- 18 декабря, 2018 -
на линии
Экономика страны

Курс рубля для чайников: почему он должен быть слабым и почему он должен быть сильным

Уходящий июль оказался очень жарким на дискуссии относительно перспектив курса российского рубля. Отметились на данную тему, наверно, все – чиновники, экспортеры, импортеры, биржевые аналитики и.т.д.

Сильный рубль – это низкая инфляция и, как следствие, низкие процентные ставки. Сильный рубль очень любят глобальные спекулянты, соответственно, сильный рубль - это рост котировок российских акций. Сильный рубль очень любят импортёры товаров. Сильный рубль позволяет российским компаниям без проблем заниматься импортом технологий. Естественно, сильный рубль нравится обычным гражданам, ведь он делает доступным поездки за рубеж и качественные импортные товары. Достаточно вспомнить потребительский бум середины нулевых годов.

Слабый рубль выгоден российскому бюджету, который по-прежнему в значительной степени формируется за счет сырьевого экспорта. Понятно, что взять налоги с Роснефти или Газпрома намного легче, чем с большого числа небольших предприятий, которые до сих пор в большей или меньшей степени работают “в серую” - размер теневого сектора в экономике России оценивается примерно в четверть ВВП. Естественно, слабый рубль выгоден также экспортерам и импортозаместителям.

Однако дело в том, что курс рубля для России - это вопрос прежде всего политический, а не экономический. И с точки зрения политики России однозначно нужен сильный рубль. Дело даже не в том, что сильный рубль означает низкую инфляцию и социальную стабильность в обществе. Сильный рубль - это основа геополитического статуса России как глобального игрока. Евразийская интеграция и роль России на пост советском пространстве. Можно сколько угодно говорить о великом советском прошлом, вспоминать его достижения, но граждане бывшего СССР уже 25 лет живут в буржуазном мире, и в подавляющем большинстве рассуждают, прежде всего, с финансовой точки зрения, четко определяя свой экономический интерес. Российская Федерация будет привлекательна для политической интеграции бывших советских республик тогда и только тогда, когда уровень жизни, т.е. валютных доходов, в Российской Федерации будет значительно выше, чем на остальном постсоветском пространстве.

Скрепить ядро бывшего СССР, Беларусь, РФ и Казахстан, может только наднациональная евразийская валюта, которая по определению не должна быть слабой. Однако экономики Беларуси и Казахстана намного меньше, чем экономика Российской Федерации, а значит – гипотетический евразийский алтын будет очень похож на российский рубль. Даже если евразийский ЦБ будет размещен в Алматы, а не в Москве.

Как же добиться сильного и стабильного рубля в нынешней непростой экономической и политической ситуации?

Возможно, стоит вспомнить старый, давно забытый, валютный коридор из 90-х. Всё новое - это хорошо забытое старое. Для большинства предприятий и граждан это бы значительно снизило риски неопределенности. ЦБР мог бы, например, зафиксировать курс рубля до 1.08.17 на уровне 65 руб./$, ограничив его колебания +/- 10% от установленной отметки. Возможности ЦБР по поддержанию финансовой стабильности очень серьезны, международные резервы России составляют почти $400 млрд. Плюс, естественно, стоит вернуть обязательную продажу валютной выручки экспортёрами в размере 50-75%.

Неплохой идеей может также стать фиксация курсов российского рубля к белорусскому и казахстанскому тенге. Однако это, конечно, предмет переговоров с нац. банками Беларуси и Казахстана.

Кто-то напомнит, что финал политики валютного коридора в августе 1998 был очень безрадостным. Однако тогда у России была серьезная проблема короткого суверенного долга и зависимости от внешних кредиторов. Фактически тогда ключевые решения по российской экономической политике принимал МВФ. Экономический суверенитет России полностью отсутствовал.

Сейчас данной проблемы в принципе просто нет.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии