- 21 июня, 2018 -
на линии
Экономика страны

Наша "дань Америке": почему это не миф и что с ней делать

Александр Разуваев недавно заклеймил «экспертов с заниженной социальной ответственностью» и вообще написал программный текст про то, что никакой «дани» мы не платим, а размещаем все что движется в гособлигации США исключительно по причине их высокой надежности.

Текст получился программным, в том смысле, что очень выпукло отразил бытующие в среде либеральных экономистов воззрения, которые не меняются как минимум последние 25 лет. Воззрения эти носят прежде всего идеологический характер, потому что тезис о том, что «Американские облигации абсолютно надежны и ликвидны, фактически это аналог наличности» - суть символ веры, и даже такие мелочи как несколько дефолтов по государственным бумагам США, имевшие место в период с 1775 по 1979 годы тут особо ничего не меняют. Если уж верить в незыблемость доллара, так верить.

Точно такая же ситуация и с пресловутой «данью». Если вы её не хотите видеть, то никогда и не увидите. Ведь по телевизору не показывают Трампа, который открытым текстом напоминает Путину про неуплату дани? Не показывают! Значит, никакой дани нет. К тому же Александр совершенно справедливо отмечает: «Вся мировая финансовая система …. была построена на статусе доллара как единственной мировой резервной валюты и финансировании суверенного американского долга. Так устроен современный мир. Россия, как и все другие страны, играет по действующим правилам».

Действительно, таковы правила. И сегодня совершенно не важно, является ли тот факт, что Российская федерация размещает свои резервы, к примеру, под ставку 0,5% годовых, и одновременно с этим привлекает займы в валюте по существенно более высоким ставкам (иногда по 4-5%) следствием бестолковости нашего Минфина или злонамеренности американского. Правила действительно общие. Но давайте подробнее изучим вопрос: как устроились в этом отношении остальные страны-кредиторы США? Им тоже приходится терять на разнице процентных платежей по нескольку миллиардов долларов в год или они нашли более рациональные способы управления международными резервами?

Обратимся для начала к списку крупнейших иностранных кредиторов, который Минфин США публикует регулярно, правда с задержкой данных на два месяца. Первое место с большим отрывом занимают Япония и Китай, вложившие в госбумаги США более триллиона долларов каждый. Китай, кстати сказать уступил японцам пальму первенства совсем недавно. Дальше вперемешку идут европейские страны и мировые офшоры, а из стран БРИКС можно отметить Бразилию и Индию, которые держат в гособлигациях США существенно больше, чем мы: 259 и 118 млрд. соответственно, против 86,1 млрд. долларов у нас.

Ещё нам понадобятся данные по внешнему долгу указанных стран и процентным ставкам.

Начнем с Японии. Она заняла на сегодняшний день около 3,2 трлн. долларов, США, причем значительную часть в иенах. Под ставку в последние годы близкую к нулю или отрицательную, а в то время, когда ставка ФРС в США была 6% в Японии она составляла порядка 0,5-1%. Итого, занимая бесплатно и не позволяя курсу иены сильно укрепляться японцы вполне могут находиться в небольшой прибыли – даже сейчас маржа c триллиона долларов может обеспечить в год операционной прибыли порядка 2,5 млрд. Конечно, не как в 1990-е, но тоже неплохо.

Перейдем к Европе. Там ставки примерно такие же как в США и меняются практически синхронно. Валютная пара доллар/евро периодически преподносит сюрпризы, но, кстати говоря, она гораздо более стабильна чем иена или фунт. То есть на длительных временных отрезках (5-10 лет) все колебания так или иначе сглаживаются и получается игра с нулевой суммой: выигрыш в разнице процентных ставок нивелируется изменением валютных курсов.

Теперь Китай. С ним все гораздо интереснее. КНР действительно держит огромные суммы в американских госбумагах (примерно равные сумме собственного внешнего долга), и кроме того, до самого последнего времени поддерживала фиксированный курс юаня к доллару США. Что позволяло американским инвесторам хорошо зарабатывать на разнице процентных ставок (операции «кэрри-трейд»). Но существует вполне логичное объяснение подобному поведению Китая: резервы – это часть «большой сделки» с США, заключенной ещё в середине 1980-х годов. Да, Китай теряет на процентах около 4 млрд. долларов в год, но зато имеет серьезные торговые привилегии в США (с которыми пытается сейчас бороться Трамп), а также получает возможность приобретать привлекательные активы в США (чего например, лишены российские компании – русским просто не продадут ничего действительно стоящего). Так что эта плата не выглядит чрезмерной. Аналогичная ситуация и с Бразилией, Индией и Саудовской Аравией – это крупные торговые партнеры США, для которых значительные резервы в долларах имеют прямой смысл.

У России же торговый оборот с США за 9 месяцев 2016 года по данным Росстата составил всего 14,2 млрд. долларов, не дотянув и 5% в общем объеме. Пусть даже по году эта цифра возрастет до 20 млрд. (точные данные будут в марте-апреле). По методике Международного Валютного Фонда минимальный уровень международных резервов должен составлять 6 месяцев импорта, а оптимальный - 12. То есть для поддержания в нормальном состоянии внешней торговли нам вполне достаточно было бы хранить в долларах США резервы в объеме 15-20 миллиардов, а не 80-85 как сейчас.

Разумеется не только внешней торговлей живет российская экономика. До последнего времени в долларах рассчитываться (особенно со странами Азии) было просто удобнее. А скажем, покупка юаня при фиксированном к доллару курсе почти ничем не отличалась от покупки доллара. Безусловно, существует и куча других нюансов, в том числе и сугубо внутриполитических.

Но сегодня, когда:

  • мировая финансовая система медленно но верно трансформируется и на смену одной резервной валюте приходит «валютная корзина»;
  • никаких торговых и политических дивидендов от накопления запасов американских госбумаг мы извлечь не можем. Санкции с нас не снимут, рейтинг не повысят, доступ к дешевым деньгам не откроют;
  • глава ФРС Джанет Йеллен недвусмысленно говорит о том, что будет поднимать учетную ставку (ФРС просто не решила как быстро и до какого точно уровня). А это означает, что купленные нами облигации упадут в цене и мы их не сможем в случае чего продать без убытка -

- на мой взгляд, нет ни одного рационального мотива не то что наращивать вложения в американские госбумаги, но даже просто сохранять их текущий уровень.

Рациональным решением было бы для начала уполовинить эти вложения и конвертировать их во что то другое: к примеру, юань, евро или золото. Или, скажем, выкупать с рынка более дорогой в обслуживании собственный государственный или корпоративный долг.

Такой шаг имел бы сразу несколько позитивных последствий. Во-первых, он бы продемонстрировал что нашему правительству и Центробанку присущ здравый смысл, в чем, если честно, регулярно возникают большие сомнения.

Во-вторых, ничто так не подчеркивает реальный суверенитет страны, как свободное и разумное распоряжение собственными валютными резервами.

Ну и наконец, это бы полностью закрыло вопрос о «дани». Которой может быть и нет, но деньги почему-то регулярно тратятся бестолково и нерационально. Если, конечно, за критерий рациональности принимать национальные интересы.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии