- 22 октября, 2017 -
на линии
Политика России

Как унять боевые меньшинства

Можно считать доказанным: наше общество далеко не так застраховано от внезапных внутренних конфликтов, как казалось ранее.

Тот факт, что самый громкий и провокационный конфликт последней пары лет возник на маргинальной почве (а маргинальными, по сути, являются и заслуженно игнорируемое зрительским большинством российское кино, и религиозный монархизм) — лишь добавляет яркости к нехорошей правде.

По сути перед нами столкнулись два меньшинства. С одной стороны — социальная прослойка, приватизировавшая не столько саму культуру, сколько источники её финансирования, живущая кланами и по собственным клановым законам и мало ориентирующаяся на общество.

С другой стороны — межклассовая (в социальном смысле) группа, упорно вводящая в современную политику на правах мистического символа добра, традиций и добродетели гипертрофированную фигуру последнего российского монарха.

Как оказалось, при столкновении творческой жизни первого и активизма второго меньшинств открывается богатейший простор не просто для дискуссий и споров — но также и для действий откровенных провокаторов (в провокациях стороны, как и положено, винят друг друга).

Вдаваться в данном случае в вопрос «на чьей стороне быть большинству» – значит фактически участвовать в провоцируемом расколе. Принуждение большинства к занятию стороны в подобных конфликтах — это вообще худшее, что можно придумать. Поскольку именно большинство сегодня агитаторы двух маргинальных партий самым шантажистским образом обвиняют большинство, с одной стороны, в «потакании русофобам, плюющим в наши святыни», а с другой — в «содействии возникновению православного талибана».

Поэтому вопрос должен звучать так:

как данную схватку меньшинств — и те, что последуют за ней — купировать, сбить накал, лишить кислорода и вообще унять.

Что тут самое важное. Мы находимся в ситуации, если можно так выразиться, «естественного» распада массового информационного пространства. Возникновение «гетто единомышленников», они же «пузыри взаимного согласия», идейно и информационно изолированных друг от друга и от мейнстрима — есть реальность. В известном смысле перед нами конфликт находящихся в обществе, но ментально самопосаженных в «зоны мировоззрений» групп.

В случае с творческой тусовкой решётку, отгораживающую её от реальности, составляет кланово-цеховая система, сложившаяся ещё даже до перелома 1990-х (последние только усугубили отчуждение творческого класса от большинства сограждан).

В случае с мистическими монархистами решётка выстроена уже современными средствами коммуникации (и лишь в небольшой степени околоцерковными общинами). В основном же тут действуют вк-группы, фб-сообщества, тематические страницы-форумы-порталы.

Следовательно, вопрос обезвреживания конфликтов этого и подобного рода следует решать, как представляется, с опорой на ближайший доступный аналог.

И этот аналог — места заключения.

Повторю ещё раз: в данном случае мы имеем дело с «местами самозаключения», куда граждане попали в своём роде добровольно. Но это не слишком влияет ни на характер мировоззрения самозаключённых, ни на их (в случае радикализации) противостояние Системе.

Что тут важно. Сама психология радикализации, как установлено множеством экспериментов, стоит на одной простой теореме, а именно:

Группа всегда склонна принимать более рискованные решения, чем одиночка.

То, на что не отважится отдельный представитель какого бы то ни было мировоззрения — становится всё менее немыслимым после каждого обсуждения с единомышленниками. Отчасти тут работает «общее поле», отчасти — размывание ответственности, отчасти — естественное человеческое желание проявить себя лидером в группе.

И поэтому, пытаясь понять, как государство в нашем случае будет решать проблему столкновения меньшинств –

– мы, по совести, должны обратиться к учебникам по пенитенциарной психологии. А именно — к тем их разделам, где описываются случаи «возникновения групп асоциальной направленности».

Вот, например, что советует работа Ю. Дмитриева и Б.Казака (Ростов-на-Дону, 2007): «В зависимости от социально-психологических особенностей малой группы асоциальной направленности работа по переориентации и разобщению должна складываться из ряда мероприятий: предупреждающих, пресекающих и разлагающих…

Пресечение состоит в создании условий, исключающих функционирование таких групп. Мероприятия, целью которых является переориентация и разобщение (разложение) неофициальных малых групп асоциальной направленности, предусматривают следующие направления воздействия:
– …переориентация лидера на позитивные цели, а затем через него изменение направленности всей группы;
– психологическая и физическая изоляция лидера;
– изменение ценностей группы, поиск интересного дела, занятия;
– активизация общественного мнения против малых групп асоциальной направленности».
Как легко заметить, эти советы вполне применимы и в нашем случае — с поправкой, разумеется, на все права свободных людей.

Но что при этом по-настоящему важно (снова предупреждают нас пенитенциарные психологи) — соблюдение принципа «справедливости репрессий».

То есть если раздавать по серьгам — то всем сестрам. Уже процитированный мной учебник рассказывает о случае, когда в конфликте двух асоциальных группировок администрация изолировала в основном представителей одной. Это было воспринято как несправедливость — и привело к новой вспышке насилия с тяжёлыми последствиями.

Поэтому и в нынешней ситуации проводить «воспитательную работу» только с одной из сторон, выступающей «агрессором», а второй подкидывать ещё бонусов как «пострадавшей» – будет глубоко неверно.

Источник

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии