- 16 декабря, 2018 -
на линии
Экономика страны

"Министерство обороны еды": о засланных яйцах и борьбе с ними

Россия стала мировым лидером по экспорту пшеницы в календарном году, обойдя по показателям США и Канаду, которые держались на первых местах в последние несколько десятилетий. Причём тренд тут очевидно восходящий: в 2016 году Российская Федерация поставила на мировые рынки двадцать пять млн. тонн пшеницы, что на 14% больше, чем в 2015 году. При этом прежний лидер по экспорту пшеницы - США - по данным специалистов, экспортировали в прошлом году примерно 24 млн. тонн. Канада и Австралия поставили по 20 млн. тонн зерна. Экспорт Франции и Украины составил по 18 млн. тонн.

Крупнейшим покупателем у нас традиционно уже выступил Египет, «съевший» чуть больше пятой части всего российского экспорта. Всего значимые объемы экспортной пшеницы были поставлены более чем в семьдесят стран мира, среди которых Турция, Бангладеш, Нигерия, Азербайджан, Йемен, Судан, Иран, Марокко, ЮАР и Ливан.

При этом запасы зерна в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих организациях России по состоянию на 1 января 2017 года также ощутимо выросли, на целых, по данным Росстата, 13,2% (4,575 млн. т) по сравнению с аналогичным периодом 2016 года и составили 39,126 млн. т. А это означает прежде всего то, что экспорт российского зерна предельно сбалансирован и не является демпинговым.

В целом, по данным того же Росстата, производство сельхозпродукции в России в 2016 году достигло 5,626 трлн. рублей. Что на довольно ощутимые 4,8% больше, чем в предыдущем 2015 году.

Значат ли приведенные выше цифры, что в отечественном сельском хозяйстве все в порядке?

Разумеется, нет.

И хорошо, что это прекрасно понимают не только в профильном министерстве, но и, к примеру, в Минпромторге.

Для начала другие цифры - уже не радостные, иллюстрирующие, насколько мы зависим от импорта семенного фонда. К примеру, в овощеводстве (в целом по стране достаточно благополучном) зависимость от импортного генетического материала достигает 70%. Скажем, разумеется, хорошо, что Россия полностью обеспечивает себя картофелем, но доля импортных семян картофеля достигает 80%. Для птицеводства же, в котором наблюдается даже перепроизводство, Россия завозит около 90% инкубационного яйца.

Надо отдать должное профильному министерству, - там это понимают. В результате Минсельхоз разработал и запускает федеральную научно-техническую программу развития сельского хозяйства до 2025 года. Что хорошо: не все скопом. В полном соответствии с популярным (и, увы, единственно возможном при нашей откровенно кривой банковско-финансовой системе) в последние годы «проектным финансированием», сама программа состоит из подпрограмм по отраслям. На 2017 год чиновники запланировали начать развивать селекцию и семеноводство картофеля и вывести отечественные конкурентоспособные гибридные породы мясной птицы. В 2018-м запланированы подпрограммы по селекции и семеноводству сахарной свеклы, овощных культур, подсолнечника и кукурузы.

И так далее.

У журналистов, знающих «управленческие качества» некоторых «команд» профильного сельскохозяйственного министерства, нет ни малейших сомнений в том, что часть средств (а всего разные эксперты оценивают программу от 170 до 200 миллиардов рублей) будет, скажем так, потрачена не совсем по назначению. Иллюзий нет и быть не должно.

Радует другое – подход.

Системный, с пониманием проблематики и масштабности стоящих целей и задач: олимпийский Сочи, за который тоже частично, пусть и в другом качестве, отвечал тогда еще не министр, а губернатор Ткачев, тоже строился, скажем мягко, не без нареканий. Но так или иначе построенный курорт реально мирового уровня в любом случае – достойный результат. А остальное – дело контролирующих и наказующих ведомств.

Вернёмся к программе. Не остается в стороне, как мы писали выше, и Минпромторг, озаботившийся пищевым машиностроением. Федеральный министр Денис Мантуров на специально собранном в Чебоксарах корсовете при Минпромторге РФ подчеркнул, что пищевое машиностроение — «очень важная отрасль в целом для экономики нашей страны с учётом её индустриальной структуры». И для ее развития у нас есть «и инженерно-технические, и производственные» возможности. Особую актуальность она приобретает с учётом необходимости обеспечения продовольственной безопасности России. И одним из этапов работы в данном направлении является инвентаризация, которая позволит выявить как локомотивы отрасли, так и небольшие предприятия.

...Что хотелось бы тут сказать.

Да, у нас не очень современная и не очень гибкая структура управления профильными отраслевыми министерствами и ведомствами. Но там, куда по каким-либо причинам не дотягивается «невидимая рука» монетаристско-либерального блока, несмотря на всю кособокость процессов, всё-таки идет жизнь: планирование, реализация и результаты, выражающиеся не в "прибыль банков выросла, кредитование предприятий упало".

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии