- 24 ноября, 2017 -
на линии
Общество

Михаил Задорнов и Чёрный Фотограф

Часто, особенно в этом году, когда из жизни ушли многие известные люди, приходится давать финальную оценку человеку. Чаще - лично для себя, реже — для того, чтобы что-то важное разъяснить другим.

Сатирик Михаил Задорнов радовал миллионы людей в трудные девяностые годы. Это немалое творческое достижение. На склоне лет сатирик превратился в псевдоучёного «фолк»-лингвиста-историка, снявшего несколько псевдонаучных фильмов, издавшего ряд псевдонаучных книг, использовавшего свой авторитет, чтобы запудрить мозги тысяч людей. Это тоже немалое достижение в области пропаганды лженаучных теорий, за которое он был отмечен почётным членством во «Врунической академии лженаук».

Как дать оценку этой сложной творческой личности?

В этом деле верным помощником нам послужит образ смерти как «Чёрного Фотографа». Смерть — это фотограф за старомодным и громоздким студийным фотоаппаратом, направленным на нас. Пока смерть готовится — мы занимаемся своими мелкими делишками. Для большинства из нас снимок, сделанный костлявыми руками Смерти, зафиксировавший для вечности все наши потроха, становится абсолютно неожиданным, первым и последним. Почти никто не способен пережить первой яркой фотоспышки этого необычного фотоаппарата.  


Пока фотограф возится с настройками, многие успевают дожить до старости. Тогда на последнем снимке навечно запечатлеются измождённые старческие черты лица, изборожденные морщинами, иссохшие руки на белой больничной простыне, тени пары измученных родственников - они пока не в фокусе, ещё не их очередь позировать. Кого-то вспышка застала на пике его жизни, и тогда фотоснимок получается или яркий, красивый, воодушевляющий, полный смысла и энергии, или наоборот — беспристрастно фиксирует всю пошлость конкретной человеческой душонки.

Некоторым, очень немногим, удаётся пережить первый или второй кадр. Мы тогда чувствуем, что прошли по краю жизни. Снимки отправятся в архив, Фотограф поправляет настройки, чтобы сделать уже финальный кадр, а мы пока ещё попрыгаем.

Хотелось бы посмотреть хоть одним глазком на часть коллекции ? Это нам в какой-то мере уже давно по силам. Ещё только век назад мы могли только слушать сказания, легенды и песни о подвигах и деяниях героев. Нынче же каждый наш шаг фиксируется в вечности почти документально благодаря достижениям человеческих технологий. Теперь мы всегда под объективами настоящих и виртуальных камер, нашу историю фиксирует не только беспристрастная смерть. Теперь человечество почти сравнялось по своим возможностям с Чёрным Фотографом.

Мы предпочитаем смотреть только два вида историй: о дураках и о героях. Потому что и претенденты на премию Дарвина, и образы наших героев нас чему-то учат. Если образы героев древности всё больше размываются при пересказе, то образы героев современности выходят на первый план, поскольку они документально зафиксированы во многих источниках и постоянно дополняются.  

Расстрел советских пленных солдатами 136-го Тирольского горнострелкового полка 2-й горнострелковой дивизии корпуса «Норвегия» 30 июня 1941 года.

Мы почти всегда забываем, что неожиданная яркая вспышка может просветить каждого из нас насквозь в любое мгновение, даже когда мы ковыряем в носу. Живём мы почти все так, как будто мы бессмертны. Вот и получается, что один на самой последней и важной своей фотографии запечатлён заплывший жиром с пятнами соуса на майке, другой - красиво раскинулся в луже блевотины, поскольку все они обещали себе начать правильную жизнь, но с нового года.

Как нам это использовать?

Как систему координат, в которой мы можем оценивать себя и других людей. Что этот человек из себя представляет в тот момент, как его беспристрастно запечатлела Смерть? Какое наследие после него осталось? Как влияет то, кем этот человек стал, на всё его наследие?

Начнём с себя. Сделайте себяшечку, посмотрите на «последнее» фото. Если беспристрастному следователю необходимо за сутки написать историю жизни запечатлённого человека, подшить в папочку и отправить в архив, то что там будет, в этой папочке? Будут ли там упоминания результатов вашего творчества, которые потрясли мир? Будет ли там длинный список ваших детей и внуков, чьи имена на слуху у всей страны? Будет ли там упоминание о тысячах людей, пришедших на похороны, или там будут распечатки газетных статей и публикаций на сайтах, рассказывающих о вашем подвиге и о вашем наследии, о том, что вашим именем решили назвать улицу?

В предлагаемом подходе главное — это особое отношение ко времени. Будущего нет, мы строим о нём фантазии, но они разбиваются вдребезги при первом же столкновении с реальностью. А прошлое — оно скрыто в тумане забвения. Чем оно ближе к нам, тем чётче мы видим силуэты, чем дальше — тем менее они различимы. Прошлое всегда спорно и дискуссионно. Память подводит, люди в мемуарах врут, а история переписывается раз в поколение. Поэтому запомните аксиому:

Недавние поступки всегда важней грандиозных достижений прошлого. Недавние события влияют на нас и окружение сильней, ибо память человеческая коротка и зияет дырами.

Людей можно поделить на обычных людей, антигероев, героев и подвижников. Обычные люди неспособны отличиться ни плохими поступками, ни добрыми делами. Антигерой и герой — это понятно интуитивно и не требует детальных пояснений. Подвижник же - это человек, который прожил до конца своей жизни не совершая деяний, обесценивающих его подвиг или добрые поступки. Совершить героический поступок — это доступно не всем, но многим. Совершить подвиг в молодости и прожить оставшуюся долгую жизнь достойно возможно, но удаётся далеко не всем, потому, что человек поддаётся слабости. Даже герои. Не опошлить подвиг, не обесценить его остальной своей жизнью — это уже настоящее подвижничество.

Давайте рассмотрим примеры:

Танкист Ион Деген ушёл на фронт в 16 лет сражаться за советскую родину, стал настоящим танковым асом и героем, написал пронзительнейшие стихи о войне, благодаря которым прославился. Они и сейчас трогают душу. В 1977 году эмигрировал из страны, за которую сражался и проливал свою и чужую кровь, и в многочисленных интервью рассказывал об ужасах советского режима ещё до того, как это стало модно. Был ли подвиг, осталось ли творческое наследие? - Да, несомненно! Но достойно ли героя он прожил последние 40 лет, будем ли мы воспитывать на его примере детей? Я точно не стану!

Тоже танкист, вернее водитель самоходки Василий Головченко получил звание Героя в 45-м. В 1951 году получил Героя Соцтруда и ещё после этого награждён тремя орденами Ленина и другими наградами, стал депутатом Верховного Совета, дожил до 2014 года. Герой ли Головченко? - он не только герой, но и подвижник, сделавший всю свою жизнь подвигом. Пусть он не оставил после себя пронзительных стихов, но достоин того, чтобы на его примере воспитывали детей.

Если мы согласны с таким подходом, то мы можем руководствоваться им, оценивая людей.

Главный плюс подхода — в руках разных исследователей он будет давать схожие результаты.  

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии