- 22 сентября, 2019 -
на линии
В движении
Автоспорт

Настя, которая покорила Дакар

За 10 дней января этого года Настя Нифонтова превратилась из мотогонщицы, пользующейся популярностью и уважением в профессиональных кругах, в настоящую героиню – причем, не в масштабах только нашей страны, а в масштабах человечества, о которой теперь знают все.

17 января Настя финишировала в 41-м Дакаре, но героиней ее сделало участие в зачете Original by Motul – самом суровом зачете самого сурового ралли-марафона планеты, зачета, в котором участники делали все сами, не имея права воспользоваться чужой помощью: ехали, падали, вставали, ремонтировали свои мотоциклы, спали по 4-5 часов, а иногда и меньше, и отправлялись дальше – покорять пустыню, горы и бездорожье. Чтобы финишировать.

В зачете принимал участие 31 гонщик, из них 2 девушки – россиянка Анастасия Нифонтова и испанка Сара Гарсия. Но на 4-м этапе Сара сошла, оставив Настю одну бороться за право называться первой девушкой, финишировавшей на Дакаре в этом сложнейшем зачете. До финиша 10-го этапа добралось лишь 16 спортсменов, среди которых одна единственная девушка Настя была 8-й. Она доехала, смогла, хотя иногда и думала о том, что, может быть, пора остановиться. Не знаю, думал ли об этом каждый из этих шестнадцати, но совершенно точно каждый из них хотя бы раз плакал – об этом говорят и они сами, и очевидцы. От тяжести происходящего, физической усталости и усталости моральной, боли в уже забывшем, как разогнуться после долгих часов на мотоцикле, теле… Настя тоже плакала, и не скрывает этого. Она вообще ничего не скрывает. И от этого интервью с ней становится еще интереснее, а ее умение посмеяться над самой собой и происходящим вызывает огромное уважение.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Анастасией Нифонтовой - и комментариями Антона Гаврилова, руководителя команды, боевого товарища и супруга Анастасии.

Анастасия Нифонтова:

- В Перу мы прилетели 2-го января. На следующий день забрали на пароме из Гавра мотоцикл, отогнали его на бивуак и еще немного с ним поработали: это были финальные приготовления, когда еще допускается посторонняя помощь. Так что мой муж Антон Гаврилов, который также прилетел со мной на Дакар и работал там водителем пресс-кара, помогал мне провести последние доработки, в том числе и решить проблемы с креплением эритрака (системы, которая позволяет отслеживать местонахождение каждого участника), который никак не хотел вставать на нужное место.  Затем 4-го января я прошла административные и технические проверки комиссий, которые находились на военном аэродроме в противоположном конце города.


Передвигаться по Лиме это отдельная история, водители там совсем неважные. В итоге из-за пробок и ошибки в навигации я оказалась на административке в последний момент. После этого закрепили на мотоцикле выданный минитрекер, потратив на это минут 40, и отправились на финальные проверки. И тут-то я едва не закончила свой Дакар. В моем комплекте так называемого life saving kit, включающего в себя покрывало, светящиеся палочки, зажигалку, компас, зеркальце и другие необходимые предметы, не оказалось фальшфейера – специальной трубки, у которой с одной стороны дымовая шашка, а с другой – огневая. Когда стало понятно, что без нее я техинспекцию не пройду, было уже начало девятого вечера, и где в это время в Лиме можно достать такую штуку – совершенно непонятно. Усугублялось это тем, что ее нельзя было позаимствовать у других участников на время как в прошлые разы: организаторы прикрыли эту лазейку, наклеивая на трубку наклейку с номером участника, наличие которой могли проверить в любой момент. Мне повезло, что у менеджера чешской команды, который оказался недалеко, случайно нашелся запасной фальшфейер, иначе бы на этом мой Дакар и закончился. Еще одна проблема была с нечетким штампом омологации на моем новеньком шлеме. Техинспектор еле смилостивился: тоже не хотел допускать меня до старта.

- Как получилось, что ты решила ехать в этом зачете?

- Меня взял на слабО мой хороший товарищ и представитель компании Motul Антон Малышев. Еще до Дакара я пришла к ним со словами «ребята, вы партнеры Дакара, давайте что-нибудь придумаем, как меня на Дакар отправить». Антон мне и говорит: один раз ты Дакар уже проехала, теперь этим никого не удивишь. Давай придумаем что-то такое, чтобы всех бомбануло! Тебе же нужны публикации интервью и все прочее? В зачете Original by Motul будет столько, что ты забудешь обо всем на свете!» Я говорю: «это, конечно, соблазнительно, но я же там сдохну?» Но в итоге решилась.

- Т.е. ты понимала, во что ввязываешься?

- Конечно. Я же была на Дакаре и видела этих несчастных. Могу сказать только одно: если бы это был Дакар 17-го года, я бы не финишировала. Хотя бы потому, что в Боливии было очень много грязи, камней, воды и других ловушек, были высокогорные участки, что тяжело для организма, да и сама гонка длилась 14 дней, а не 10. Пришлось бы гораздо больше времени тратить даже на очистку мотоцикла, не говоря уже о возможном ремонте. В Перу же, за счет того, что был в основном песок, было чище и проще, это сберегало нам как минимум лишний час для отдыха и сна. С другой стороны, в Перу была очень низкая средняя скорость из-за песка и дюн, и на 350 км уходило по 7-8 часов. Да и лиазоны тяжелые, ехали в ночи по горным узким дорогам, а там грузовики, которые надо обгонять. Дорога не хорошая, много масленых пятен. У нас несколько человек даже на лиазонах разложились, поскользнувшись в повороте на масле.


- Какие функции брали на себя организаторы?

- Прежде всего они перевозили наши вещи - красный ящик с инструментами и чемодан, выдавали нам палатки, обеспечивали всей химией и смазочными материалами. У них также был весь необходимый инструмент, шиномонтаж, да и вообще для нас был оборудован отдельный уголок, расположенный всегда максимально близко со столовой, с душем, для экономии времени и облегчения существования.

- Тогда расскажи, что тебе приходилось регулярно делать самой?

- Я меняла фильтры, жидкости; сама меняла колеса, если требовалось поменять резину. Снимала с мотоцикла, относила в сервис, потом забирала. Резину организаторы хранили у себя в трейлере, но шиномонтаж для всех, кто не пользовался покрышками партнера Дакара Michelin, был платным. Официальный сервис на всю гонку стоит 500евро, но так как мне нужно было пересортировать колеса всего пару раз, то договорилась на месте за 20е. Вообще же я за весь Дакар использовала только 3 комплекта.

Ребята, конечно, прониклись ко мне и к тому, что я сама все делала, в какой-то момент даже колесики мне принесли – приятно было!


- Хорошо быть девочкой на Дакаре?

- Ну конечно, у этого есть какие-то преимущества. Потому что некоторые мужчины все же включают свое джентльменство даже на Дакаре, и это помогает. Та же история с Сирилом Депре, когда он в меня влетел – весьма показательна. Он вокруг меня скакал минут пять: «Ой, дорогуша, ты испугалась, ой, извини меня, ой, я помогу тебе с мотоциклом!» А потом просто взял мой тяжеленный мотоцикл и вкатил на песчаную горку, будто просто шел с ним по асфальту!

- Зато Язид Аль Раджи пятью минутами позже чуть не стер твой мотоцикл в порошок…

- В принципе, я его не виню… Был узкий проезд между двумя дюнами, и я завалилась как раз на траектории. Депре увидел меня, затормозил и из-за этого сел в песке, а Язид, наоборот, очень быстро оценил ситуацию и понял, что это шанс обогнать Депре. При этом, чтобы тоже не засесть в песке, надо было проехать по моему мотоциклу. Это были доли секунды, но я у него в глазах прочитала решение. Могу сказать, что еще бы 10 см в сторону, и он отломал бы мне пол мотоцикла. Ему бы ничего за это не было, максимум штраф, если бы я настрочила на него жалобу. Но мне от жалобы было бы не легче.


- Как организован быт на бивуаке? Ты проезжаешь СУ, лиазон, финишируешь, оказываешься на бивуаке. Что дальше?

- В обычном зачете контрольную карточку сдают судье на въезде на бивуак. Поскольку у нас был отдельный зачет со своими условиями, то у нас, помимо общей отметки, была еще и зачетная: на въезде на бивуак нашего зачета. И там у нас забирали карточку. Это было сделано для того, чтобы мы по дороге никуда не заехали за посторонней помощью.

К моменту нашего приезда на бивуаке уже были расставлены наши красные ящички и разложены коврики: ищешь свой номер, оставляешь мотоцикл и дальше уже по ситуации: либо сразу занимаешься каким-то ремонтом или техобслуживанием, либо бежишь в душ и поесть, а потом мотоцикл. Пару раз было дело, что я даже до душа не доходила – времени не было. Приезжаешь , нужно поменять масло, резину поменять, проверить жидкости, поработать с дорожной книгой, а через 4-5 часов уже вставать. И думаешь – а так ли он нужен, этот душ? И спать. Потому что я понимала, что от того, что я грязная, по большому счету ничего не случится, а от того, что не посплю – никакой энергии не будет.

- А организаторы жестко отслеживали соблюдения правил зачета – помогает тебе кто-то с мотоциклом или нет?

- Конечно. На бивуаке всегда было человек пять организаторов, которые могли нам в чем-то простом помочь – например, подержать мотоцикл во время ремонта, но и следили, чтобы все было по правилам. Хотя, без фанатизма. Антон приходил меня снимать, кто-то приходил поболтать, это все допускалось. Да и вообще у нас там всегда было много народу – чьи-то родственники приезжали, журналисты.


- Какая работа с мотоциклом была для тебя самой тяжелой или сложной?

- Мне повезло, что никаких особых поломок не случилось. Сергей, мой механик, подготовил мотоцикл на 5+, все работало как часы. Основная работа была простой и ежедневной: поменять масло, фильтры, жидкости. Из более сложного – мне пришлось поменять ведущую звездочку. А из неожиданного - в первый день треснул боковой пластик, и я взяла дрель, сверлила дырочки и занималась кройкой и шитьем, т.е. стягивала пластик хомутиками – чисто девчачье занятие!

Честно говоря, поначалу всё это было непросто и иногда пугало, потому что на прошлом Дакаре я вообще не знала хлопот: приезжала на бивуак, отдавала механику уработанный мотоцикл, а утром получала как новый – чистый, блестящий, готовый к следующему дню. Но здесь потом я втянулась и поняла, что ничего страшного нет.

- Что было самым сложным? Отсутствие возможности отдыха? Необходимость самой ремонтировать мотоцикл?

- Я заметила, что на Дакаре, по сравнению с тем же марафоном Африка Эко Рейс, времени вообще ни на что не остается. На Африке успеваешь вовремя финишировать, отдохнуть, поужинать, со всеми поболтать. А тут настолько плотный график, что приезжаешь, бегом в душ, бегом делать дорожную книгу, бегом покушать и бегом спать. А утром ни свет, ни заря уже снова ехать. И так каждый день. И даже в столовой, если с кем-то виделись, просто перебрасывались приветами и бежали дальше. Я считаю, что на Дакаре это одна из самых больших проблем.

Но вообще я для себя вывела, что мне этот Дакар дался морально тяжело. Не могу объяснить, почему. Возможно, из-за ответственности, т.к. все было на мне. Может быть, добавило еще и отсутствие разнообразия: мы катались фактически по одному маршруту, трасса была одинаковая, и это тоже давило. Некоторые отрезки маршрута были очень тяжелые – например, на 8 этапе, когда сошел Дима Агошков: горы, подъемы-спуски и плотнейший туман, когда видимость была чуть дальше переднего колеса. И все в этом феш-феше, который смешивается с туманом и покрывает все вокруг липкой пленкой. Тогда там много народа встало. И я, честно говоря, была удивлена, что организаторы не отменили СУ или не изменили маршрут: потому что случись что (а в таком тумане вероятность возрастает), вертолеты туда бы не долетели. И так мы ехали километров 50. Под конец уже сил не было, глаза слезились, потому что очки пришлось сразу снять – их полностью залепило. А глаза не очки, их можно проморгать. И в какой-то момент несколько мотоциклистов остановились и решили звонить организаторам, потому что велика опасность, что кто-то мог заблудиться и ехать навстречу – хорошо, если не грузовик. Один из гонщиков дозвонился, о чем-то пообщался и говорит нам: «Если коротко, то организаторы пожелали удачи». Все помолчали, пожали плечами и поехали, а что делать?


- Были еще подобные опасные ситуации?

- Самой опасной была история с грузовиком, когда в ложбинке между дюнами, где я немного привалилась, меня догнал грузовик. Оказалось, что это был Лопрайс. Я стою, вижу, как через гребень на меня переваливается 9-ти тонная махина, и понимаю, что пилот сейчас нажмет на газ и поедет, потому что он меня явно не видит!  Но он каким-то чудом в последний момент успел затормозить. И получилось так, что грузовик остановился и очень аккуратно наехал колесом на кусочек моего мотоцикла. Эта ситуация возникла как раз после участка с туманом, я была сильно вымотана, и уже мысленно попрощалась с мотоциклом, решив спасать саму себя. Потом, когда уже все благополучно закончилось, я отъехала в сторонку, нервы на пределе, меня трясет, слезы текут, я минут десять еще стояла и успокаивалась, прежде чем снова сесть за руль.

- Когда было тяжелее всего? В начале, середине, конце?

- Переломным моментом стал 8-й этап – это когда был феш-феш и Лопрайс. Да и накануне было непросто. Так что я приехала на финиш абсолютно измотанная, сил никаких, а впереди еще два дня. Я залезла в палатку, немного порыдала, и, знаешь, как это бывает у девочек, мне полегчало!

- А вообще хоть раз за эти 10 дней ты думала, что – всё, я схожу, дальше не еду?

- Был момент, когда я серьезно ударилась ребрами о руль, въехав в песчаную стенку. В первые мгновения я думала, что Дакар для меня закончился. Боль была адская, потом я полежала, подышала, ко мне пришли какие-то местные жители – непонятно, откуда они взялись – принесли мне водички, немного привели в чувство, стало полегче. Ребра, правда, болели долго, было даже похоже, что что-то треснуло, но потом отошло. Видимо, просто сильный ушиб.


- Какую задачу ты ставила перед собой на этом Дакаре? Финишировать? Или все же амбиции были выше?

- Я ехала на стабильность. Чтобы доехать и сохранить мотоцикл. Хотя последние три дня это уже было, конечно, на доезд. Вначале я себя немного даже притормаживала, потому что силы еще были, я знала, что могу ехать быстрее, но одновременно с этим понимала, что на высокой скорости и угроза аварии выше, особенно на камнях. Так что основной тактикой было привозить мотоцикл на финиш живым.

Original by Motul очень неправильно сравнивать с общим зачетом. Главное было сравнить себя с теми, кто ехал там же. В наше зачете я восьмая из 16, так что получается, что каждого второго мужика я объехала)))

- Ты сделала для себя какие-то выводы на будущее из того, что ты испытала на этом Дакаре? Поедешь еще?

- Это даже не вывод, и итог: опыт, когда ты сам полностью за все отвечаешь, очень полезный. Потому что раньше мысль о том, что с мотоциклом может что-то случиться на спецучастке, приводил меня в трепет: что же я буду делать? Теперь я понимаю, что при наличии гаечных ключей и могу сделать фактически все базовые операции и починить максимум возможных проблем.

Что касается, поеду ли я еще – если будет такая возможность, конечно, да. Но в зачете без механика больше пока не хочется. Я попробовала, поняла, что могу, стала первой девушкой - и хватит. Страдать и мучиться – зачем? Поэтому сейчас хочется вернуться в спорт, когда ты думаешь о минутах и секундах, и каждый занимается своим делом: механик чинит мотоцикл, массажист разминает мышцы, а ты думаешь только о гонке, и все довольны.

Тут в наш разговор вступил муж Насти и босс ее команды «Нифонтова 13» Антон Гаврилов, который до сих пор не вмешивался в наш разговор, занимаясь рядом своими делами.

Антон Гаврилов:

- И обычный Дакар это очень тяжело. Это, конечно, не для девочек. Я смотрел на мужиков, который финишировали каждый день в нашем зачете. И пусть они приезжали с разбросом в 3 часа, все равно, и первый, и последний буквально валились с ног. Сравните энергозатраты мужчины весом в 100 кг и Насти весом в 57 кг. Понятно дело, что это несовпадающие вещи, девочкам это не нужно. Мы считали расход энергии: 3500-4000 калорий в день – при потреблении порядка 1500. При этом Настин вес не изменился: весь жир ушел, а мышц прибавилось.


- Ты же обучалась дополнительно технической работе с мотоциклом перед этим Дакаром?

- Конечно, с моим механиком Сергеем «Бородой» Морозовым мы устраивали специальные тренировочные дни, когда он мне показывал, как, что и в какой последовательности делать. Как менять фильтры жидкости, как клепать цепь. Все его уроки я записывала все на телефончик, чтобы не забыть последовательность. Он, конечно, делает это все уже с закрытыми глазами, а для меня это все не слишком часто повторяющийся опыт, так что старалась подстраховаться.

- Не планируешь пересесть на четыре колеса?

- С мотоциклом у меня есть еще пара незаконченных проектов – хочется проехать Шелковый путь и есть еще такая гонка в Китае, называется Такламакан. Это китайский ралли-марафон, в котором хочется поучаствовать и таким образом собрать коллекцию основных ралли-марафонов.

Антон Гаврилов:

- Машина в ралли интересна тем, что, может быть, на ней не так спортивно ехать, как на мотоцикле, но зато появляется отличная возможность соревновательности. На машине совершенно реально приехать в десятке – что еще раз подтверждает в этом году опыт экипажа Кротова и Цыро. При этом они получили приз за 1 место в зачете новичков.

Анастасия Нифонтова:

- Я тут соглашусь с Антоном – я уже понемногу начинаю склоняться в сторону 4-х колес, потому что на мотоцикле, в том, что касается Дакара, основные галочки уже поставлены. Но если не будет 4х колес – с удовольствием поеду на двух. К тому же небольшой опыт на машине у меня уже был и показал, что в принципе, даже без особых тренировок и навыков я ехала в своей категории Т2 уже на каком-то конкурентом уровне. Так что при наличии бюджета, тренировок и хорошей техники я готова побороться.


- Настя, ты уже поняла, что стала звездой?

- Честно – еще нет. Меня многие об этом спрашивают, но все эти громкие слова пока не вызывают во мне никакого отклика. Я пока просто проехала очередную гонку – да, сложную и непростую, но ничего героического. И я сейчас не кокетничаю, просто меня это еще не догнало.  

Но в какой-то момент еще на Дакаре я почувствовала, как ко мне вырос интерес: журналисты начали толпами приходить в наш загончик, что-то про меня снимать, о чем-то спрашивать. Особенно это стало очевидно во второй половине маршрута, когда финиш все ближе, а я все еще ехала и не собиралась сходить.

Но главным признанием я считаю, что люди начали мне писать, что много лет следили за КАМАЗом, а тут, оказывается, у нас ещё мотоциклисты есть!

- Какой комментарий стал для тебя самым запоминающимся?

- Все комментарии, в которых люди писали, что я их вдохновляю. У меня прям мурашки, когда я об этом думаю. Катаюсь себе по пустыне, а люди смотрят, и это их вдохновляет на поступки... прям Ух.

 

Источник: drom.ru

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии