- 22 октября, 2018 -
на линии
Общество

Когда Божена собирала деньги на помощь виртуальным погорельцам

Весной 2010-го года наша семья перебралась из Бибирево (Москва) в поселок городского типа Рошаль (дальнее Подмосковье). Причины были разные. Надоело жить в съеме, а денег на нормальную квартиру в столице не хватало. Кроме того, хотелось жить на природе, но с комфортом.

Из окна нашего нового дома было видно небольшое озерцо, и там можно было купаться. Пять минут пешим ходом до берега. Чистый воздух, всё такое.

Через два месяца буквально чистый воздух внезапно закончился. Загорелись торфяники. В конце июля 2010-го я утром открывала окно, и видела перед собой молочно-белую пелену. натурально. Я пыталась это диво фотографировать, но это выглядело как фотошоп. На улице иногда видимость была нулевая. Не метр, не пятьдесят сантиметров, а ноль в прямом смысле. Ты протягивал руку вперед и не видел своей кисти.

Я писала об этом в сети, в Живом на тот момент журнале. Но никому до этого тогда не было никакого дела. А по областям уже начали гореть деревни. Были даже и погибшие.

Потом внезапно роза ветров изменилась. Воздух в Рошале очистился. Но начала задыхаться Москва. В Москве не было такого, как у нас, но и того, что было, хватило. Либералы впали в массовую истерику. Ходили страшные слухи. В моргах, якобы, трупы ставили стоя, потому что не хватало мест. Волонтеры стали выезжать "на места", чтобы помогать тушить пожары.

И вот в один прекрасный день я открываю ЖЖ и читаю в сообществе, в котором давали сведения о пожарах, что центр Рошаля горит, огонь прорвался в городок, ситуация очень серьезная.

Сейчас почему-то Кемерово называют маленьким городом. Хотя там живет полмиллиона. Кемерово почти в два раза больше, допустим, Костромы. А вот в Рошале проживают двадцать тысяч человек. Наш дом стоял в центре городка, окна на обе стороны. Любой дымок хорошо виден. Ну, когда нет дыма от торфяников. Прочитав о пожаре, я бросилась смотреть - где он. Страшно, в доме дети. Машины нет. Что делать, если вдруг в городке начнутся массовые пожары? Но я ничего не увидела. Ни дымка - только чистое голубое небо без облачка и солнце.

Тогда я написала в ЖЖ, что сообщение о пожаре в Рошале ложное. Так, мол, и так - пишу с места событий. Меня вежливо поблагодарили, сообщение удалили. Но через день оно появилось вновь. Уже кричащее. "В Рошале катастрофа! Требуется срочная помощь! Пожар в черте города!"

Эти сообщения размещал деревенский либерал. Некий "Миша из Колионово". Он сам жил в Егорьевском районе, но ссылался на своего родственника, замначальника пожарной части Рошаля. Тогда я позвонила в пожарную часть. Усталый диспетчер сказал, что ему надоело отвечать на подобные звонки. Жара, обстановка действительно сложная, короткие замыкания идут потоком, но никакого пожара нет, отстаньте.

Когда я попыталась донести эту информацию, меня стали банить, называть "комсомолкой", "путинской подстилкой", "нашисткой".

Тем временем Божена Рынска стала собирать деньги на помощь погорельцам Рошаля. Хотя в городе не было ни единого погорельца. Наивно, но я пыталась писать и ей, думая, что её ввели в заблуждение. Куда там. Деньги были собраны, их даже какой-то банк давал. Где эти деньги - можно спросить у Божены.

Тогда я ещё не понимала, как можно настолько беспардонно лгать. Как можно выдумывать события, которых нет. Вообще нет.

Оказалось, можно. В Рошаль приехали волонтеры - тушить нас, сирых. Тушили целый месяц. Дымящийся торфяник рядом с Рошалем. Правда, этот торфяник дымил каждый год, но кого это волновало? Потом они уехали, оставив после себя горы мусора и торфяник, который продолжал дымить. Можно было вставать прямо в дым и мужественно пилить сухостой на камеру, выкладывая это в сети и получая сотни лайков и бесконечное "спасибо за ваше мужество и гражданскую позицию".

Журналист Игорь Черский беззастенчиво лгал и писал, что огонь подбирается к деревне Ромашка. Скоро деревня сгорит. Никакой деревни Ромашка возле Рошаля нет. Есть садовое общество, СНТ. Землю гражданам нарезали на неудачнм месте, то топит, то дымит, поэтому половина этого общества была заброшена. В качестве доказательства борцы с огнем публиковали фото сгоревшей сараюшки, которая сгорела за много лет до этого, да так и бросили её.

И ничего с этим нельзя было сделать. На тот момент у меня даже публикаций в прессе ещё ни одной не было. А в ЖЖ было, наверное, человек триста подписчиков. Я тогда встречалась с администрацией Рошаля. И со мной говорили. Лично глава поселения меня принимал. Мне подробно рассказали, где и что горит в лесхозах, чем тушат, как, сколько человек. Ни одна либеральная сволочь за пояснениями к администрации Рошаля не обращалась. Хотя клеймила власти Рошаля на всех перекрестках.

Собственно, некоторые мои читатели эту историю помнят хорошо. На ней подружилась с некоторыми из них - сначала виртуально, потом реально. Она по-прежнему в открытом доступе, в моем ЖЖ. По тэгам "Рошаль, пожары".

Вот тогда я и поняла, с кем мы имеем дело. На своей шкуре это понимаешь особенно хорошо. ведь тогда никто не погиб, ничего не случилось, вообще вся ситуация развивалась на пустом месте. И всё равно люди работали.

Никто не принес извинений. Никто не сказал публично, что распространял полный фейк.

(продолжение следует)

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии