- 27 мая, 2019 -
на линии

О русских и чужих беспилотниках. Каким путём пойдёт развитие БПЛА

Недавно стало немного больше известно об отечественной программе создания беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Попробуем разобраться, какие перспективы у нашей беспилотной авиации и каким путем развивается эта область в мире.

Наиболее активно и "громко" используют БПЛА в военных целях американцы. Уничтожение террористов с помощью беспилотников стало визитной карточкой военных действий «по-американски» и демонстрацией возможностей дотянуться туда, где невозможно применить обычную военную силу. Конечно, эффективность действий ударных БПЛА пока весьма относительна, а применение возможно далеко не везде. Однако это не только способ решить военную задачу ограниченными средствами и на значительном удалении от своих войск. Это действительно новый шаг в дистанционных методах ведения боевых действий. Совершен переход от использования БПЛА только для разведывательных задач к нанесению ударов по наземным целям. Именно это направление и будет основным в развитии военной авиации в ближайшей перспективе.

Почему? Да очень просто. Современные средства ПВО не только стали весьма совершенны, но и получили широкое распространение. Они ограничивают применение тактической авиации практически на любом театре военных действий, и делают наиболее сложной задачей именно нанесение ударов по наземным целям. Одновременно с этим развивается и авиационное вооружение. Оно становится высокоточным и получает большую дальность применения, что исключает необходимость для носителя (самолёта) сближаться с атакуемой целью. Таким образом, пилотируемая авиация постепенно становится только носителем вооружения. Фактически ударные функции сводятся к двум моделям. Если цели атаки известны заранее — самолет должен только доставить оружие поближе к ним. Если же цели выявляются в процессе боевых действий — самолет должен дежурить в зоне применения, чтобы обеспечить минимальное время от обнаружения цели, до её уничтожения. В обоих случаях разведку (поиск) целей, стараются вести отдельными средствами, а не самим носителем оружия. Ведь чем дольше самолет находится в потенциальной зоне действия средств ПВО, тем вероятней его потеря. И в результате для нанесения ударов по наземным целям пилот становится не нужен. Он постепенно теряет свою функцию по поиску целей и наведению оружия. К тому же наличие пилота делает летательный аппарат крупнее по габаритам, следовательно, заметнее для средств ПВО. Пилотируемый самолет ограничен по перегрузкам во время маневрирования на подходе к цели или уклонения от средств ПВО (например, маневренные возможности истребителей «Сухого» последних серий уже выше физических возможностей пилота выдержать перегрузки). И кроме того -- наличие пилота ограничивает продолжительность патрулирования летательного аппарата. Нельзя забывать и о цене человеческой жизни, которая всегда выше стоимости любой техники при неизбежных потерях.

Всё это рано или поздно приведёт к отказу от применения пилотируемой авиации для ударов по наземным целям. Истребительная авиация ещё долго останется пилотируемой, поскольку заменить пилота в воздушном бою значительно сложней, чем для доставки оружия к наземной цели. Техника ещё не скоро научится так же верно оценивать обстановку и верно принимать решения, как это делает человек. Но научить её самостоятельно взлетать и садиться, сближаться с целью или патрулировать в заданной зоне, применять оружие и уклоняться от средств ПВО — вполне по силам даже сегодня. Хотя и эти задачи представляют собой большую сложность с технической точки зрения, но их решением занимаются везде, где понимают, что другого пути всё равно нет — вектор развития ведёт именно к беспилотной авиации.

Наша программа создания собственной беспилотной техники в интересах Вооруженных сил призвана преодолеть серьёзное отставание в этой области ведущих мировых производителей. Лёгкие тактические БПЛА могут создавать многие, в том числе и мы. Многие российские компании создают вполне качественные образцы небольших аппаратов малого радиуса действия и малых высот полёта. Они продаются за рубеж и используются отечественными ведомствами и гражданскими компаниями. Но в нише высотных БПЛА большой продолжительности и дальности полёта лидерство США и Израиля — неоспоримо. Даже европейцы вынуждены закупать их технику, хотя и пытаются создавать свою. Другое дело, что многие могут себе позволить закупать готовые образцы, если не способны создать их сами. Для нас такого варианта нет по двум причинам.

Во-первых, действительно современную технику нам никто не продаст — так уж получилось, что для лидеров этой отрасли — мы «вероятный противник». Даже у Израиля, который трудно назвать нашим противником, не удалось получить действительно передовую технику (отчасти под давлением США, отчасти же -- из-за желания самого Израиля сохранить технологический отрыв от вероятного конкурента на рынке вооружений).

Во-вторых, для нас создание собственной военной техники представляет собой вопрос безопасности. Мы не можем зависеть от внешних поставок техники военного назначения, поскольку они могут прекратиться в самый неподходящий момент. И, кроме того, любое высокотехнологичное экспортное оружие (в том числе и наше) не зря немного отличается от образцов для собственных нужд. Любой экспортёр оружия старается исключить возможность его применения против себя, своих союзников или даже против третьей стороны, если это будет противоречить собственным интересам. Поэтому нам всегда приходилось создавать всю номенклатуру вооружений самим, даже если на определённом этапе мы сотрудничали с иностранными производителями.

Сейчас по заказу Министерства обороны сейчас создаются БПЛА трёх типов. Первый (работа носит название «Иноходец») — средневысотный оперативно-тактический БПЛА со взлетным весом около одной тонны, примерно аналогичный американскому MQ-1 Predator. Второй («Альтиус») — весом до 5 тонн, должен иметь большую продолжительность и высоту полёта, и примерно будет соответствовать характеристикам американского MQ-9 Reaper. Возможно он будет способен наносить удары по земле, подобно американскому аналогу. Предположительно, о внешнем облике этого аппарата можно судить по главной странице сайта ОКБ «Сокол». Третий (НИР «Охотник») — тяжелый ударный БПЛА, серийных аналогов которому пока не существует, хотя интенсивные работы по аппаратам аналогичного назначения ведутся во многих странах.

В нынешнем году начинаются полёты высотного самолёта М-17РМ (М-55 «Геофизика»), переоборудованного в летающую лабораторию для испытания систем управления беспилотников, создаваемых в рамках этой программы. Отдельные компоненты для беспилотных комплексов (системы связи, управления, средства разведки и другие) создаются довольно давно различными организациями. И для их испытаний совсем не обязательно использовать сам беспилотник. Вполне достаточно, чтобы испытательная платформа (самолет, на котором установлено испытываемое оборудование) примерно соответствовал характеристикам будущего БПЛА. Показательно, что в качестве летающей лаборатории выбран именно М-17РМ. У этой машины практический потолок (максимальная высота полёта) превышает 21 километр. Если для испытаний не подошла другая платформа, можно предположить, что создатели отечественных БПЛА замахнулись на большие высоты.

Особый интерес вызывает разработка большого ударного БПЛА, поскольку именно она является наиболее сложной частью программы. Пока создание специализированного ударного аппарата, близкого по своим характеристикам к самолётам тактической авиации, не по зубам даже признанным лидерам. Наиболее близки к успеху американцы. Они уже имеют ударные беспилотники обычных схем и опыт их боевого применения. Несколько программ создания качественно нового боевого беспилотника (такие как Boeing X-45 и X-46, Northrop Grumman X-47А) были закрыты, не достигнув конечного результата, то есть не превратившись в реальные боевые машины. Правда, это не значит, что все усилия разработчиков пропали даром. Все результаты исследований и накопленный опыт испытаний найдут воплощение в реальной машине со временем. На текущий момент только ВМФ США продолжают финансировать работы по ударному БПЛА (X-47В). Но вектор развития боевой авиации нельзя изменить. И новые программы, без сомнения, появятся.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии