- 18 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Накануне "Клинтоновской эры-2": чем она будет отличаться от первой

Завтра в Соединённых Штатах Америки состоятся выборы президента. Почти гарантированно на них объявят победительницей Хиллари Родхэм Клинтон, 69-летнюю жену позапрошлого президента Билла Клинтона.

Яркое выступление кандидата Дональда Трампа, выдвигавшегося от республиканцев, но в итоге восстановившего против себя почти всю элиту и превратившегося по факту в "независимого" - пусть и останется одним из самых заметных событий эпохи вырождения демократии, но едва ли завершит её. Несмотря на то, что рейтинги обоих кандидатов очень близки, тут важнее не кто как голосует, а кто как считает. Иллюзий относительно честности американской системы выборов на данный момент не имеется у самих американцев (чуть ли не впервые большинство опрошенных вообще не хотели бы голосовать за этих кандидатов) - и едва ли такие иллюзии есть у тех, кто следил за кампанией со стороны.

Поэтому мы будем исходить из завтрашней победы Хиллари Клинтон - и попробуем обрисовать, чем "вторая клинтоновская эра" будет отличаться от первой, наступившей в 1993 году.

Начать, конечно, можно было бы с того, что тогдашний 47-летний президент Клинтон годился бы грядущей президенту Клинтон в сыновья - но этот перепад всего лишь отражает общемировую, особенно выраженную в урбанизированных передовых странах тенденцию к старению населения.

Что более существенно - это положение самих США. В 1993-м Клинтон пришёл в нарождающийся "однополярный" мир, в котором у Америки не просматривалось ни врагов, ни конкурентов - а лишь заискивающие вассалы. Эти вассалы порой весьма жёстко дрались между собой, но дрались по сути за право проводить политику Белого дома в своих регионах. Исключение составляли держащиеся особняком азиатские суперстраны Китай и Индия, которые, разумеется, не лезли в конкуренты - но были вполне годными "младшими" партнёрами в экономике. Да несколько изгоев с Ираном, Кубой и КНДР во главе, где наступление глобальной фукуямы отрицалось в принципе. На месте недавнего СССР расплывалось хаотичное нечто из полутора-двух десятков суверенитетов, каждый из которых, впрочем, официально обожал США и готов был идти на любой контакт.

От всех проблем Ближнего востока оставался, кажется, лишь чадящий арабо-израильский конфликт, да и тот как раз в этом году окончательно договорились завершить Ясир Арафат и Ицхак Рабин, которым за это в следующем, 1994-м, выдали по премии мира. В Афганистане между собой ссорились разнообразные союзники США - включая юное движение "Талибан" - и о них можно было толком не беспокоиться. На Балканах разваливалась Югославия, которая и стала почти на всё десятилетие любимым хобби мировой дипломатии. Недобитый Ирак сидел тихо и пытался как-то зализать раны, нанесённые триумфальной авиапоркой США.

Кроме того, доля США в мировом ВВП составляла около трети.

Государственный долг США составлял больше 60% национального ВВП, и это было ужасно много.

Дальнейшее развитие планеты представлялось довольно ясным. Повсеместно будет установлено свободное открытое общество с явным американским лидерством (технологическим и военным). Угрозу новому глобальному миропорядку будут представлять разве что террористы-реваншисты из сторонников поверженных режимов плюс экология.

Сегодня, 23 года спустя, можно с уверенностью сказать, что что-то пошло не так.

Самое занятное, что формально мир остался в прежнем русле. Мировые лидеры говорят об экологии, демократии и борьбе с терроризмом, а также о важности мирного развития. Новых глобальных идей вроде коммунизма, оспаривающих, например, идею частной собственности и предлагающих переформатировать весь политико-экономический уклад планеты, нет.

Однако лидерство Соединённых Штатов начало как-то рассеиваться. Доля США в мировом ВВП довольно последовательно и непрерывно уменьшается уже полтора десятка лет - за счёт роста стран, именовавшихся в 1993-м "развивающимися" или "третьим миром". По паритету покупательной способности США сейчас отстают от Китая, двадцать три года назад ещё довольно бедного и безобидного.

Государственный долг США давно зашкалил за 100% ВВП.

И, наконец, самое неприятное. На последних годах президентства Б. Х. Обамы во внешнем мире начали концентрироваться не противостоящие Америке, но независимые от воли Вашинтона силы. Эта независимость была самым обидным образом продемонстрирована год назад, когда Российская Федерация выступила со своей военной силой на стороне официально назначенного к уничтожению "диктатора Асада" - и выступила вполне эффективно. Что автоматически показало условность также и глобального военного лидерства Америки. Как выяснилось, существует сила, способная предоставить впавшему в немилость у Вашингтона государству "крышу" - и гарантировать его, по меньшей мере, от прямого уничтожения американцами.

Как следствие утраты лидерства - бунт на корабле начали поднимать уже не только вечно недовольные латиносы, но и дисциплинированные азиаты, вроде 100-миллионных Филиппин, бывшей американской колонии и надёжнейшего "младшего партнёра".

При этом президент Клинтон идёт в этот новый "пост-американский мир" с той же концепцией и теми же инструментами воздействия, что и двадцать лет назад. Хотя сами понятия глобализации и мирового лидерства сегодня явно теряют актуальность.

Поскольку "Клинтоновская концепция", на наш взгляд, является сегодня неадекватной и устаревшей - как ни парадоксально, избрание Х. Р. Клинтон очередным президентом Соединённых Штатов скорее благотворно для нашей страны. В случае если бы к власти пришёл Д. Ф. Трамп с его желанием передоговориться заново о принципах глобального взаимодействия - с ним бы пришлось передоговариваться сегодня, когда США ещё на достаточно сильных позициях.

Однако в результате политики президента Клинтон позиции США ещё более ослабеют - и спустя четыре года (или восемь лет, в зависимости от числа сроков, которые Клинтон отсидит) всё равно неизбежные переговоры начнутся в более выгодной и для нас, и для других суверенных государств мира обстановке.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии