- 13 августа, 2020 -
на линии
В движении
Автоспорт

Как накормить Формулу 1

Накормить гоночную команду Формулы 1 — задача не из легких. Еда должна быть вкусная, питательная и довольно простая, так как на кулинарные изыски ни у кого нет времени. К тому же все блюда должны быть легкими по своему исполнению и составу продуктов, такими, которые можно приготовить из самых распространенных продуктов и практически в «полевых» условиях с минимумом приспособлений: нож, доска и плита — иногда ничего другого под рукой может и не оказаться.

Максим Летуновский, шеф-повар кафе «Юность» и бывший су-шеф ресторана «Деликатессен» в Москве прочувствовал это на себе, когда принял приглашение SMP Racing поработать в команде Williams во время Гран-при России в Сочи и познакомить команду и ее гостей со спецификой русской кухни. Как известно, именно в Williams в этом сезоне выступает российский гонщик Сергей Сироткин. Ну а мы сумели пообщаться с Максимом во время его коротких рабочих перерывов прямо в паддоке «Сочи Автодрома».


— Меня в Сочи пригласили SMP Racing, рассказав, что Сергей Сироткин хочет чуть больше погрузить команду в историю российского гостеприимства и дать возможность иностранным гостям через еду составить дополнительное впечатление о нашей стране. Это была непростая задача, и она стала для меня определенным вызовом. Я с детства вместе с родителями смотрел Формулу 1, но не задумывался о ней с точки зрения повара. После такого предложения я задумался о том, как там может быть все устроено — ведь это своя специфика: мало места, ограничение по продуктам и оборудованию. Так что при создании меню я исходил из того, что мне будут доступны самые обычные ингредиенты, а также нож, доска и плита.

— И что же ты предложил гостям?

— В четверг был ужин для команды, Сергей Сироткин приветствовал всех на домашнем Гран-при. Мы жарили дрожжевые блины и подавали их с красной икрой и с крем-сыром с укропом, а на десерт сделали те же блины, но уже с кремом из топленого творога и вареньем из сосновых шишек. Англичане очень удивлялись, что шишки можно есть, попробовать рискнули не все.

В постоянном меню — четыре моих блюда и десерт, я решил сделать что-то интересное и в то же время классическое. Две закуски — оливье с крабами и классический форшмак из селедки с черным хлебом. На горячее я не стал придумывать ничего сложного, а предложил два супа (ведь суп — это традиционное для России блюдо): уху и немного доработанную для иностранцев тюрю. На десерт был торт «Птичье молоко».


У меня была полная свобода действий, я заранее предложил меню, его приняли, никаких дополнительных вопросов мне не задавали — так что все путем. Что касается Сергея, он очень аккуратно относится к тому, что ест, предпочитает правильную еду, мы ему готовим на пару — мясо, овощи. Дополнительно много ягод и фруктов.

— Что гостям и команде понравилось больше всего?

— Говорили, что очень вкусный был оливье. Но мы так и планировали, когда составляли меню, что некоторые блюда будут более популярны. Это дрожжевые блины — для многих они стали откровением, никто из иностранцев не предполагал, что существуют дрожжевые блины. Это «Птичье молоко» — довольно понятный десерт для иностранцев, и это уха. Форшмак и тюря стали данью русской экзотике. Потому что «пате из селедки с картофелем, яйцом и яблоком» для них странновато, но те, кто пробовал, возвращали пустые тарелки. Значит, нравилось.

А что преобладало в обычном меню, которым кормили команду?

— Оно тоже было довольно простым, но вкусным. Это стейки, что-то вроде курицы «по-киевски» (упрощенный вариант «котлет по-киевски»), много разной пасты с различными видами соусов, много салатов из овощей и просто овощи. Возможно, это обуславливалось тем, что мы были в Сочи, и там на рынке очень много овощей: и горошек, и цветная капуста, и брокколи. У нас на столе всегда было несколько видов горячего и несколько видов закусок.


— А где вы брали продукты? Я слышала, что бóльшую их часть команды привозят с собой.

— Нет, мы закупались в сочинских супермаркетах и на рынке. Думаю, что иностранцы на Сочинском рынке получили массу впечатлений от местного колорита, как, впрочем, и наши продавцы были рады таким гостям, которые брали по 20 кг бананов и скупили все ягоды в округе. Русская кухня специфична — мы используем простые продукты: корнеплоды, соленья, каши, муку. Зато мы из этого делаем много разных блюд. Моя задача была показать русскую кухню.

Скольких человек ты накормил, и как они оценили то, что ты готовил?

— Команда — это порядка 75–80 человек. А наше совместное меню с английским шефом, которое мы готовили, включало в себя на все четыре дня шесть закусок, шесть горячих блюд и четыре десерта. Все эти блюда мы готовили каждый день. Конечно, у нас были сделаны заготовки, но каждый день мы должны были быть готовы подавать каждое из этих блюд в любом количестве.

— Кухня работает постоянно? Сколько всего приемов пищи у команды в течение дня?

— Да, кто-то всегда готов накормить людей. Но приемов пищи в течение дня три: завтрак, ланч и обед, как они это называют, но по сути их обед — по времени наш ужин. Завтрак довольно ранний, что касается ланча — механики, как правило, обедают прямо в гараже, так как идет рабочий процесс. Так что они получают индивидуальные ланч-боксы. Когда менее загруженные дни — питаются в домике команды, обычно часа в 4, когда все уже заканчивается. Ну и затем вечерний прием пищи — часов в 8–9 вечера. Для гостей мы обычно работали с 13.00 и до 16.00, когда происходит самая высокая активность в паддоке и на гонке.

— Сколько человек работало на кухне?

— Четверо, и сама кухня по размеру очень небольшая. Труд был нелегкий: мы начинали в 7–8 утра и заканчивали около 10 вечера. Поначалу я задерживался и до часу ночи.

— Ты сказал, что смотришь Формулу 1, а за кого ты болеешь?

— Да, я фанат Ф1, болел за Ferrari, раньше — за Шумахера, а впервые был с родителями на Гран-при Испании в Каталонии в 2001 году, когда Мика Хаккинен сгорел на последнем круге буквально напротив нашей трибуны. Мы приехали болеть за Шумахера, были расстроены, потому что Шумахер проигрывал, и потом такое случилось! Так все и началось. Папа всегда много смотрел Ф1, и я стал смотреть вместе с ним. В итоге съездил на пять Гран-при. Сочи — это моя шестая гонка, и я здесь первый раз!


— А в Сочи на саму Формулу 1 время оставалось? Получалось следить за происходящим?

— В первые дни я посмотрел обе гонки поддержки, мне даже удалось немного посидеть на трибунах, к тому же нам поставили телевизор на кухне, чтобы мы могли смотреть происходящее на трассе, а во время квалификации меня проводили в боксы, и я смотрел вживую, в наушниках — все, как полагается. Это для меня какое-то уникальное событие — мне не просто предложили интересную работу, а еще и на Формуле 1!

Но гонка в этот раз была в целом малоинтересной, хотя за несколькими прорывами было любопытно наблюдать. И очень жаль Сергея, у него гонка не сложилась. Хотя у меня и нет пристрастия болеть именно за соотечественников, но я всегда слежу за успехами наших ребят, и что касается Сергея, я всегда знаю, что у него происходит, каким он квалифицировался или финишировал. И на старте позиция у него была не такая уж и плохая. И все могло сложиться совсем по-другому, как я понимаю. Но я отношусь к этому так — бывают хорошие гонки, а бывают плохие. И надеюсь, что другие будут лучше.

— Тебе удалось познакомиться и пообщаться с Сергеем? Какое впечатление он произвел?

— Да, нас познакомили, удалось переброситься парой фраз. Сергей поприветствовал меня в команде, подарил мне свою футболку, а потом он пошел работать и я пошел работать. Очень приятный, улыбчивый парень. Первое впечатление было очень хорошее, ну а познакомиться ближе не удалось.


— Как тебе понравился мир Формулы 1 и насколько он отличается от того, в котором ты привык работать?

— Главное, что хочется отметить: Формула 1 — очень серьезно организованное мероприятие. Я имею в виду все событие целиком. И каждая команда привносит свою частичку этой организованности. Поражает то, как слаженно работает команда. Они моментально все собирают, также быстро все разбирают, раскладывают по контейнерам и увозят. Например, гараж строят три–четыре механика, которые приезжают первыми. Очень быстро устанавливают внутренние перегородки, разделяя гараж на зоны: только что было пусто, и вдруг целая система помещений. Это производит сильнейшее впечатление. Каждый знает, что он делает, никому ничего не нужно объяснять, поэтому между людьми нет никакого напряжения. Любые проблемы решаемы, любая ситуация — не критична. И это очень здорово. Не было никаких конфликтов, острых моментов, все спокойно и четко.

Что касается кухни, могу сказать, что здесь, наоборот, все происходит чуть более по-домашнему. Думаю, людям это необходимо, ведь команда очень много путешествует и им, конечно, не до кулинарных изысков, ведь иногда хочется просто съесть элементарную котлету с картошкой или что-то еще совсем домашнее. И я думаю, что в данном случае повара делают то, о чем их просит команда.

Когда у меня было время пообщаться с поварами команды, я спросил, как у них это называется — кейтеринг? Они сказали, нет, это называется community kitchen, т. е. питание для определенного сообщества людей. И рассказали, что в Англии на подобные кухни отправляют людей, которым судом назначены общественные работы. Потому что это одна из самых тяжелых и изнурительных работ — накормить определенное количество людей за короткое время. Конечно же, это не про поваров Williams — это я привел как пример того, насколько это тяжелая работа. Три повара на протяжении чуть ли не каждого уикенда кормят столько людей — это маленький подвиг. Как почти все в Формуле 1.

Источник: drom.ru

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии