- 25 июня, 2019 -
на линии
Новый кризис

Однажды в Венесуэле

Писать о событиях в Венесуэле легко и приятно. По запасам нефти Венесуэла занимает первое место в мире (300 млрд. барр.), опережая Саудовскую Аравию, совокупно Ирак с Ираном или вместе взятые Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и Россию. На этом, собственно, можно и заканчивать писать. Многие так и поступаю, потому что дальше начинаются нюансы.

Например, запасов нефти в Венесуэле хватит на 200 лет, в Саудовской Аравии – на 90, а в США – менее чем на 10. При этом по уровню добычи США находится на первом месте, Саудовская Аравия – на втором, а Венесуэла – во втором десятке, уступая даже Китаю и Казахстану. Логики в этой конструкции нет никакой. Возникает глупый вопрос (в ток-шоу на российском ТВ он звучит как утверждение): В Вашингтоне собрались идиоты и дилетанты со всего мира?

Вопрос не про Венесуэлу. Тут все логично и понятно. Вопрос про США. Довести внутреннюю добычу нефти до исторического предела, разогнать «сланец», обрушить мировые цены… И все это, чтобы через 10 лет остаться ни с чем, попав в абсолютную зависимость от арабов, персов, русских и прочих «мадуро»?

Возможно, в ток-шоу эксперты действительно посильнее будут, чем в U.S. Energy Information Administration (энергетическое агентство правительства США). Как уверяют первые, таким способом США хотят захватить лидерство на мировом рынке сжиженного газа (СПГ). Напечатать множество портретов своих мертвых президентов, обменять их на ресурсы других стран, а потом продать свои собственные ресурсы, чтобы вернуть портреты на родину?

Ради чего? Чтобы сдержать слово джентльмена? Что-то тут не так. Обмен бусинок и картинок на природные ресурсы, всегда был прерогативой именно джентльменов по отношению к аборигенам. Но никак не наоборот, как в унисон пытаются убедить нас и американские, и отечественные эксперты.

Для справки, США за счет «сланца» и роста добычи нефти снизили зависимость от импорта углеводородов с 60 до 14%, но для полной самодостаточности им не хватает 300 млн. т нефтяного эквивалента в год (7 млн. баррелей в день). Штаты по-прежнему входят в тройку самых крупных импортеров углеводородов. Америка остается энергодефицитной страной, и внутренних ресурсов на покрытие дефицита не хватает.

Иными словами, при нынешних темпах добычи через 10 лет (после исчерпания своих запасов) США на покрытие дефицита потребуется уже не 7, а 18 млн. барр. в день. Это при условии того, что все это время в Америке не будет расти ни экономика, ни потребление. Сомнительная стратегия получается…

Нюанс номер два. Нефть Венесуэлы очень тяжелая, себестоимость ее добычи в 3-4 раза выше ближневосточной (35-40 $ против 10 $ за барр.). Для переработки такой нефти нужны специализированные НПЗ. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что именно под такой тип нефти построены НПЗ США. Совпадение? Нет. География.

Американская нефть схожа по своему составу с венесуэльской. Именно поэтому почти всю свою нефть Венесуэла долгое время экспортировала только в США, являясь по существу американской провинцией. Но еще важней то, что канадская битуминозная нефть аналогична венесуэльской.

Благодаря новым технологиям извлечения нефти из битумозных песков Венесуэла и заняла 1 место по запасам, а Канада вышла на третье место (после Саудовской Аравии). Ранее Канада по этому показателю находилась в третьем десятке стран.

С приходом к власти в Каракасе Уго Чавеса, США стали медленно, но неуклонно сокращать импорт нефти из Венесуэлы, заменяя ее на канадскую. Сегодня Канада 97% своей нефти (2,5 млн. б/д) отправляет в США, что составляет более 30% всего американского импорта.

За это время добыча и экспорт нефти из Венесуэлы упала более чем в 2 раза (с 3,5 до 1,5 млн. б/д). Первое время снижение экспорта компенсировалось ростом цен, но после обвала цен в 2014 году экономический коллапс и социальный взрыв стали всего лишь вопросом времени. 95% бюджетных доходов Венесуэлы составляют нефтяные доходы.

Здесь следует сказать, что энергетическая игра Вашингтона носит глобальный характер, Венесуэла в ней хоть и значимое звено, но «одно из». Игра эта более детально описана была здесь. А начиналась она в 2000-м, когда цены на нефть медленно и неуклонно поползли вверх. К 2008 году они достигли запредельных 133,9 $/б, в кризис рухнули, но быстро восстановили прежний уровень, который держался до 2014 года.

2000-й год дал старт такому количеству событий в политической, финансовой и военной сфере (включая атаку на башни ВТЦ в Нью-Йорке), что об этом давно пора написать книгу. В нефтянке за это время была запущена дорогостоящая добыча нефти в Канаде, и глубоководная в Бразилии и России. Под контроль были взяты Ирак и Ливия. Практически с нуля создана индустрия СПГ. В 2006 году началась раскачка «сланца».

После кризиса 2008 года США стали резко наращивать внутреннюю добычу нефти, доведя ее всего за 4 года с 5 до 12 млн. б/д. На мировом рынке образовались огромные излишки и цены рухнули как подкошенные. На снижение цен работала даже Аль-Каида с «Исламским государством» в Сирии, поставляя на мировой рынок через Турцию нелегальную (минуя квоты ОПЕК) нефть. Интересно, что ни одна из этих сделок не засветилась в финансовой отчетности в отличие от «панамского досье».

Этот трюк изначально был разработан главой Standard Oil Джоном Рокфеллером, и называл его он «Большой встряской». Суть трюка в резком подъеме закупочных цен на нефть, в погоне за легкими деньгами масса независимых добытчиков (Джон называл их «грязными старателями») бросалась бурить скважины по всей Америке. Потом «Стандарт Ойл» цены рушила и собирала разорившиеся прииски в свою империю.

На глобальном уровне этот трюк разыгрывается тоже не впервые. Достаточно назвать 1973 и 1986 годы, каждый из которых имел свои последствия, но неизменным всегда был передел финансовой маржи в рамках Бреттон-Вудской системы в пользу США. Какие последствия у сегодняшней «большой встряски»?

Они перед глазами в виде кризиса в Венесуэле. Рост цен заставил нефтяников закредитоваться под новые разработки в расчете на будущие прибыли, а их падение поместило ресурсные страны (включая Россию) под бюджетное давление и создало условие для наращивания социальной напряженности. Это к вопросу о коррупции президента (пока еще) Венесуэлы Мадуро и его экономической несостоятельности.

После провала транснациональных соглашений в Атлантике и Азии, которые поставили под угрозу обвала мировую кредитно-денежную пирамиду, США вынуждены были свернуть глобальную экспансию и начать аудит своего «хозяйства» (наведение порядок на заднем дворе).

Аудит в самом разгаре. Ближний Восток превращен в месиво, в Бразилии и Аргентине сменилась власть, в Европе Брекзит, в Азии обострение «войны всех против всех». В этой цепочке Венесуэла не конечный пункт, а стартовая позиция для окончательного и решительного броска на Иран и Россию. Далее Китай и Индия. Без нефти Венесуэлы США не могут продолжать игру на понижение.

Конечная цель игры заключается не в росте продаж американского СПГ, а в том, чтобы сохранить мировой рынок энергоносителей в долларовой зоне до момента, когда начнется его рост. А рост неизбежен. Легкой (в смысле новых месторождений) нефти не осталось. Сланцевый газ намного дороже природного. Сжижение, транспортировка СПГ и его регазификация убыточна по сравнению с трубопроводными поставками. Долларов напечатано за это время сверх всякой меры.

Так что речь не о Венесуэле, и даже не о ее нефти. Речь о выживании Бреттон-Вудской системы, а, следовательно, и США. Необходимо соединить энергорынок с избытком ликвидности на условиях Вашингтона. Все попытки Пекина и Москвы противостоять «большой встряске», оставаясь внутри долларового пространства (единого бухучета), обречены на провал.

Схватку в Венесуэле Китай и Россия проиграли. Если внутренние противоречия переходят в уличный формат, то при любом их дальнейшем развитии всегда будет виновата власть. В таких условиях попытка избежать силового варианта решения проблемы ведет к немедленному проигрышу власти, как показали ГКЧП и Майдан. А противоположный сценарий (Тяньаньмэнь) оставляет шансы на итоговый выигрыш.

Вашингтон не отступит, позади ФРС США. А варианты с наращиванием военного присутствия в Венесуэле Москвы или Пекина носят чисто теоретический характер. Этим надо было заниматься раньше, а не делать ставки на рыночное решение. Еще ни один мировой кризис не разрешался на рыночных условиях "транспарентно и инклюзивно".


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии