- 24 октября, 2017 -
на линии
Новый кризис

Никакого светлого будущего. О самоликвидации человечества через здоровую конкуренцию

Нетрудно заметить такую закономерность: в современной культуре фантастико-приключенческих жанров максимально востребованы сюжеты, так или иначе связанные с «концом света» (непосредственно «до», «во время» и «после»).

У творцов фантазии не берутся из ниоткуда, а чисто коммерчески эта прихоть рациональна, потому что зритель валит – значит, спрос устойчивый, и он подогревается какими-то общественными ощущениями.

При этом современная апокалиптика разнообразием сюжетов не балует. В основе всегда какая-нибудь внезапная беда той или иной степени тяжести (катастрофа, нашествие злых инопланетян, зомби или вообще чего-то неизведанно-потустороннего), от чего с планетой случается бабах или хлюп и надо теперь в этом как-то существовать. Даже если какой-нибудь «Интерстеллар» – про героическое освоение космоса, то и это не от тяги к свершениям, а из-за того, что Землю уже довели до ручки. Причём человеки в силу своей глупости не могут беду предвидеть, предотвратить и даже адекватно оценить, а то и вовсе накликают её своей безответственной деятельностью.

А в фильме «Планета обезьян: война» все эти ужасы доведены до предельно масштабного логического завершения. 

Коротко напомню сюжет всей трилогии («Восстание», «Революция» и вот теперь «Война»). Учёные в целях биохимического улучшения человечества и извлечения больших барышей придумывают всякие пилюли и испытывают их на беззащитных обезьянах. Получается наоборот: обезьяны от этих пилюль резко умнеют, а люди заражаются неизлечимым вирусом и в жутких мучениях отдают концы или мутируют. Обезьяны начинают жить своей общественной жизнью и выстраивать свою суверенную цивилизацию. А малочисленные выжившие люди в массе своей по привычке норовят их истребить.

Как раз сейчас финальная часть трилогии («...Война») докатывается в наших кинотеатрах. И можно оценить, как голливудские авторы видят себе исход глобальной конкуренции в предельном, так сказать значении. А именно: человечество допрыгалось, самоликвидировалось и в глобальной конкуренции просто вытеснено с трона «царя природы» и заменено другим биологическим видом.

Важно отметить такое авторское художественное высказывание: победившие в конкуренции обезьяны, может, и уступают неудачникам-людям в умении обращаться с гаджетами, но не менее сообразительны, а по части нравственных ценностей куда более симпатичны. А обезьяны-отрицательные персонажи потому и отрицательные, что нравственно деградируют до уровня людей. Из людей же как вида в прекрасном постапокалиптическом будущем сохраняются только те, которым повезло «произойти в обезьян».

Откуда такие мрачные настроения берутся?

В общем, у художников – то же, что и у пчёлок, поэтому мрачные настроения берутся из наблюдений за объективной реальностью. А художественно украшаются и приукрашиваются – понятное дело, с целью извлечения прибыли.

Не так давно мы с вами говорили о сегодняшних экономических, технологических, социальных и иных тенденциях, которые объективно складываются в такой образ будущего, от которого хорошо бы увернуться. Люди специально обученные на то же самое более подробно указывают.

Вот израильский историк Юваль Ной Харари в «Гардиан» пророчит, что к XXII веку «…биоинженерия наряду с развитием искусственного интеллекта могут привести к разделению человечества на небольшой класс "суперлюдей" и массивный нижний класс "ненужных" людей… Мы можем впервые в истории прийти к возможности превратить экономическое неравенство в биологическое».

И английский физик Стивен Хокинг всё о том же: «На Земле наступило самое страшное время, вызванное разрывом между элитой и другими слоями общества, который усугубляется с помощью новейших технологий… Это неизбежно, это прогресс, но это также социально разрушительно».

Что показательно. Ключевое здесь – не жалобы на исчерпание нефти, на экологию, на научно-технический застой, на терроризм или инопланетян. Ключевое здесь – конечная деградация человечества как вида в логике буржуазно-либеральной идеологии. В общем, тот самый «конец истории», воспетый Фукуямой, только без романтизма, свойственного победителям «холодной войны» ХХ века, а как есть в более прикладном естественнонаучном ракурсе.

Вот и творческие натуры примерно то же самое чуют с поправкой на естественную для этого сословия экзальтированность: в глобальной конкуренции «по гамбургскому счёту» люди вполне способны победить сами себя даже без помощи зелёных марсиан. А уж заменят их голливудские шимпанзе или нет – дело десятое, нам, в общем, будет уже всё равно.

Если же не заморачиваться кинофантазиями, а вернуться в реальность, то в ней мы увидим простую вещь: любая угроза не есть неизбежность, а будущее возникает не столько из объективных тенденций, сколько из деятельности людей. Ведь никакие обезьяны нам покамест никуда не вытеснили.

А угрозы – да, они есть. И даже если заботиться не обо всём непутёвом человечестве, а только о той его части, которая называется Россией, то для нас естественное развитие «как у всех» в логике буржуазного выгодополучения, как мы с вами недавно обсуждали, – это подрубание под корень собственной конкурентоспособности в современном мире. Что было неоднократно доказано нашей же историей. А вдруг на этот раз у Бога не найдётся безбожных большевиков в товарных количествах?

Просто полезно понимать, что цена конкуренции – это не только рост благополучия или, наоборот, снижение уровня потребления. Это ведь такое соревнование, в котором, случается, «загнанных лошадей пристреливают», не глядя на богатый духовный мир и великую многовековую историю. Вот хоть римлян да эллинов спросите.  


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии