- 22 июля, 2019 -
на линии

О необходимости национализации свободы

Уважаемые читатели! В уходящем году самым повторяемым добрым словом наших оппонентов было слово «свобода». Оно противостояло таким злым словам, как «эрпэцэ», «людоеды», «подлецы», «жулики и воры», «путин» и так далее.

К сожалению, те, кто его повторяет, мало его отшифровывают. Свобода, судя по их контексту, есть универсальный терпила, которого в нашей стране душат, насилуют и топчут – и это её единственная примета. Само же содержание изнасилованного и растоптанного понятия – от нас его защитниками всячески скрывается.

Проговорился на этот счёт только однажды, в пылу полемики, один поэтический публицист-супертяж (я не знаю, как ещё намекнуть на Д.Быкова, поэтому так и напишу – Д.Быков). Он отшифровал Свободу так: «свобода для предпринимательства и чтобы ездить за границу».

С тех пор новых расшифровок понятия не было, поэтому будем работать с тем что есть. Что в этом определении интересно? Это по определению – свобода для ничтожного меньшинства. Сам круг занятий, для которых требуется свобода в этом определении, чётко соответствует кругу потребителей: это катающиеся за границу для развлечения  + предприниматели. То есть миллиона три-четыре наших соотечественников.

Такая свобода большинству народа нашей Родины нужна примерно как право баллотироваться в британскую палату пэров при наличии имущества на миллион фунтов.  

Но я вспоминаю один северный город, в котором действует огромный комбинат. Он приватизирован. Как объяснил мне местный активист движения советских реконструкторов – хозяева всё время сокращают рабочие места. Но Путин запретил увольнять людей, поэтому хозяева действуют иначе: человек увольняется или уходит на пенсию – вакансия закрывается. А новые люди не идут на комбинат, они идут в другие места.

И вот стоит местный выпускник, обдумывающий житьё, знающий, что отцовского дела ему не продолжить и выбирающий, куда податься ( выбор: электроэррозионистом вахтой 30/60 дней в Питер или монтажником вахтой 2 месяц через 1 в Москву, пруфлинк) -- а тут к нему подходит вразвалочку столичный публицист и говорит: «Свобода для предпринимательства и чтобы ездить за границу!»

Неизбежно недоразумение. В том числе и потому, что этому пареньку мало известно реальное значение слова "предпринимательство" -- то есть создание человеком новых рабочих мест на свой страх и риск. Зато известно искажённое значение -- "взять под себя чёнть казённое и рубить проценты".

 …Я это всё к чему веду, уважаемые читатели. На самом деле свобода – это действительно величайшая ценность. Вся штука в том, что свобода в понимании наших оппонентов – злейший враг той свободы, которой хочет наше большинство, наш носитель суверенитета, короче -- народ.

Что-то мне подсказывает, что народ хочет свободу работать в родном городе, а не загружаться в автобус и пахать большую часть года вдали от жены и детей у чёртовой бабушки на далёких стройках. Ещё он хочет свободу пользоваться плодами того, что строит и монтирует – а не строить и монтировать, чтобы сын какого-нибудь приватизатора купил себе ещё один баскетбольный клуб в Кливленде. Ещё он хочет, чтобы его дети и внуки тоже имели свободу выбирать, кем им быть – а не свободу валить куда-то, где на их дешёвые тела имеется спрос. В общем, если научно – то нормальный представитель народа хочет, чтоб у него перестали отчуждать его труд, его семью и его будущее.

А та свобода, про которую мечтают наши оппоненты (назовём их так) – это свобода в т.н. западном понимании.

И это как раз свобода отчуждать.

Эту мысль необходимо отшифровать. Лучшим путеводителем по свободе в западном понимании, который я могу вспомнить, является обаятельный сериал про доктора Хауса, закончившийся в этом году. Мне лично запал в душу один эпизод: какой-то работяга, у которого были проблемы и не было страховки, на производстве случайно отпилил себе палец.  Палец и работягу доставили в больницу. Где наскоро пришили друг к другу.

После этого работяге выкатили счёт на 60 000 долларов. Это, на всякий случай, полторы среднегодовых американских зарплаты. И герой эпизода встал перед абсолютно свободным выбором – либо со своей семьёй выкатываться из дома (прощай, образование для детей) и падать в яму, где живут бедные должники. Либо обратиться к юристу и выкатить встречную претензию докторам – он ведь не просил, чтоб ему палец пришивали. Работягу мучает совесть – нехорошо нагружать врачей, которые спасли его рабочую руку, его средство к существованию. Но и существование, для которого его спасли, будет отныне ужасным и безрадостным – ведь от бедняков часто уходят жёны, а их дети подсаживаются на наркоту и могут загреметь в тюрьму, где они тут же на всю жизнь потеряют гражданские права. Не говоря уже о видах на карьеру.  

На самом деле у работяги был ещё один свободный выбор – когда его только везли в больницу. Либо добровольно «отчудиться» от своего пальца и средства к существованию, либо – см. выше, от своего и своей семьи человеческого будущего.

Так вот: свобода в нашем понимании – это свобода человека от такой гадской свободы выбора. Парень, пострадавший на производстве в результате подлой случайности жизни, должен быть свободен от гнусных последствий этой случайности.

При этом важно понять: упомянутые гнусные последствия – это как раз и есть реализованная свобода тех самых ребят,  которым отстёгивают и работяги, и сшивающие их после несчастных случаев врачи. Я специально посмотрел: врач в США получает в год в среднем 200-300 тыс. долларов. То есть это не врачи между собой деньги за операцию пилят. В стоимость операции, помимо их труда, счетов за электроэнергию, бензин для скорых и мексиканских уборщиков, входит также содержание юристов (это где-то 20%), содержание американской армии, бомбящей за рубежом всё любое (4-5%), содержание топ-менеджмента, оперирующего размещением акций больницы (???), и топ-менеджмента фармакологических компаний (???), и – через налоги – содержание ещё и радио «Свобода», вещающего в числе прочего на нашу Родину. В том числе – сюрприз – какие-то копейки идут и на интервью с Д.Быковым в далёкой России, который в студии «Свободы» регулярно вещает о свободе.

В общем, если коротко, то есть две свободы. Первая свобода – это свобода распоряжаться собой. А вторая свобода – это свобода продавать себя и покупать других.

И мира между этими двумя свободами нет и быть не может.

И когда какой-нибудь особо громкий радетель за свободу (по фамилии, например, Прохоров) начинает вещать о ней – следует очень точно помнить, что он имеет в виду на практике.

Это, во-первых, свобода для него лично – например, вывоза пачками юных моделей на пьянку в Куршевель.

И это, во-вторых, свобода для его работяг – например, работать по 60 часов в неделю вместо 40.

И это, в-третьих, свобода для народа в целом – например, ездить на народном ё-мобиле. Который, кстати, М.Прохоров обещал запустить в массовое производство как раз минувшей осенью. И которого до сих тупо не существует на практике -- пока что на всех презентациях показывают просто «мыльницу», т.е. корпус на каких-нибудь японских базах.

…А шаги к свободе в нашем понимании – они вообще в другую сторону. И главная гарантия этой свободы – как раз максимальная национализация государства. Потому что государство исторически – это тот самый инструмент, который ограничивает  их свободу отчуждать людей друг от друга и от их труда.

Сейчас, накануне 90-летия СССР, нелишне будет вспомнить, почему советское государство рухнуло. Как ни крути – а главным условием этого краха стало как раз отчуждение государства от общества, инструментом коллективной свободы которого оно должно было быть. В результате, когда попилившие государство топ-менеджеры начали ударно отчуждать народные накопления, детсады и производственные мощности – это было по факту обналичиванием права собственности элит на то, чем народ им доверил изначально просто рулить.

Так что сегодня каждый, кому мила свобода, должен для начала определиться – что именно под этим брендом ему предлагается. 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии