- 19 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Почему Украина не Великобритания. Четыре вопроса об украинских газовых хранилищах

За последние месяцы армия экспертов по вопросам украинских газовых хранилищ заметно выросла. В то же время здесь остаётся ряд вопросов, которые мы хотели бы обсудить с читателями. И — заранее скажем — точные ответы будут не на все вопросы, точные ответы может дать только «Укртрансгаз». Но задуматься о том, что всё оказывается запутаннее, чем кажется на первый взгляд, — в любом случае полезно.

Итак, отопительный сезон подходит к концу, а Украине пока формально хватает запасов в ПХГ. Тёплый февраль позволил по минимуму использовать эти резервы, в результате объёмы газа в ПХГ пока не подошли к критичному минимуму (сейчас в ПХГ Украины остаётся 7,9 млрд кубометров газа). Какие же здесь остаются вопросы?

Вопрос №1. Буферный газ — почему он учитывается в общих объёмах

Во-первых, знаменитый буферный газ. Напомним, что различные официальные лица с российской стороны, равно как и независимые аналитики с украинской стороны, неоднократно отмечали, что из общих объёмов газа в ПХГ около 5–7 млрд кубометров (по различным оценкам) — технический (буферный) газ, который лучше не трогать. Его извлечение может повлечь за собой нарушение работы хранилищ.

Но, как известно, стандартные объёмы буферного газа, необходимые при создании ПХГ, — это около 50% от рабочего объёма хранилищ, то есть для 31 млрд кубометров украинских ПХГ буферного газа должно быть не менее 16 млрд кубометров.

То есть в этих 5–7 млрд кубометров мы видим лишь часть буферного газа. С другой стороны, технический газ он на то и технический, чтобы не учитываться в объёмах рабочего газа.

Но те данные, которые «Укртрансгаз» публикует на своём сайте (и их же передаёт в европейскую систему учёта GSE), содержат этот «полубуферный» газ.

Хотя для других стран в отчётности указывается именно рабочий газ. Вот, например, в холодном апреле 2013 года запасы газа в ПХГ Великобритании снижались почти до нуля, газа тогда хватило «впритык». Но и системы учёта чётко показали уход запасов «в ноль», чего в случае Украины быть вообще не может. Ведь для укрПХГ «ноль» — это 5–7 млрд кубометров.

Вопрос №2. «Почему Украина не Великобритания?»

Упомянутый выше пример с Великобританией интересно проанализировать ещё в одном контексте. Дело в том, что, как мы опять же регулярно слышим в СМИ, по мере истощения запасов газа в украинских хранилищах максимальная скорость отбора газа резко снизится (ПХГ иногда сравнивают с надувным шариком, который по мере сдувания выпускает воздух всё медленнее и медленнее).

И в этом контексте вновь обратимся к весне 2013 года, когда холодный сезон в Европе затянулся. Отопительный сезон (который обычно заканчивается в ЕС в конце марта — тогда режим откачки из хранилищ сменяется режимом закачки) сдвинулся аж до 15 апреля. В этот момент запасы в ПХГ Великобритании вплотную приблизились к нулю. Но вот что интересно. Даже при приближении к «абсолютному нулю» по запасам эффект «сдувшегося шарика» не проявлялся или почти не проявлялся — в некоторые дни выкачивалось 60 млн кубометров в сутки (максимальная производительность — 134 млн кубометров, но, возможно, столько было просто не нужно).

Для сравнения, максимальная производительность украинских ПХГ — 269 млн кубометров. Сейчас ежесуточный отбор составляет 30 млн. Некоторые наблюдатели считают, что эти значения близки к возможному максимуму откачки при нынешнем уровне заполнения хранилищ. Возможно — сейчас тоже больше просто не нужно (несколько дней назад небольшие объёмы даже закачивались в ПХГ). Но в любом случае темпы отбора в 130 млн кубометров (50% от максимума, как это было в Великобритании) выглядят для Украины нереальными.

Чем можно объяснить такие отличия по сравнению с ситуацией в Великобритании?

Во-первых, объём буферного газа — вещь отчасти условная. Если при выставлении условного «ноля» в хранилища закачать побольше буферного газа, тогда и темпы отбора при приближении к «нулю» сохранятся высокие (так как в ПХГ будет поддерживаться более высокое давление).

Возможно и другое объяснение. Всего в Великобритании 4,7 млрд кубометров мощностей ПХГ. Но из них только 4 млрд приходится на классические хранилища в истощённых месторождениях (именно такие ПХГ на Украине). Ещё около 700 млн приходится на т.н. хранилища в соляных кавернах, откуда газ извлекается проще. Возможно, именно они работали в 2013 году при приближении суммарных запасов к нулю.

Как ни странно, система GSE предоставляет только суммарные данные по хранилищам Великобритании без разбивки по различным хранилищам. При этом для украинских ПХГ такая разбивка предоставляется.

Вопрос №3. Где скрывается «условно буферный» газ

Действительно, дополнительно ситуация усложняется тем, что когда мы говорим о заполненности украинских ПХГ (пусть и оперируя во многом формальными процентами от максимального объёма), учитываются интегральные значения.

На деле же (полная разбивка приводится и на сайте «Укртрансгаза» и в европейской системе GSE), на Украине работает 12 хранилищ. Самое крупное (Бильче-Волыцко-Угерское) находится на западе страны и на него приходится свыше половины всех мощностей ПХГ. Сейчас оно заполнено на 27,5%. И отбор из него сейчас ведётся всего по 7–8 млн кубометров газа в сутки (7% от максимальной производительности).

При этом, например, Опарское ПХГ заполнено на 5% (близко к нулю). Но при этом откачка идёт здесь неплохо — по 5 млн кубометров в сутки (25% от максимальной производительности). А, к примеру, Олишевское хранилище заполнено на 31%, но отбор почему-то из него вообще не ведётся.

Здесь возникает ещё один вопрос — как распределён этот «условно-буферный» газ между хранилищами. Ведь в некоторых из ПХГ мы уже видим заполняемость в 1–3–5%. И при заполненности в 5% даже ведётся активный отбор (собственно, как оно и должно быть — что мы видели на примере Великобритании). В то же время в каких-то ПХГ (в т.ч., в самом большом Бильче-Волыцко-Угерском) достичь близкой к нулю заполненности оказывается невозможным (иначе не было бы 5 млрд кубометров газа, которые необходимо оставлять).

Вопрос №4. Где окажется «газ Фирташа»

В известном анекдоте Винни-Пух сообщает Пятачку, что им подарили десять банок мёда, каждому по восемь банок. И на резонное возражение Пятачка, что каждому в таком случае должно достаться по пять банок, отвечает «не знаю, но свои восемь я уже съел».

Примерно такая ситуация складывается и в украинских ПХГ.

Действительно, можно было бы считать этот условно-буферный газ внутренним делом Украины (хотя привести все значения к общему знаменателю было бы правильным), если бы этот газ не учитывался в общих объёмах запасов.

Но получается так, что, если воспользоваться ещё одной цитатой, «кто первым встал, того и тапки». Кто первым откачал газ, тому повезло. А оставшийся газ — он вроде есть в балансе, но забрать его нельзя.

И в этом контексте показателен пример с т.н. «газом Фирташа». Напомним, что ещё в рамках подготовки к прошлому отопительному сезону (начавшемуся осенью 2013 года) для обеспечения гарантий транзита «Газпром» продал структурам Дмитрия Фирташа 5 млрд кубометров газа, которые были закачаны в ПХГ. За счёт кредита «Газпромбанка» и по цене в 268,5 доллара за тыс. кубометров. Позже «Газпром» и «Нафтогаз» сумели договориться, и «газ Фирташа» так и не понадобился.

И вот в конце прошлого года «Газпромбанк» потребовал от Ostchem Group погасить кредит, а в случае неспособности заёмщика вернуть долг взыскание переносится на обеспечение по кредиту — те самые 5 млрд кубометров газа.

В середине января 2015 года стороны сообщили, что урегулировали спорные вопросы и договорились о формате дальнейшего взаимодействия. Деталей раскрыто не было. Можно предположить, что российская сторона решила не поднимать вопрос по изъятию этого газа в отопительный сезон, но вернётся к нему ближе к тёплому времени года. Но, учитывая вышесказанное, — выбрать этот газ окажется затруднительно. Нам остаётся лишь следить за развитием событий.

Подытоживая. «Нафтогаз», как известно, старается перевести системы учёта транзита и хранения газа на европейские нормы с тем, чтобы интегрировать свои сети в европейские ГТС. Нужно признать, что значительные успехи в этом направлении уже достигнуты. Тем не менее запутанная ситуация с «условно-буферным» газом, очевидно, не вписывается в высокие стандарты европейского газового учёта.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии