- 19 декабря, 2018 -
на линии

Почему Польше не за что краснеть. К атаке на наше посольство в Варшаве

Уважаемые читатели! Официальная Польша в некотором смущении. Ведущие СМИ вышли с осуждением праворадикалов, напавших по случаю дня независимости на посольство Российской Федерации. И даже МИД Польши — пусть через микроблог пресс-секретаря — почти извинился за инцидент. Ну, не то чтобы извинился (опция «извиняться перед Россией» в польской идеологической матрице отсутствует) — но выразил куда-то в воздух, без адресата, сожаление в связи с инцидентом.

Между тем, строго говоря, официальной Польше извиняться особо не за что. Среди лозунгов, с которыми сотни простых польских парней поджигали ограду нашей миссии («Красная армия насильников!», «Долой коммунистов!»), — нет ни одной формулы, которая не была бы придумана официальной Польшей, не была бы отлита ею в граните и не внедрялась бы десятилетия в массовое сознание.

 Тут вот в чём вся штука: хулиганский всплеск у посольства сейчас осуждает та самая польская элита, которая:

 — официальной концепцией истории считает «идеологию национальной пострадатости от России» — сперва делившей Польшу с западноевропейцами, затем пытавшейся завоевать её в 1920-м, затем нанесшей Предательский Удар в Спину в 1939-м, а потом ещё 40 лет угнетавшей в соцлагере;

 — уже лет 20 финансирует Институт Народной Памяти — отметим, не просто какую-то мелкую конторку, а натуральное идеологическое министерство. ИНП — это целая государственная империя дурных воспоминаний с филиалами во всех крупных городах страны, занимающаяся углублением и засаливанием исторических ран и проработкой национальных обид на Россию — в учебниках, мемориалах, детских передачах;

 — выдаёт казённые деньги на фильмы типа «1920. Варшавская битва», в котором русские большевики замышляют «вторжение в Польшу» (чьи войска к тому моменту всего лишь год как мирно вторглись в Белоруссию и как раз занимают Киев в рамках идеи «восстановить Польшу в границах от моря до моря»). Но героизм польских защитников остановил ммм… агрессоров;

 — ну и так далее.

То есть по сути — единственное, за что официальная Польша сейчас искренне может осуждать свою горячую патриотическую молодёжь, так это за неумение держаться в рамках истинно европейской дрессированности. Или, как выразился тот же пресс-секретарь МИДа, «мы осуждаем нарушение Венской конвенции».

Я это всё к чему: не стоит сводить инцидент к выходке маргиналов, от остального общества совершенно отдельных. Не бывает таких маргиналов, которые идеологически были бы полностью созвучны с официальной идеологией. Таких людей зовут как-то иначе.

Поэтому на самом деле мы имеем дело не с маргиналами, а, извините, с авангардом. С  политическим активом того самого гражданского общества, что было воспитано в Польше за последние четверть века.

Не стоит забывать, что Польша в конструкции западных архитекторов — это несущее звено антироссийского «санитарного кордона». И население там воспитывается в весьма жёстких идеологических рамках, которые заведомо, на уровне «психологической невозможности», отсекают симпатию к России как стране.

Этот идеологический барьер, если память мне не изменяет, сами поляки пару раз пытались пробить. Один раз — после бесланской трагедии в 2004-м, в период потепления отношений, когда цветы к ограде нашего посольства принесла даже супруга тогдашнего президента Квасьневского. Второй раз — после крушения под Смоленском самолёта президента Качиньского, когда польское общество было тронуто искренним сочувствием русских.

Но дело в том, что именно такие всплески сопереживания — для восточноевропейской идеологической матрицы и являются маргинальными. Мейнстрим же — традиционная европейская русофобия. Правда, в Европе положена русофобия более сдержанная: тут польский «авангард патриотической молодёжи» в самом деле погорячился.  Даже как-то перед русскими неудобно.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии