- 16 декабря, 2019 -
на линии
Новый кризис

Каминг-аут ксенофобии. Почему у европейцев "рвёт тормоза"

Что общего между Brexit и свежевышедшим на киноэкраны сверхполиткорректным фильмом «Тарзан. Легенда»?

Общее между ними то, что они оба воплощают в себе крайне актуальную проблему современной западной цивилизации, которая носит куда более фундаментальный характер, нежели большинство прочих, будь то склоки между сторонниками и противниками Трансатлантического торгового партнерства, миграционной политики ЕС или санкций против России.

Фундаментальность данной проблемы порождается фактом, что она носит не политический, а в чистом виде мировоззренческий характер.

Речь идет об отношении общества к реальности, а вернее к ее неприятным, неприглядным и неодобряемым проявлениям.

Почему результаты британского референдума стали столь шокирующими для Британии, да и для Запада, в целом? Да потому что противники выхода медийно доминировали настолько масштабно и агрессивно, а на сторонников был навешан столь демонический образ расистов и ксенофобов, что многие просто не решались публично оглашать свою поддержку Brexit. Особенно ярко это проявилось после убийства Джо Кокс, когда даже в анонимных социологических опросах люди стали скрывать свое предпочтение выходу Британии из ЕС. Западное общество оказалось не готово к факту, что в нем настолько много сторонников столь неодобряемой мейнстримом позиции.

Какое это отношение имеет к Тарзану? Самое непосредственное.

До середины XX века открытая демонстрация своих убеждений со всеми предрассудками и взглядами, которые ныне считаются неполиткоректными, была вполне естественным делом. Агата Кристи в своем детективе, действие которого происходит в Южной Африке, непринужденно употребляла слово «кафр». Тема «бремени белого человека» красной нитью проходит сквозь творчество Киплинга. Расистские цитаты о неграх или индийцах легко изыскиваются в текстах сэра Уинстона Черчилля. Тарзан – не исключение. Весь этот литературно-кинематографический феномен изначально был гимном белому человеку и торжеству западной цивилизации.

Люди действительно так думали и прямо об этом говорили.

Что произошло потом, известно. Запад определил эти взгляды (а также широкий круг иных – от сексизма до гомофобии) как категорически неприемлемые и началась активная борьба с ними.

В принципе, подход был выбран разумный – активная пропаганда гуманистических ценностей с жесткой критикой неполиткорректных.

Вопрос в том, что и почему пошло не так? А оно пошло – и результаты этого Запад уже начал получать.

Возможно, главной ошибкой стало то, что на носителей неприемлемых взглядов в итоге были навешаны ярлыки не заблуждающихся людей, которым нужно помочь осознать и преодолеть их неверные убеждения, а врагов рода человечества и всего самого худшего, что породила человеческая цивилизация – расистов, нацистов и т.д.

Проблема в том, что те или иные этнические или религиозные предрассудки есть у большинства людей. Они берут корни глубоко в общественном бессознательном и являются результатом долгих и мучительных перипетий человеческой истории. Относиться к ксенофобии любого рода как к чему-то поверхностному, от чего легко избавиться усилием воли или расширением сознания, большое заблуждение.

В результате жестко негативное и даже агрессивное отношение к носителям любых форм ксенофобии (от расизма до гомофобии) стало не лечением «болезни», а подавлением внешних «симптомов». Оно создало иллюзию благополучного изживания западным обществом этих не одобряемых идей, но как выяснилось, только иллюзию. Люди стали скрывать порицаемые убеждения и взгляды, но по факту многие благополучно сохранили их.

Результаты все желающие имеют возможность наблюдать. Последнее время классическая спираль молчания начала все чаще срываться и прорывать иллюзорную благостную политкорректность, наброшенную на западное общественное мнение в последние десятилетия.

Выяснилось, что обладателей неполиткорректных взглядов на Западе много, настолько много, что они, возможно, даже в чем-то являются большинством. И кажется, что так долго молчавшие и унижавшиеся мейнстримом люди готовы к реваншу.

Лагеря беженцев жгут по всей Европе. Переиздание «Майн Кампф» выявило огромный общественный интерес к творению Гитлера.

Судя по сообщениям с Острова, результаты референдума как будто сорвали тормоза с британцев. Польские и другие восточноевропейские общины начали жаловаться на лавинообразный поток оскорблений и угроз в свой адрес.

Дальше больше. Прямо сейчас разворачивается скандал вокруг члена германской делегации в Афинах, экс-министра транспорта Петера Рамзауэра, который в ходе перепалки с греческим фотографом умудрился назвать того «грязным греком». Если политик, которому по жизни и статусу положено контролировать собственную речь, публично при свидетелях выдает столь откровенную ксенофобскую реплику, значит, дела совсем нехороши.

Главная проблема с возрождением ксенофобских и в целом человеконенавистнических взглядов в Европе в том, что у них действительно есть шанс.

Истинно гуманистическое мировоззрение за последние десятилетия оказалось глубоко дискредитировано лицемерием и избыточностью политкорректности со всеми ее крайностями – сверхполномочной ювенальной юстицией, разрушением традиционной культуры, подтачиванием традиционной семьи, продвижением альтернативных сексуальных установок, травлей тех, кто с этим не согласен.

Теперь маятник качнулся в обратную сторону и его может занести очень далеко, настолько далеко, что вместе с «грязной водой» западное общество может выплеснуть и «ребенка».

А Запад, вернувшийся к собственным мировоззренческим установкам столетней давности, может обеспечить миру массу впечатлений – с минимум позитивных среди них.


Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии