- 25 мая, 2017 -
на линии
Экономика страны

О необходимости привязки ставок коммерческого кредитования к учётной ставке ЦБ

Как известно, еще 17 сентября Банк России понизил ключевую ставку на 0,5 процентного пункта, до 10% годовых. При этом Центробанк заявил, что следующего снижения ставки в этом году ожидать не стоит, а возможно, оно состоится не раньше первого полугодия 2017 года.

Тем не менее, бывший финансовый министр А. Кудрин прогнозирует, что ключевая ставка Банка России будет постепенно снижаться. И уже где-то через год опустится до весьма, казалось бы, комфортных для нашей экономики 6,5%.

С учетом того, что Алексей Леонидович до сих пор является не только одним из «мозговых центров» нашего экономического блока, но и – без дураков – одним из лучших финансовых экспертов на постсоветском пространстве, ему тут безусловно можно доверять. Причем, даже чуть больше, чем стремящемуся быть святее самого Папы Римского в монетарном плане ЦБ.

Проблема тут в том, что снижение ставок ЦБ в нашем – уникальном, заметьте, - российском случае мало сказывается на реальном поступлении дешевеющих денег в реальный сектор российской экономики.

Почему?

Всё просто.

Банкам это просто не выгодно.

Нашим банкам куда выгоднее инвестировать средства не в кредиты для реального сектора, а в спекуляции ценными бумагами, валютой и прочие замечательные ништяки.

Помимо всего прочего, приносящие куда более быстрый и куда более вкусный доход.

Ну, а с кредитованием реального сектора банки в подобного рода ситуации разбираются довольно просто и круто: за счет запретительных фактически ставок по коммерческому кредитованию предприятий данного сектора.

Рынок-с, господа.

При этом государственные инвестиции в свой «финансовый сектор» выпрашивая, кстати, исправно и получая рекордные доходы, о чем потом с гордостью и отчитываются даже на уровне как бы «государственного», но давным-давно живущего по исключительно «международным рыночным принципам» Сбербанка России.

И, что самое смешное, об этом говорилось в тот же день и на той же площадке Сочинского форума, на котором выступал по поводу снижения учетной ставки Алексей Леонидович Кудрин. «Сегодня у нас созданы идеальные условия для carry trade. Эксперты говорят что ни одна страна в мире не создала таких идеальных условий для валютных спекулянтов. Действительно, это было так в 2014 году, сегодня мы опять в тех же условиях», - заявил на международном инвестиционном форуме бизнес-омбудсмен Борис Титов.

И, кстати, совершенно справедливо добавил.

«Конечно, нужны ставки низкие, ставки конкурентные по сравнению и с теми странами, которые даже имея отрицательные ставки развивают свои инвестиции. У нас запретительные ставки для развития реального сектора, а на финансовых рынках еще никто экономики не создавал».

Самое только смешное, что «рецепт» не озвучил даже и он, которому бы это, казалось, по должности положено.

Между тем этот «рецепт» не просто существует, он уже давно, очень давно, причем в различных моделях, успешно работает на тех мировых рынках, где «идеальные условия для carry trade» не декларируются и не лоббируются как самоцель. То есть, практически, - везде. Существует та же американская, допустим, модель разделения банков на «обычные» и «инвестиционные», которые и имеют право работать на спекулятивных фондовых рынках, но не могут при этом осуществлять ряд операций на других секторах. Есть «японская», которая вообще позволяет банкам отправлять на спекуляции ценными бумагами довольно скромный процент их капитала. И, фактически, во всем цивилизованном мире существует в том либо ином виде старательно умалчиваемый нашими любимыми банкирами и их клевретами и прочей медийно-значимой клакой «запрет на ростовщический процент».

И у нас это тоже вполне можно сделать, причем это довольно просто и не потребует каких-либо дополнительных финансовых затрат на государственном уровне. Законодательным ограничением «по японской модели» средств, отправляемых банками на спекулятивные рынки плюс законодательным же ограничением «банковской маржи» и привязке ее к учетной ставке ЦБ Российской Федерации. Допустим, ставка коммерческого кредитования не должна превышать учетную ставку более чем на пять, или, черт с ним, семь процентов. Ну да, рекордные прибыли «важнейших институтов экономики» тогда слегка подожмуться. Зато сколько денег тогда в несчастный и остро нуждающийся в них реальный сектор сможет, наверное, прийти. И не будет тогда несчастная председатель Счетной Палаты РФ Татьяна Голикова недоумевать: как это так, дали банкам триллион денег, а объемы реального коммерческого кредитования даже и сократились. И не будут ей банки честно отвечать: а мы их пустили на спекулятивные рынки, потому как нам это выгодно, а законом, простите, вот вообще ни разу не запрещено.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии