- 15 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Национализм, распад ЕС и Русская Угроза. Чем пугали европейские политики в новогодних речах

Новогоднее обращение к гражданам России президента В.В. Путина слышали практически все. Речь российского лидера интересно сравнить с речами лидеров крупнейших европейских государств.

Германская канцлер Ангела Меркель (в 2017-м - выборы: она надеется пойти на четвёртый срок) сосредоточилась на том, что ушедший 2016-й был "годом тяжёлых испытаний для Германии", однако сообщила, что данные испытания Германия выдержала и что Германия - "сильнее терроризма". (Напомним: искатель политического убежища Анис Амри, Тунис, захватил польскую фуру, убил водителя, въехал на ней в берлинскую толпу на рождественской ярмарке, благополучно сбежал оттуда во Францию, а оттуда в Италию, где был убит в перестрелке с местной полицией, наткнувшейся на него в ходе плановой проверки документов).

Меркель выразила сожаление, что "террористические атаки осуществляются теми, кто утверждает, что ищет защиты в нашей стране". Однако, помня об Алеппо (по версии европейских СМИ - там произошла чудовищная резня мирных жителей, и доказательств тут не требуется), - "важно и правильно для нашей страны сейчас помогать тем, кому на самом деле требуется прибыть к нам и интегрироваться". Таким образом, радикальной смены иммиграционной политики не будет, дала понять германская канцлер.

Высказала она некоторые соображения и относительно будущего Евросоюза.

Европа - это "медленно и трудно", признала Меркель, но "необходимо сосредоточиться на том, что она по-настоящему делает лучше, чем национальное государство. Мы, немцы, никогда не должны опуститься до мысли, будто счастливое будущее лежит в самостоятельном национальном существовании".

Французский президент Франсуа Олланд (в 2017-м весной - выборы, на второй срок даже не пытается идти, по сути уже "хромая утка") в своей речи обрушился более всего на "риск нового возрождения национализма" во Франции. Напомним: в этом году Франция пережила самый сокрушительный из европейских терактов - атаку фуры на набережной Ниццы, в ходе которой погибли 86 и были ранены более 300 человек.

В связи с этим и другими событиями самым популярным политиком Франции на данный момент является лидер Национального Фронта Марина Ле Пен, и шансы на то, что весной во втором туре её обязательно победит "правый популист, сертифицированный элитой", Франсуа Фийон, - не стопроцентны.

Поэтому Олланд по возможности пытается заранее помочь своему как бы политическому противнику Фийону, назначая в главные угрозы именно национализм. "Бывают периоды в истории, когда всё может драматически измениться. Мы находимся в одном из таких периодов", - сообщил Олланд. - "Можем ли мы представить нашу страну, окружившую себя стенами, урезавшую свои внешние рынки, вернувшуюся к своей национальной валюте и, вдобавок ко всему, дискриминирующую детей своих по их этническим корням?"

Относительно будущего ЕС Олланд высказался практически теми же словами, что и Меркель.

Ну и в качестве восточноевропейской экзотики - польский президент Анджей Дуда (выборов в 2017-м не ожидается, политический кризис в стране умеренный, есть ли экономический - мнения разнятся). Он в своём выступлении сообщил, что "2017-й год будет годом глубокой модернизации польской армии", поскольку "Польша является одной и крупнейших и важнейших стран ЕС и от неё во многом зависит, чтобы Европа самостоятельно справлялась со всеми кризисами".

В известном смысле Дуда прав. Если до Брексита Польша со своими 38 миллионами населения находилась за пределами "большой европейской пятёрки", то после Брексита она вошла в неё и находится сразу за 47-миллионной Испанией.

Стоит отметить, что Польша является одним из основных пиарщиков Русской Угрозы в ЕС, а также главным импортёром дешёвой рабочей силы с Украины и главным "международным опекуном" текущей киевской власти.

Кстати, в описании судьбы Европы у Дуды также проскальзывают нотки неуверенности: "Вне зависимости от разницы взглядов на будущее Евросоюза, функционировании европейских институтов и основных принципов ЕС - не подлежит сомнению то, что в интересах Польши стабильная и единая Европа", - сообщил Дуда.

...Таким образом, мы можем констатировать, что европейская высшая бюрократия по итогам драматичного 2016-го не обнаружила в себе ни сил, ни желания каким-либо образом менять стратегию. Более того: налицо желание продолжать в прежнем духе, при этом "выделяя в отдельный кейс" сопутствующие побочные эффекты (вроде разгула терроризма и расшатывания ЕС).

Каков будет результат этих усилий - покажет наступивший год.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии