- 11 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Медиа-война: британские СМИ придумали "эпидемию смертей русских дипломатов"

The Independent подозревает, что «с российским дипломатическим корпусом происходит что-то неладное».

«Шесть смертей российских дипломатов в течение четырех месяцев – это подталкивает к мыслям, что теория заговора не является досужей выдумкой, – размышляет корреспондент лондонского СМИ Шарлотт Ингленд. – Любопытно, что в четырех случаях в газетных сообщениях о кончине говорится, что она наступила либо вследствие сердечного приступа, либо после непродолжительной болезни, хотя невооруженным глазом видно, что эти версии не совсем соответствуют действительности».

«Сердечный приступ под копирку»

«Виталий Чуркин был доставлен в больницу после того, как ему неожиданно стало плохо на рабочем месте. Удивительно, что он никого не предупредил, что неважно чувствовал себя еще по пути на работу. Официальная версия – «смерть от сердечного приступа» поставлена судмедэкспертами под сомнение, однако больше ничего не известно, – делится своими сомнениями с читателями Шарлотт. – Медийная компания Axios обращает внимание на то, что необъяснимая смерть мистера Чуркина 20 февраля поразительно похожа на гибель посла РФ в Индии Александра Кадакина 27 января, консула России в Афинах Андрея Маланина 9 января и смерти российского дипломата Сергея Кривова (ранг не установлен) 8 ноября прошлого года».

63-летний Кривов, по сведениям автора публикации, был найден лежащим на полу в здании российского консульства в Нью-Йорке с пробитой головой.

«Поначалу было заявлено, что он «упал с крыши» (так в оригинале – прим. авт.), однако позднее диагноз изменили на «умер в результате сердечного приступа». Репортерам из BuzzFeed удалось покопаться в полицейском рапорте, из которого ясно, что смерть Кривова выглядела естественной. Дело быстро закрыли, однако сомнения остались и даже спустя три месяца специалисты-медики не уверены, что он умер именно так, как об этом сообщено», – авторские построения выглядят логичными за исключением одного места: Шарлотт почему-то не допускает, что «сердечный приступ» и «падение, в результате которого человек получил травмы головы» – в общем-то, совместимые вещи. Медицине известны тысячи примеров, когда в результате внезапной остановки сердца человек теряет сознание, после чего выбирать место, куда ему упасть с наименьшим вредом для себя он уже просто не в состоянии. Странно, что г-же Ингленд об этом ничего не известно. Хотя, возможно, здесь имеет место попытка привлечь побольше внимания к ходу мысли автора.

Наводит на размышления фраза «есть сведения, что Кривов исполнял в тот момент обязанности дежурного по консульству, то есть был ответственным за предотвращение диверсий и подавление попыток тайного вторжения в здание консульства. Иными словами он должен был периодически убеждаться в том, что американские спецслужбы не имеют «уши» в помещениях, где работают российские дипломаты».

Журналистка оговаривается, проговаривается или пытается просигналить всему миру о том, что «несанкционированное вторжение как раз состоялось, и Кривов стал его жертвой, погибнув на боевом посту»? Быстрое закрытие дела полицией очень хорошо вписывается в эту версию, а что до «неуверенности медицинских экспертов» – так мало что ли существует фактов в мировой истории, до истинных причин происхождения которых так никто и не докопался? Возьмите хотя бы американского президента Джона Кеннеди, британскую принцессу Диану или шведского премьера Улофа Пальме. Причины их смертей вроде бы на поверхности, но доказательств нет. А значит, все это – лишь домыслы.

Британская журналистка, как и положено по закону смешения жанров детектива и конспирологии, приводит последовательность событий, но останавливается на самом интересном – не стремится делать выводы и отвечать на извечный вопрос «кто виноват». То ли из возникающего чувства испуга от проявляющихся контуров «длинной руки спецслужб», то ли намеренно оставляя читателю делать собственные выводы на основе принципа «дурак не догадается, умный – не проболтается».

«19 декабря 2016 года на открытии фотовыставки в Анкаре был убит посол России в Турции 62-летний Андрей Карлов. Дипломату выстрелил в спину турецкий полицейский, который по сообщениям СМИ, выкрикивал: «Не забудьте Алеппо! Не забудьте Сирию!» В тот же день, еще один российский дипломат, 56-летний Петр Польщиков был найден мертвым в собственной московской квартире с огнестрельными ранениями. Он был убит выстрелом в голову, а пистолет был найден в раковине в ванной комнате, но мало что известно об обстоятельствах его смерти, которые до сих пор являются тайной следствия».

Вместо того чтобы выложить какие-то свои гипотезы случившегося, автор к трем насильственным смертям российских дипломатических работников подверстывает еще одно событие такого же характера: «26 декабря на заднем сиденье собственного черного «Лексуса» в Москве был найден труп Олега Евровинкина, некогда – высокопоставленного чина КГБ и доверенного лица главы «Роснефти» Игоря Сечина. По версии правоохранительных органов, он скончался от сердечного приступа, но на самом деле похоже, что это все-таки было убийство. Евровинкин предположительно помогал бывшему шпиону MI-6 Кристоферу Стилу создать досье на мистера Трампа».

Текст Шарлотт Ингленд выстроен таким образом, что должен сформировать уверенность читателя: всё подстроено, всё есть игры мастеров плаща и кинжала, сначала русских хотели убедить грубыми демонстративно-силовыми методами, а когда те не испугались, «убеждатели» продолжили давление тихо-конспиративно, применяя достижения современной медицины.

Продолжение последовало

Продолжение выглядит так: 9 января 2017 года на полу ванной комнаты в своей квартире найден российский консул в Афинах Андрей Маланин, скончавшийся в возрасте 55 лет от сердечного приступа. Обнаружен он был другим работником дипведомства, прибыв по домашнему адресу консула, после того, как тот не появился на работе и не отвечал на телефонные звонки. Сотрудники греческой полиции сообщили, что признаков взлома жилища не найдено и смерть наступила в результате естественных причин.

27 января в Индии в результате непродолжительной болезни умер российский посол в этой стране Александр Кадакин (67 лет). Индийские СМИ сообщили, что он был нездоров в течение нескольких недель. Reuters уверяет, что он умер из-за сердечной недостаточности.

И наконец, 20 февраля от сердечного приступа скончался посол РФ в ООН Виталий Чуркин.

Шарлотт Ингленд намекает на то, что в российском дипкорпусе свирепствует «эпидемия сердечных заболеваний», судя по большому количеству смертей в короткий промежуток времени. Однако, несмотря на заявления в начале своей статьи о «конспирологических мыслях», на которые эти события ее наталкивают, четкий диагноз ситуации ставить не отваживается.

А может быть, в этом нет необходимости? Люди ведь, как говорил один очень известный литературный персонаж, больше всего боятся непонятного. Вот и пусть боятся, намек прозвучал яснее ясного.



От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии