- 18 декабря, 2018 -
на линии
Будущее

Каримов официально умер. Дальше у Узбекистана нет выбора

После нескольких фальстартов от правительства республики пришло официальное сообщение о смерти президента Узбекистана Ислама Каримова. Впрочем, уже снова опровергнутое (на 18.30 мск). Впрочем, уже снова подтверждённое (на 20.30 мск).

Когда наступила физическая смерть узбекского правителя, четыре дня назад или сегодня, значения не имеет. Если все эти дни велись сосредоточенные консультации в руководстве республики - то объявление Каримова мёртвым означает лишь, что элита пришла к некоему общему знаменателю относительно того, что будет дальше.

Разбираться в конкретных персоналиях, которые могут стать наследниками, в данном случае интереснее самим жителям республики, чем бывшим партнёрам Узбекистана по ряду международных объединений (Каримов любил вступать в альянсы и выходить из них, бесконечно лавируя между державами).

Для нас интереснее то, что у Узбекистана, по сути, никакого выбора путей политико-экономического развития нет.

Штука вся в том, что "статус Узбекистана каримовской эпохи" был в значительной степени вызван определённой политической международной традицией: Каримов находился на своём посту дольше чем большинство современных мировых лидеров, и весьма многое, в том числе и суверенитет республики, строилось на нём. Тем не менее даже он был вынужден колебаться вместе с мировой конъюнктурой: Узбекистан то входил в западный по сути проект ГУУАМ и устраивал у себя базу ВВС США, то выходил из ГУУАМ и выгонял американские ВВС, то отдавал базу ОДКБ, то выходил из ОДКБ.

При этом, несмотря на все попытки Каримова усиливать суверенитет, доходившие до "бархатных северокорейских" методов вроде запрета на выезд и заманивание выехавших гастарбайтеров обратно в страну, - по-настоящему самостоятельность к моменту его смерти так и не была достигнута.

Узбекистан по-прежнему находится в гравитационном поле гигантского Китая, активно инвестирующего в производство республики, и России с Казахстаном, где заняты около четверти работоспособного узбекского населения. Кроме того, своеобразной опасной "гравитацией" для страны обладает тревожно близкий Афганистан со значительной частью узбекского населения и целым букетом исламистских идеологий. К этому стоит добавить непрерывный затухающий и вспыхивающий конфликт с Таджикистаном вокруг распиленной независимостями советской энергетической и транспортной инфраструктуры - и ситуация, в которой находится среднеазиатское государство, становится особенно понятна.

Этот "букет зависимостей", кстати, вообще никак не решит никакое "бегство под крыло США". Хотя бы потому, что крыло США в настоящий момент не представляет собой никаких гарантий; США имеют в регионе интересы и горячее желание влиять - но не имеют для этого сил и средств (если не считать, конечно, таковыми обычный американский борзый нахрап и горячие рукопожатия).

Исходя из перечисленного - есть основания полагать, что иных вариантов, кроме как занять место в альянсе КНР и ЕАС, у Узбекистана в будущем не предвидится. Он не малонаселённый спокойный Туркменистан с гигантскими запасами газа, чтобы изображать из себя самодостаточную автаркию.

Вопрос, таким образом, не в персоналиях, а в том, кто из них поведёт Узбекистан в евразийское будущее. И какими потрясениями этот переход будет сопровождаться по пути.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии