- 14 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

О газовом торге «Газпрома» с Грецией и израильско-кипрских газовых запасах

На днях мы обсуждали новый контракт «Газпрома» с Литвой. В Греции — ситуация чем-то похожая. Тоже скоро заканчивается старый долгосрочный контракт, тоже страна платит за газ заметно больше, чем среднеевропейская цена «Газпрома», также настаивает на пересмотре своего ценового уровня.

Но есть и отличия. Если Литва для «Газпрома» — клиент очень выгодный даже при снижении цены, так как расходы на транспортировку минимальные, то Греция находится скорее «на отшибе» газпромовской сферы влияния, да и рынок маленький. То есть возрастают расходы на доставку.

Тем не менее страна уверенно торгуется. Она уже получила скидку с 460 до 399 долл. за тысячу кубометров (видимо речь идёт о стоимости по формуле в нынешних нефтяных ценах) и надеется на большее — снижения до 370 долларов, то есть до среднеевропейского уровня, если не ниже. В чём причины?

Одна из них понятна. Греции достанется 1 млрд кубометров газа из направленного в Европу азербайджанского топлива. Но газ придёт ещё в 2020 году и окажется недешёвым — в лучшем случае на уровне тех самых 400 долларов за тыс. кубометров. Поэтому этот фактор — не основной.

Израильско-кипрские газовые запасы

Гораздо важнее в интриге с греческими ценами на газ другой сюжет — начало разработки газовых запасов Восточного Средиземноморья (морские месторождения). Напомним, что сразу несколько стран региона надеются добывать газ в своей экономической зоне. Но реально пока можно говорить об Израиле (здесь добыча уже идёт) и Кипре (здесь подготовка находится в наиболее продвинутой стадии).

Всё остальное — на уровне подготовки и простейшей разведки — Ливан, Сирия, возможно, даже Турция и Сектор Газа. Ясно, что при добыче в этом непростом ближневосточном регионе будет много проблем — и по разделению границ экономических зон, и по транспортировке, и старых политических споров, мешающих добыче. В результате — реального газа в остальных странах мы дождёмся не скоро. Но с израильской и, скорей всего, кипрской добычей — вопрос решённый.

В настоящее время Израиль уже добывает газ с относительно небольших месторождений, и это топливо направляется для решения собственных энергетических проблем. Долгое время газ Израилю приходилось импортировать газ из Египта, а также использовать для выработки электричества нефтепродукты. Поэтому собственный газ оказался весьма кстати. Впрочем, газ с месторождения Тамар, которое сначала было пущено на внутренний рынок, уже готовят для экспорта — в граничащую с Израилем Иорданию.

Но на подходе разработка наиболее крупного месторождения в израильской зоне — «Левиафан», а также кипрских запасов. (Кроме того, некоторые месторождения могут находиться на пересечении экономических зон, а значит, будут разрабатываться совместно). Столько газа ни Израилю, ни Кипру не нужно, а значит, поднимается вопрос об экспорте.

Варианты экспорта

Вариантов несколько. Самый экономически выгодный — небольшой подводный трубопровод в Турцию, а дальше в Европу. Но зависеть от транзитёра, с которым последние годы непростые отношения, Израиль не хочет. Впрочем, небольшие объёмы, для собственных турецких нужд, возможно, будут поставляться.

А для Кипра такое сотрудничество вообще исключено — Турция активно протестует против разработки запасов в зоне Кипра, так как непризнанная ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра) в этом не участвует. И отказывается сотрудничать с любыми компаниями, участвующими в разработке. Поэтому, кстати, в случае совместных кипрско-израильских проектов по добыче «турецкий вариант» никак не может быть реализован.

Остаются два варианта. Во-первых, трубопровод в Европу через Крит и Грецию (см. рисунок). Во-вторых, строительство заводов (двух независимых или совместного) по сжижению), после чего СПГ может направляться как в Европу, так и на другие рынки.

Производить СПГ, конечно, может оказаться дороже — но нет зависимости от европейского спроса, и есть возможность отправлять газ на премиальные рынки АТР. С другой стороны, трубу в Европу по понятным причинам лоббирует ЕС. Но вот проблема — море здесь очень глубокое, поэтому труба окажется очень дорогая. А в таком случае — зачем себя связывать трубой?

Европа — за трубу, экспортёры — за СПГ для Азии

Последние дни принесли новости по всем этим направлениям. С одной стороны, в консорциум по разработке месторождения «Левиафан» пришла австралийская компания Woodside (получив 25%), традиционно специализирующаяся на СПГ и к тому же нацеленная на азиатский (а точнее — китайский) экспорт. Разговоры об этом шли давно, но более года стороны не могли прийти к компромиссу. И вот решение принято. И, кстати, любопытно, что руководство Woodside уже заявило, что рассматривает как наиболее вероятный вариант плавучий завод по сжижению — в таком случае это будет четвёртый подобный проект в мире (два уже строятся, по одному принято решение).

Практически одновременно в Кипре заинтересованные стороны договариваются о строительстве завода СПГ. Правда, там для завода по сжижению немного не хватает газа в запасах. Поэтому будет неудивительно, если проект объединят с израильским, что, повторимся, сразу выводит Турцию из всех комбинаций с этим газом — как по покупке, так и по транзиту. В общем, пока СПГ выглядит для сторон наиболее выигрышным вариантом. Кроме того, участвовать в строительстве кипрского завода СПГ хочет и Китай, уже отправивший делегацию для обсуждения этих вопросов.

Но ЕС хотел бы направить хотя бы часть газа в Европу, и даже не через Турцию, а напрямую — через Грецию и далее в Италию. Планов там громадьё — соединить греческую ГТС с болгарской, «Южным потоком», газопроводом TAP и др. В общем, сделать Грецию этаким газовым хабом.

Но проблема в том самом дорогом подводном газопроводе с Кипра. Поэтому недавно этот проект (на 8 млрд кубометров газа) получил статус т.н. «Проекта общих интересов». Такой статус в ЕС получают различные инфраструктурные проекты в области энергетики, которые направлены на рост диверсификации поставок, но рисковые или экономически малорентабельные. В таком случае они могут рассчитывать на поддержку ЕС, в том числе и финансовую. Что будет в результате — пока остаётся под вопросом.

Возвращаясь к спору с «Газпромом». Для Греции вырисовывается перспективная картина стать газовым хабом на юге Европы. Но неопределённости высоки, и с этой затеей может ничего и не получиться.

Вот почему Греция так настойчиво требует от «Газпрома» новых скидок. С одной стороны, она надеется на новый газ из Средиземноморья. С другой стороны, возможно, намекает «Газпрому», что не будет поддерживать проект восточно-средиземноморского трубопровода в случае достаточно дешёвого газа для себя. Предлагать какие-то более конкретные догадки, будучи внешними наблюдателями, сложно, но ясно, что интрига крутится вокруг описанных выше сюжетов.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии