоги в  нескольких странах, подражающих СГА) разрешает применять персональные  санкции — от запрета въезда до блокировки финансовых операций — к  любому ответственному за нарушение прав человека и принципа  верховенства права и/или причастному к коррупции, хищениям и другим  правонарушениям. Решение по конкретной персоналии принимает  исполнительная власть и может хранить его в секрете, так что включение  в список жертв этого закона невозможно оспорить в суде: очень  либерально и демократично! Причём для нескольких стран (их список есть  в википедической статье) поправка действует по сей день.  

Но применительно к теме данной заметки важно то, что поправка и  введена, и отменена не самостоятельно, а в процессе принятия других  законов. Собственно, и названа эта законодательная норма именно  потому, что принята как поправка к закону 1974-го года о торговле.  Такой формат принятия — обычная законодательная практика. В ходе  работы над любым решением его текст дорабатывают не только для  устранения погрешностей исходной версии, но и для привлечения голосов.  Чем меньше энтузиазма вызывает первоначальный вариант, тем разительнее  отличается от него окончательный. Если голосов для принятия остро  недостаёт, поправки могут и вовсе не иметь отношения к основной теме.  Более того, они могут не иметь ни единого шанса на принятие в качестве  самостоятельных законов — зато за поправку окажутся вынуждены  проголосовать все, кому нужен сам закон.  

Сходным образом и на выборах политики зачастую вносят в свои программы  предложения, привлекательные для разных категорий граждан — зачастую  даже с противоположными интересами. Каждый избиратель обращает  внимание на то, что его касается непосредственно, и может вовсе не  заметить рассчитанное на других. Поэтому последствия могут оказаться  неожиданны для голосующих.  

Сравнительно недавний — по результатам выборов президента Франции в  2012-м году, когда победил кандидат от социалистической партии Франсуа Жерар Жорж Николя Жорж-Гюставович Олланд —  пример. Вскоре после избрания (и последовавшей победы социалистов на  парламентских выборах, следующих во Франции непосредственно за  президентскими) принят, невзирая на массовые народные протесты, закон  о юридическом приравнивании однополого сожительства к браку (что пагубно для общества в целом: правовые отличия брака от прочих форм  межличностных взаимодействий выработаны историческим опытом ради  облегчения сложнейшей задачи воспроизводства и воспитания новых  поколений, так что устранение этих отличий очевидным образом мешает  решению данной задачи). Одна из участниц протеста против данного  преступного закона заявила: в предвыборной программе социалистов было 30 обещаний; из них меня не устраивало только одно — о приравнивании  однополого сожительства к браку; я голосовала за все остальные;  социалисты сделали только то, что для меня неприемлемо, и не  собираются исполнять остальные 29 обещаний.  

Не знаю, что в программе Джукановича и его подельников понравилось  многим гражданам Черногории настолько, что они согласились закрыть  глаза на план втягивания страны в НАТО, зажали нос и проголосовали за  то, что гордо именует себя «демократической партией социалистов». Но  уверен: Джуканович по примеру Олланда прежде всего сделает то, что  неприемлемо для большинства его соотечественников, а уж потом будет  объяснять, что мешает ему исполнить остальные обещания.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии