- 19 ноября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Назло прогнозам. Интерес к газомоторному топливу как предчувствие спада в нефтяной добыче

В последнее время тема газомоторного топлива (т.е. использования природного газа в качестве топлива на транспорте) все чаще стала появляться на страницах СМИ.

Причин тому несколько, и все они из разных плоскостей. В США это направление сделал перспективным нынешний избыток газа на рынке и его значительная (в разы) дешевизна по сравнению с нефтью. Кроме того, переход автотранспорта на газ поощряется и правительством, выделяющим субсидии на переоборудование транспортных средств. Пример из другой области – ожидаемый рост спроса на СПГ в качестве бункерного топлива (т.е. топлива для судов). Причина этого – жесткие нормы на выбросы оксидов серы, которые начнут действовать с 2015 года, пока в Балтийском и Северном морях, но позже распространяться и на другие регионы. Одним из путей решения проблемы как раз и становится перевод судов на СПГ. В начале апреля вопрос об интенсификации перехода на газомоторное топливо был поставлен и в нашей стране. У нас свои причины – большие запасы природного газа, на фоне более скромных запасов нефти. Есть и другие примеры.

В то же время все долгосрочные прогнозы скромно оценивают потенциал роста для газа на транспорте. Сейчас это около 30 млрд кубометров газ в год (во всем мире). Это – примерно 1% от общего объема энергии, используемой в секторе транспортных средств. И одновременно, примерно столько же, около 1%, от суммарного спроса на природный газ. В России на транспорте используется около 400 млн кубометров газа (тоже около 1% от суммарного объема потребления).

Хотя долгосрочные прогнозы ожидают стремительный рост использования газа на транспорте, в абсолютных значениях даже через 30 лет использования газа предполагается более, чем скромное. Так прогноз ExxonMobil ожидает рост этого сектора в несколько раз к 2040 году, но даже в этом случае доля транспорта на газе увеличится с 1% до 4% или где-то до 160 млрд кубометров в год. Недавний российский прогноз от ИНЭИ видит роль газа на транспорте еще меньшей – к 2040 году всего 80-85 млрд кубометров или до 110 млрд кубометров в случае применения мер поддержки.

Проблемы перевода транспорта на газ очевидные – неразвитость соответствующей инфраструктуры, а также определенные трудности операций с газом по сравнению с жидким топливом. Поэтому пока основной рост ожидается в первую очередь в секторе большегрузных автомобилей и морских перевозок, то есть там, где существуют «стандартные» маршруты движения. Неслучайно, что недавно именно курьерская служба UPS (США) объявила о закупке 700 транспортных средств, работающих на СПГ.

Хотя новостей по переводу транспорта на газ больше всех приходит из США было бы неверно считать, что там ожидается основной спрос на такие технологии. Согласно упоминавшемуся прогнозу ИНЭИ, именно в АТР ожидается наибольший спрос на газ в транспортном секторе. А автотранспорта на природном газе в Китае уже сейчас в расчете на душу населения продается даже больше, чем в США. Китай соответственно создает и сеть газовых заправок.

Еще одна проблема (или деталь – как кому больше нравится) связана с тем, что строго говоря, существует два варианта заправки автотранспорта природным газом. У каждого – свои плюсы и минусы. Во-первых, это использование компрированного (т.е. сжатого) природного газа. Пока именно этот вариант развивается в нашей стране. Второй способ – заправка транспорта сжиженным природным газом (СПГ). В таком случае транспортное средство должно быть оборудовано регазификатором, и оправдан такой подход для большегрузной техники.

Остаются открытыми и вопросы безопасности, особенно в случае ДТП. Кроме того, пока массовое промышленное производство «газовых» автомобилей невелико, существенным фактором, определяющим экономику перевозок, является переоборудование автотранспорта. Небольшое количество машин на газе сдерживает развитие инфраструктуры и производства, в свою очередь именно слабая инфраструктура является причиной низкой популярности автотранспорта на газе.

Но чем больше мы описываем трудности, тем ярче выглядит противоречие между казалось бы проблемным использованием газа на транспорте с одной стороны, и стремительно возрастающим интересом к этой технологии, с другой стороны.

Наиболее вероятный ответ, который, может объяснить это противоречие, следующий: текущие прогнозы по росту (хоть и умеренному) нефтяной добычи – излишне оптимистичны. А в реальности – нас ждет стагнация в лучшем случае, и падение добычи в худшем. И это уже почувствовали все заинтересованные участники рынка, чтобы не говорили ученые и аналитики о «нефтяной» сланцевой революции и прочих альтернативных источниках жидкого топлива. А в таком случае, все текущие прогнозы по потреблению газа на транспорте должны быть пересмотрены.

Очевидно, что развитие автотранспорта на газе представляется разумным и в нашей стране. Что же касается политики на внешних рынках, то тот же «Газпром» активно продвигает идею перевода транспорта на природный газ в европейских странах. Логика газовой монополии понятна. В то же время, пока основные экспортные доходы в России идут от продажи нефти, а не с газа. И если газомоторное топливо позволит увеличить спрос на газ, это произойдет путем снижения спроса (и, соответственно, цен) на нефть. Но если тот же «Газпром» допустят и до создания инфраструктуры газовых заправок за границей, лоббирование использования газового топлива разумно уже сейчас.

Еще один фактор – цены. Надо понимать, что пока цена на газ привязана к нефти, переход на газомоторное топливо не будет сильно выгоден экономически. Разумеется это не призыв к немедленному отказу от нефтяной привязки. Но если в мире начнется настоящий дефицит нефти на фоне достаточного предложения газа, стоимость черного золота резко вырастет, что в любом случае актуализирует вопрос о старых механизмах ценообразования на газ.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии