- 19 сентября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Китай не может снизить угольную зависимость и наращивает импорт топлива

К теме угольной отрасли Китая мы уже однажды обращались в бумажном «Однако», но было это давно. Тем более, что уже наметилась новая интересная тенденция – Китаю в очередной раз придется пересмотреть запланированные объемы потребления угля. И разумеется, в сторону повышения.

Представители австралийской угольной индустрии сомневаются, что Китаю удастся удержать спрос на уголь в объеме 4-4,2 млрд тонн в год. Этот целевой показатель был намечен на 12ую пятилетку (2011-2015 гг.).

По данным того же материала, Китай в прошлом году уже потребил 4,05 млрд тонн угля = 3,8 млрд собственной добычи + 227 млн тонн импорта. Рост импорта за год – примерно на треть. На ближайшие годы прогнозируется стагнация или даже падение объемов импорта, но посмотрим, что будет по факту.

А ведь еще недавно Китай намеревался ограничить собственную добычу на этот период уровнем 3,7, а чуть позже - 3,9 млрд тонн. Правда, тут надо отметить, что сравнение данных из разных источников осложняется различной теплотворной способностью углей. Конечно, эта проблема сохраняется при анализе статистики всех энергоносителей, именно поэтому при описании газового рынка мы стремимся последнее время говорить в первую очередь в энергетических терминах (БТЕ), а не в объемных. Но различия в теплотворной способности газа из разных регионов незначительны, поэтому при прикидочных оценках, ошибка здесь не критична.

С углями ситуация принципиально другая – даже в пределах каменного угля теплотворная способность различается, еще большие различия могут быть в том случае, если учитываются бурые угли (лигнит и др.). Статистика часто оперирует абсолютными массовыми значениями, в результате простое суммирование без учета теплотворной способности искажает реальную картину. Еще больше усложняет оценку, тот факт, что часто в новостных заметках не указывается, какие из «тонн» подразумеваются (к примеру, метрические тонны, или тонны угольного эквивалента). В американской статистике используются так называемые короткие тонны.

Условный показатель тонны угольного эквивалента (т.у.э.) эквивалентен тонне угля с теплотворной способностью 7000 ккал/кг, что соответствует наиболее высокоэнергетическим углям. Но основная часть углей на рынках с меньшим энергосодержанием – обычно это 5500-6500 ккал/кг. Указанный выше «лимит» в 4-4,2 млрд – как раз в терминах т.у.э. То есть, если говорить о потреблении в реальных весовых показателях, то оно может быть несколько выше (за счет более низкой теплотоворной способности большей части углей).

Так или иначе, если сопоставить свежие цифры (думаю, они указаны в метрических тоннах) с динамикой прошлых лет, то видно, что ни о каком замедлении спроса на уголь в Китае пока речь не идет. (Конечно, лучше брать данные из одного источника, но ни данных обзора BP, ни данных EIA за 2012 год еще нет).

Постоянно анонсируемые Китаем ограничения на добычу или потребления угля неслучайны. Пекин стремится снизить долю угля в структуре энергопотребления. Представляется, что не столько ради диверсификации по типу топлива, сколько ради сохранения собственных запасов угля на наиболее продолжительный период времени. Если по газу и нефти, Китай уже сильно энергозависим, то уголь может рассматриваться в качестве стратегического запаса.

Но и уголь, как и другие ископаемые топлива – ресурс конечный. И хотя китайские запасы велики, структура этих запасов ухудшается. В результате, многие исследователи уже прогнозируют, что добыча угля в Китае пройдет пик уже между 2020 и 2030 год. Не менее важно, что и до прохождения пика (а после прохождения – этот процесс пойдет еще стремительный) будет расти себестоимость добычи угля.

Неудивительно, что уже сейчас Китай наращивает импорт топлива. Учитывая вышеописанные аргументы, китайское руководство уже поощряет рост импорта угля для использования в прибрежных регионах. В пользу этого оказываются и высокие транспортные расходы по доставки собственного топлива из севера и северо-востока Китая (где находятся основные месторождения) в прибрежные развитые регионы.

Кроме того, уголь сейчас в мире относительно дешев – точная цена зависит от рынка и от качества угля, но в среднем это 80-90 долларов за тонну. Одна из причин этого – рост добычи газа в США, в результате чего там образовался избыток угля, который хлынул на мировые рынки. В первую очередь – в Европу. Но рынки взаимосвязаны, поэтому тот уголь, что раньше предназначался для ЕС (например, из ЮАР) и был замещен американским – пошел в Китай.

В то же время, не стоит преувеличивать возможности импорта. Американский экспорт угля, кстати рекордный, (во все страны) за прошлый год составил 114 млн тонн. Другое сравнение – вся российская добыча в прошлом году составила 352 млн тонн. Кстати, Россия также экспортирует уголь в Китай, хотя объемы пока невелики.

Из вышесказанного ясно, почему важно следить за угольной отраслью Китая. Если с добычей угля в Китае начнутся проблемы, то это автоматически отразится и на темпах роста экономики. Кроме того, для нашей страны важен еще один фактор. Пока уголь относительно дешев, конкуренция газ-уголь практически отсутствует. Но с ростом экологических требований к ТЭС, увеличением себестоимости добычи, замещение по линии газ-уголь будет нарастать. И тут перспективы дополнительного спроса на газ огромны. Для выработки электроэнергии 1 млрд кубометров газа соответствует примерно 2,5 млн тонн угля. То есть 100 млн тонн угля – а это, в каком-то смысле, почти на уровне годовых флуктуаций в китайских масштабах – соответствуют 40 млрд кубометрам газа. Столько же, сколько недавно запланированный объем поставок российского газа в Китай, переговоры по которым шли чуть ли не десять лет.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии