- 22 октября, 2017 -
на линии
Войны

О наших пленных, убитых террористами в Сирии

В связи с трагическим инцидентом с нашими пленными изначально неясной (для значительной части читательской аудитории) принадлежности, которые были захвачены боевиками ТОЗР ИГ днём 28-го сентября в ходе контрнаступления «чертей» в районе посёлка Аш-Шола провинции Дейр-эз-Зор и, согласно поступившей 5-го числа информации, казнены вскоре после записи видеоролика, опять пошли волной всяческие домыслы, измышления, инсинуации.

Да кто они такие, они же не военные, откуда они там взялись, на самом ли деле они наши, а за кого они там воюют, да они туда за деньгами попёрлись, им вообще пофигу, за кого воевать – ни родины, ни флага, «диких гусей» не жалко, и вообще посмотрите на их рожи…

Мне вот, например, даже ссылочку скинули на пост в жутко неудобочитаемом блоге, пользующемся, однако, немалой популярностью в среде особо ушибленных патриотической конспирологией сограждан, в котором означенный «Кот» черезпеньколодно разъясняет предательскую сущность людей, на которых в Сирии по факту лежит самая тяжёлая часть работы на земле.

Можно было бы, конечно, могучим усилием воли взять и не обращать на всё это внимания, но считаю необходимым изучать, какие веяния распространяются специально обученными или хитро замороченными комментаторами среди читающей и внимающей публики, и по мере возможности вести соответствующую разъяснительную работу, посему приходится.

Психологически, честно вам скажу, тяжело погружаться во всю эту гадость, подлость и тупость, ибо, как сказал один хороший человек, «для меня каждый наш воин как родной, потому что он воюет за себя и ещё за меня». Плюс к этому есть и дополнительно отягчающий восприятие всех этих потоков личный фактор – я ведь ещё по Донбассу знаком с некоторыми из тех наших ребят, которые работали и продолжают работать сейчас в «песочнице».

У одного товарища был летом в гостях – застуженные почки (да, по весне в пустыне температура ночами уходила в минус) плюс след от калибра 12.7 на спине на память о Пальмире (каким-то чудом только чиркнуло). Другой в военном госпитале – в августе под Акербатом бок и руку осколками посекло. Третий потерялся на месяц – с 7-го сентября не выходил на связь. Сообщил тогда, что после Акербата идут на Дейр-эз-Зор, а потом тишина. А я-то понимаю, что происходит в Дейр-эз-Зоре… Слава Богу, 8-го числа нашёлся, жив-здоров. Четвёртого видел на фотографии – сидит в камуфляже на диванчике, медали на груди, обнимает деток. Тяжёлая контузия, отвоевался. Пятый на днях уехал… А есть те, от кого в сети остались только уведомления типа «аккаунт удалён», и что там и как – Бог весть. А может быть и по-другому – аккаунт остался и с него приходит «напоминалка» о дне рождения, а самого человека с марта 16-го уже нет (ребята тогда в первый раз по Пальмире работали).

И вот получается, что одни – те самые, профессиональные, – делают набросы на вентилятор, а другие – сидящие на диване и жрущие свой попкорн, наблюдая за реальной войной как за увлекательным шоу, – жадно эти набросы подхватывают и разносят «по цепи» новых вентиляторов. А ты читаешь всё это и вспоминаешь рассказ человека оттуда…

Их очень плотно тогда обложили. Зажали с флангов, с тыла заехала «тачанка». Слева парня убило. Потом справа. Одному перебило позвоночник. Он лежал и кричал: пацаны, помогите! Минут через двадцать умер. Потом спину обожгло. Попробовал пошевелиться – вроде нормально, руки-ноги работают. Отполз за камни, стянул «разгруз», посмотрел – материал на спине в хлам. А на коже, как потом оказалось, только ожог и царапина – скользом прошло… В итоге отбились…

Если же пока отложить в сторону эмоции, то нужно понимать следующее: эти парни, наряду с официальными людьми в погонах, выполняют поставленные задачи в общей логике нашей антитеррористической операции в Сирии. И в силу специфики своей работы им чаще всех остальных приходится входить в непосредственный контакт с противником. И на их долю приходится наибольший процент потерь. А то, что про них не говорят официально, – значит, на то у государства есть какие-то свои резоны.

Да, хотелось бы, конечно, чтобы вопрос с ЧВК в правовом поле у нас, наконец-то уже, утрясли, однако некоторые хитрые подвижки всё-таки есть. Речь идёт об изменениях в Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе». Вот цитата из статьи 37 «Исполнение обязанностей военной службы» в последней действующей редакции от 9 января 2017 года (выделено мной):

«1. Военнослужащий, гражданин, проходящий военные сборы, и гражданин, пребывающий в мобилизационном людском резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях:

а) участия в боевых действиях, выполнения задач в условиях чрезвычайного или военного положения, вооруженных конфликтов, а также участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности либо пресечению международной террористической деятельности за пределами территории Российской Федерации».

Ну, как? Есть увязка с работой нашего воинского контингента на территории Сирийской Арабской Республики? Какие ещё вопросы?

А в заключение хочу повторить сказанное ещё в конце августа, когда счёл своим долгом ответить на очередную серию шумных «разоблачений», вылитых на этих людей «Фонтанкой»:

«Помните, у Юрия Кукина: "А мы уходим рано, запутавшись в долгах, с улыбкой д'Артаньяна, в ковбойских сапогах"? Такие вот "солдаты Киплинга" в сирийских песках. Только наши, родные. Это и профессиональные псы войны, и искатели экстремальных приключений, и обычные мужики, которых либо жизнь, либо война шибанула об колено. Они, как правило, не имеют образования, котирующегося в "приличном обществе", многие из них пишут безграмотно. Далеко не все из них отличаются высоким моральным обликом, а некоторыми вообще можно пугать нежную обывательскую публику. Они такие. Потому что они – живые люди, а не ходячие картинки агитпропа, каждый со своими проблемами и тараканами в голове. Других героев у меня для вас нет. Кому-то нужно было быть в нужном месте в нужное время. Время выбрало их… Может быть, они и сражались за деньги, но умирали за Родину».

P.S. Товарищ отписывался, что тех самых двоих наших парней, попавших к «чертям» в плен, он знал лично – до этой командировки они в его группе работали. Товарищ тот самый, который уехал на днях…

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии