- 19 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Киев замёрзнет, ветер утихнет, сланец исчезнет. Об энергетическом ура-патриотизме и его вреде

Наблюдая за реакцией на нефтегазовые новости в социальных сетях (или просматривая публикации на нефтегазовые темы в СМИ или блогах), нельзя не отметить неприятную тенденцию, которая заключается в следующем. Если перефразировать известную фразу киевского мэра — «читатель хочет услышать то, что он хочет услышать».

От этого тексты, где желаемое выдаётся за действительное, — имеют повышенную популярность, даже если их аргументация далека от идеальной, а фактология подогнана или не соответствует реальности. И наоборот, «неудобные» для читательского уха (или глаза) материалы, как правило, или вообще не размещаются, или имеют низкую популярность и, разумеется, критикуются. Это характерно как для одной, так и для другой стороны «баррикад». Но, как представляется, полезней в первую очередь заняться самокритикой.

Конечно, это не особая прерогатива «нефтегаза». Всё это мы видим, к примеру, и в экономике: «Скорый крах доллара как мировой валюты», и в политике: «Майданная власть не переживает зиму» и т.д., и т.п. — список можно продолжать. Но за остальные темы ответственны специальные люди, а моя тема — энергетика и «нефтегаз».

А здесь популярные реакции на «неприятные» новости понятны: «сланцы — пузырь», «ветряки — сплошные дотации», и вообще, только российский газ спасёт человечество. Я, конечно, несколько утрирую — чтобы кратко отразить суть.

В этих особенностях мышления нет ничего удивительного или нового. Понятно простое желание — подогнать факты под свою картину мира, обеспечить достаточный психологический комфорт через удачную для своего мировоззрения или, скажем сильнее, для положения своей страны интерпретацию новостей.

Однако и прятанье головы в песок ни к чему хорошему никогда не приводило. Почему пришла пора поговорить об этом именно сейчас?

Парадоксы ресурсного дефицита

Необходимо признать, что за последнее время в энергетической сфере многое изменилось. Конечно, общая тенденция надвигающегося дефицита энергоресурсов никуда не делась. И тем не менее.

Во-первых, в рамках этой тенденции, сейчас локальный (может быть, даже лет на пять) избыток ресурсов. Причины его мы неоднократно обсуждали на страницах «Однако». Это откладывает свой отпечаток и на текущие расклады.

Ещё недавно многие потешались над «успехами» Литвы, получившей свой плавучий терминал по приёму СПГ. Но сейчас ситуация поменялась — и избыток «спотового» газа на рынке СПГ позволит привлечь Литве достаточно дешёвое топливо (пока таких сообщений правда не появлялось, а текущие поставки СПГ в рамках небольшого контракта с Норвегией достаточно дорогие). Да, это временное явление. Но и несколько лет — срок немаленький, особенно в текущей политической ситуации.

Во-вторых — и это  главное. Грядущий дефицит традиционных энергоресурсов приводит нас к тому, что эти ресурсы становятся объективно дорогими — и потому что дефицитны, и потому как их производство дорожает.

Но в результате на таком фоне вся «альтернатива» в широком смысле — от ВИЭ до «сланцев» — становится в той или иной степени конкурентоспособной.

И когда добыча только сланцевого газа в США всего за несколько лет выросла с нуля до объёмов газпромовской добычи, а объём добычи сланцевой нефти немногим не дотягивает до объёмов экспорта нефти, к примеру, из Ирака — пузырь ли это? Или когда в Испании ВИЭ составляют 27% от всей генерации? Всё это как минимум повод задуматься и отбросить старые штампы.

Да, во всех этих новых отраслях есть свои сложности и проблемы — которые можно и нужно обсуждать. Но есть они и у российского «нефтегаза», вынужденного добывать топливо в тяжелейших климатических условиях и прокладывать в «чистом поле» трубопроводы длиной в тысячи километров, что само собой влияет и на себестоимость конечной продукции. Есть свои проблемы и в области атомной энергетики.

Не проще ли обратить «минусы» в «плюсы»?

Любопытно, что России при определённой постановке задачи даже выгодно развитие ВИЭ. Тем более что темпы этого развития, увы, не зависят от наших «хотелок».

Сейчас структура генерации в активно внедряющих ВИЭ странах такова, что базой становится уголь (а также, в некоторых случаях, АЭС), а на пиках используется по максимуму энергия ВИЭ. Но часто получается так, что ветер дует, когда не нужно, и не дует, когда нужно. В результате, чтобы устранить дисбалансы, приходится устраивать самые разнообразные манипуляции: от запасания энергии ветра через электролиз воды (процесс с низким КПД) до попыток по дешёвке продать лишнюю энергию странам-соседям с неразвитой ветроэнергетикой. А с другой стороны — держать в запасе избыток работающих (сжигающих уголь) станций.

Но сглаживать непостоянство проще было бы с помощью намного более гибкой (по сравнению с углём) газовой генерации. И если мы по тем или иным причинам продвигаем свой газ на внешние рынки, то не регулярная критика ВИЭ, а популяризация схемы «ВИЭ + газовые мощности для сглаживания неравномерностей», как представляется, была бы более правильной реакцией на развитие «ветряков» и солнечной энергетики.

«Шпионы» или «разведчики»?

И если с традиционным газом в России пока всё в порядке, то с нефтью похуже. А потому и у нас начинают потихоньку разрабатывать нетрадиционные запасы, к примеру — ту же Баженовскую свиту (хотя это не эквивалент американской «сланцевой» нефти — наш «сланец», скорее, даже более сложный). И не получается ли, как в поговорке про «шпионов» и «разведчиков», где по большому счёту одни и те же способы добычи разным образом трактуются в зависимости от их географического положения?

Ещё пример. До сих пор слышны комментарии о «мифе» экспорта американского СПГ, хотя первый завод меньше чем через год начнёт работать, ещё один строится, ещё два приступают к стройке. И, кстати, обязательства по сжижению уже гарантированы покупателями («сжижай-или-плати», аналог газпромовского take-or-pay).

То есть даже при возможном росте цены газа в США (сейчас это около 3 долл. за млн БТЕ), отказаться от покупки не получится. Точнее, будет смысл отказаться только в том случае, если стоимость СПГ без учёта сжижения (то есть цена трубопроводного газа в США плюс немного за доставку) будет ниже среднемировых цен на СПГ — а это практически нереальный вариант.

На этом фоне себестоимость будущего российского СПГ (пока строится только «Ямал СПГ», остальные заводы в проекте) в текущих реалиях оказывается дороже СПГ с американских заводов. (Дело в том, что строительство заводов по сжижению в США оказалось недорогим, так как они перестраивались из терминалов по приёму СПГ, к тому же — расположены в развитом регионе.) Но эти факты никого не смущают — российские стройки СПГ всегда рассматриваются в т.н. «патриотическом» сегменте Интернета позитивно. И это правильно. Неправильно на этом фоне недооценивать американский экспорт — раз уж руководство Соединённых Штатов приняло политическое решение поступиться долгосрочной энергетической безопасностью в пользу решения среднесрочных задач на мировой арене.

Примеры можно продолжать. Например, сколько было апокалиптических прогнозов по прохождению отопительного сезона на Украине!.. А в результате пара «лишних» млрд кубометров газа в ПХГ даже осталось. Да, помогла погода. Но такой сценарий тоже был вероятен. Но кому они были интересны, такие сценарии и комментарии? И кстати, Украина уже очень прилично нарастила реверсные мощности — почти до 15 млрд кубометров (!) в годовом исчислении. И пусть там, в конечном счёте, пока течёт российский же газ. Но такой мощный реверс на фоне снижения потребления приводит к тому, что Украина уже может закупать с запада больше газа, чем с востока! Что уже нельзя игнорировать в анализе и прогнозе.

Если же вернуться к энергетическим балансам в мировом масштабе, то, конечно, любые сценарии носят вероятностный характер. И события в Йемене или «досрочный» пик угля в Китае могут стать тем «чёрным лебедем», который внезапно развернёт ситуацию на мировом энергетическом рынке в пользу российских интересов. Но закладываться на чудо, а фактически на небольшую вероятность — неправильно во всех смыслах. А значит — нужно объективно смотреть на балансы, не недооценивая ту же сланцевую добычу или другие решения, которые способны снизить влияние российского нефтегазового сектора.

Есть чему поучиться

Хотя мы начали этот материал с описания проблемы в общем виде, все приведённые примеры касались трактовок нефтегазовой фактологии в т.н. «патриотическом» сегменте Рунета.

Но в СМИ, в социальных сетях, в блогах и на сайтах идёт спор между двумя лагерями с различными политическими (а в каких-то случаях — и мировоззренческими) позициями. Конечно, «по ту сторону баррикад» всё далеко не идеально: и там существует огромное количество специалистов по «стрелкам осциллографа». И искажения в восприятии фактов после их прохождения через призму политических предпочтений ровно в той же степени характерны и для противоположной стороны. Но, во-первых, это не повод уподобляться им.

Во-вторых, нужно признать: исторически сложилось так, что «либеральные» СМИ в большей степени ориентированы на экономические, финансовые аспекты, а потому в среднем всё же активней подкрепляют свои материалы точными числовыми оценками, графиками, выкладками. (Разумеется, помимо них там есть немало текстов откровенно пропагандистских, где хватает и подтасовок, и спорных допущений, — но мы сейчас не об этом.)

И в этом контексте «патриотическим» СМИ, блогам, сайтам, как представляется, даже стоило бы взять пример у некоторых из «либеральных» изданий. А желательно — превосходить их в добросовестности.

 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии