- 20 октября, 2018 -
на линии
Войны

Плевать на Туркменистан-2: реализуется ли "худший сценарий"

Некоторое время назад я решил обратить внимание уважаемой читательской аудитории на задвинутый федеральными СМИ в дальний тёмный угол Туркменистан и подготовил материал с кратким обзором сложившейся ситуации и невесёлыми мыслями о возможных перспективах развития событий. Вполне допускаю, что данные невесёлые мысли могут казаться откровенными «страшилками». Тем не менее, данный вопрос представляется мне достаточно серьёзным, поэтому считаю нелишним несколько развить тему.

Разумеется, я озвучил наихудший сценарий из реально возможных в случае максимально неблагоприятного стечения целого ряда обстоятельств. Однако – подчёркиваю! – реально возможных. То есть мы говорим не о рептилоидах или Годзилле. Мы говорим о факторах реального мира, включая, среди прочих нюансов, неуклонно ухудшающееся с 2015 года социально-экономическое положение в Туркменистане и нарастающее недовольство граждан политикой высшего руководства республики на фоне распространения в туркменском обществе радикальной исламистской идеологии, роста влияния ИГИЛ в граничащих с Туркменистаном провинциях Афганистана и откровенной слабости туркменской армии.

На самом деле туркменское направление вызывает вполне обоснованные опасения и тревогу уже не первый год. Ещё в далёком октябре 2014 года о «туркменском интересе Исламского государства» говорил Евгений Сатановский: «Уже отчётливо видно – приготовления к “центрально-азиатской весне” идут полным ходом. Причём помимо восточного направления – через Киргизию и узбекскую Фергану, по ранее опробованному маршруту наступления на север исламисты готовят для прорыва направление западное – на Туркменистан. Об этом свидетельствует происходящее в приграничных северо-западных районах Афганистана». И далее по тексту…

А в январе 2015 года вопросом «грозит ли экономический кризис Туркменистану?» задавался Никита Мендкович, очень грамотный специалист по странам Центральной Азии и Афганистану. Как показала практика, ответ, увы, оказался положительным – со всеми текущими и потенциально вытекающими последствиями. Причём звоночки уже звенят. Например, 23 июля нынешнего года информационный портал «Альтернативные новости Туркменистана» опубликовал сообщение о пресечении спецслужбами Туркменистана стихийного бунта на местном базаре в Абадане, новообразованном районе Ашхабада. Согласно рассказам очевидцев, граждане бурно выражали недовольство стремительным ростом цен, массовой безработицей и повальным обнищанием населения, а также в резкой форме высказывались в адрес «Аркадага» и проводимой им политики.

Естественно, наши замечательные патриоты, у которых всё везде хорошо и идёт по плану, не могли оставить без внимания коварные происки врагов. Вот, например, в материале сайта «Мировое обозрение» от 30 июня русским по белому вылито, как в граните: «…сегодня западные и оппозиционные СМИ выбрали очередную жертву, начав рассказывать читателям о жестоком экономическом кризисе и голодных бунтах в Туркменистане… Следует понимать, что информация о “голодных бунтах” преувеличена донельзя, а единственной её целью является рост протестных настроений для дестабилизации обстановки в стране».

Объяснять что-либо горячим патриотам – занятие крайне неблагодарное, поэтому попробую объяснить уважаемым читателям.

Во-первых, в отсутствие действительно серьёзных и хронически не решаемых проблем и противоречий – экономических, социальных, культурных, каких угодно – никакого «роста протестных настроений» в обществе не бывает. Любой «майдан» имеет под собой те или иные реальные основания. Если само государство не творит какой-нибудь откровенной дури и так или иначе заботится об интересах своих граждан, учинить в нём масштабную дестабилизацию одними только информационными вбросами просто невозможно.

Во-вторых, вы не поверите, но даже на «Радио Свобода» можно подчас найти весьма интересные факты (я, например, находил у них полезную информацию по религиозному экстремизму в Казахстане). Другое дело, как эти факты интерпретируются и в чьих интересах используются, но тут уже надо просто включать голову. В данном же случае речь идёт далеко не только об этом специфическом «радио».

Если не полениться и походить по тем самым «альтернативным» туркменским информационным ресурсам (например, «Альтернативные новости Туркменистана» или «Хроники Туркменистана») и посмотреть новости, а также (это важно!) читательские комментарии к статьям, явно написанные не тупыми ботами, то можно узнать много интересного о реальном положении дел в стране (и отношении простых людей ко всему этому). При этом, в отличие, скажем, от базирующегося в Узбекистане информационного портала «Караван-сарай», спонсируемого Объединённым центральным командованием ВС США, никакой ярко выраженной антироссийской пропаганды на этих ресурсах я не увидел – они просто освещают происходящее (это к вопросу о «госдеповских шестёрках»).

Далее, вынужден повторить, что в июне своим собственным (!) журналистским расследованием о текущей ситуации в Туркменистане поделился казахстанский деловой информационный портал «Курсив.kz». Хочу подчеркнуть, что данное расследование было проведено не хайпа ради, а по причине глубокой обеспокоенности: «В соседнем Туркменистане складывается достаточно тревожная ситуация. Из-за нехватки продовольствия и странных решений тамошнего Аркадага (титул главы государства, что в прямом переводе означает “Покровитель”) население этой страны начинает всё чаще выражать своё недовольство. В этой связи нельзя исключать появления на юго-западе Казахстана ещё одного очага напряжённости».

В западных регионах Казахстана, с одной стороны, сосредоточены крупнейшие запасы углеводородов в стране, а с другой, угрожающе широко распространён салафизм. Как показала практика «Арабской весны», в условиях государственного хаоса приверженцы салафитских течений, вне зависимости от своей изначальной ориентированности на «революцию» или «эволюцию», очень быстро организуются и переходят к вооружённой борьбе за власть. Таким образом, стабильность в западных регионах Казахстана в огромной степени зависит от ситуации как на туркменско-афганской границе, так и внутри самого Туркменистана. Цепная реакция может пойти даже в случае внутреннего возгорания у соседей, не говоря уже о гипотетическом броске ИГИЛ через границу и далее на север. Отсюда и глубокая обеспокоенность казахстанского издания.

В упомянутом выше журналистском расследовании «Курсив.kz» говорится, что в российской и западноевропейской прессе «стали появляться тревожные материалы о росте популярности среди населения Туркменистана радикальных исламистских течений, которые способны взорвать страну изнутри». Причём озвучиваемая в иностранных СМИ информация перекликается с тем, что рассказал спецкору «Курсив.kz» афганский журналист Ахмед Дурани.

По его словам, в настоящее время на афганско-туркменской границе наблюдается увеличение числа граждан Туркменистана, вливающихся в ряды либо непосредственно ИГИЛ, либо возродившегося после разгрома талибами осенью 2015 года «Исламского движения Узбекистана», присягнувшего на верность «Халифату». Как отмечает Ахмед Дурани, бóльшая часть туркменских боевиков сосредоточена в провинциях Фарьяб и Бадгис, а общая численность граждан Туркменистана, примкнувших к ИГИЛ, составляет порядка 400 человек.

У неискушённого обывателя может возникнуть вопрос – ну, что такое эти четыре сотни? У людей «в теме» подобного вопроса не возникнет – они отлично понимают, что такое в современных условиях четыре сотни хорошо подготовленных, оснащённых и мотивированных бойцов (а у ИГИЛ с этим как раз всё в порядке). Миллионными армиями человечество отвоевало, и на сегодняшний день операции, в которых задействуются тысячи человек личного состава, уже можно относить к разряду крупномасштабных. В большинстве же случаев на тактическом уровне работают как раз вот такие сотни, а то и вовсе десятки.

Однако речь в данном случае идёт непосредственно о гражданах Туркменистана. А вот, скажем, в декабре прошлого года афганское информационное агентство Pajhwok Afghan News сообщало, что в тренировочном лагере ИГИЛ на территории района Дарзаб афганской провинции Джаузджан, граничащей с Туркменистаном, проходят подготовку около 300 молодых новобранцев из числа местных жителей. И это только один пример.

Сколько всего бойцов удалось рекрутировать ИГИЛ на севере Афганистана, сказать затруднительно. Плюс к этому, присягу на верность ИГИЛ принесли ряд местных группировок, включая туркменские. И самое главное – ещё с осени 2016 года значительные силы боевиков ИГИЛ из Сирии и Ирака (а это самые боеспособные бойцы!) регулярно перебрасываются на территорию Вазиристана, откуда идёт их дальнейшее перераспределение, в том числе в северные провинции Афганистана.

В мае текущего года секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев говорил о том, что общая численность боевиков непосредственно на севере Афганистана составляет порядка 15-20 тысяч, однако сколько из них относится именно к ИГИЛ, а сколько к Талибану, не уточнялось. Можно, пожалуй, сделать осторожное предположение, что счёт идёт на несколько тысяч (у Талибана в любом случае имеется численный перевес). При этом значительная часть боевиков – до 7 тысяч – сосредоточена в провинциях, граничащих с Таджикистаном, т.е. далеко не все они приходятся на долю афганско-туркменской границы. Однако и в этом случае, учитывая нарастающий потенциал нестабильности в самом Туркменистане, ситуация вырисовывается весьма нерадужная.

Тем не менее, при всей нерадужности ситуации, на данный момент есть основания полагать, что озвученный наихудший сценарий массированного броска ИГИЛ на север через афганско-туркменскую границу в обозримом будущем не реализуется. Дело в том, что в настоящее время резко обострилась борьба между ИГИЛ и Талибаном. О событиях очередного витка противостояния подробно рассказывает спецкор «Независимой газеты» Андрей Серенко.

Спровоцированное ИГИЛ обострение началось в первых числах июля в провинциях Нангархар и Кунар на востоке Афганистана, а 9-го числа перекинулось на северные провинции. 14 июля талибы развернули массированное наступление на позиции ИГИЛ на стыке провинций Джаузджан, Фарьяб (непосредственно граничащих с Туркменистаном) и Сари-Пуль, а также в провинции Баглан (оттуда уже исходит угроза Таджикистану), причём для участия в операции были стянуты формирования Талибана из пяти афганских провинций: Джаузджан, Гор, Сари-Пуль, Фарьяб и Бадгис.

Что интересно, судя по заявлениям афганских военных, они в этот конфликт не вмешиваются, однако активисты ИГИЛ сообщали, что вместе с талибами их позиции атакуют бойцы афганской армии. Согласно утверждениям талибов, наступление оказалось очень успешным, и они близки к тому, чтобы полностью уничтожить центры базирования ИГИЛ на севере Афганистане, и, если таки верить их оппонентам, делают они это в тесном взаимодействии с правительственными войсками. (Возможную роль во всём этом некой северной державы мы оставим в покрытых туманом скобочках.)

Конечно же, очень хочется надеяться, что угроза удара ИГИЛ по самому слабому звену на центрально-азиатском направлении будет снята, как минимум, на ближайшую перспективу. Однако расслабляться не следует, и тот самый наихудший вариант лучше всё-таки держать в уме. Даже в случае разгрома здесь и сейчас ИГИЛ, к сожалению, остаётся очень серьёзной и крайне живучей силой (об этом, между прочим, свидетельствует и текущее обострение на сирийском театре). О том, что не стóит спешить хоронить ИГИЛ я, кстати, говорил ещё в сентябре прошлого года. А центрально-азиатский вектор экспансии ИГИЛ с территории Афганистана выражен абсолютно чётко и недвусмысленно. И пакистанский вектор, на который заточены формирования ИГИЛ, базирующиеся в восточных провинциях Афганистана, ему не помеха. Напротив, они органично друг друга дополняют.

Кроме того, угроза радикализации Туркменистана одним только поражением ИГИЛ в приграничных провинциях не снимается. В своё время «Туркменбаши» практически угробил социальный сектор, а попытки «Аркадага» восстановить систему образования и здравоохранения ощутимых результатов пока не приносят. Сейчас сюда наслаивается острый экономический кризис, падение и без того невысокого уровня жизни большинства граждан и нарастающий протестный потенциал населения. Нищего населения богатейшей страны… А это, сами понимаете, просто кладезь ресурсов для ловцов человеческих душ под чёрными знаменами.

На самом деле сходные процессы ползучей радикализации на фоне весьма невесёлого социально-экономического положения наблюдаются и в других республиках Центральной Азии. Просто Туркменистан – ввиду исключительных чудачеств предыдущего и нынешнего руководителей – несёт пальму первенства. И гарантий, что оно таки не рванёт, нет, увы, никаких…

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии