- 19 сентября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Как договориться с Китаем. К развитию Восточной газовой программы России

На днях «Газпром» сообщил о принятии окончательного инвестиционного решения в отношении разработки Чаяндинского месторождения (Якутия) и строительства газопровода Якутия-Хабаровск-Владивосток ( – с сайта газового концерна). Мощность газопровода составит 61 млрд кубометров газа в год. Доставляемый во Владивосток газ планируется сжижать и продавать на мировые рынки в виде СПГ. При этом, «Газпром» не исключает, что от трубы будет  в Китай.

В таком случае схема во многом повторит подход, использованный при строительстве нефтепровода  (Восточная Сибирь - Тихий Океан). Напомним, что нефтепровод имеет ответвление на Китай, а «оставшаяся» нефть достигает тихоокеанского побережья (порт Козьмино), где отправляется на мировые рынки танкерами. При этом, что существенно, стоимость нефти, экспортируемой по ответвлению в Китай, привязана к котировкам в порту Козьмино. Кстати, новый газопровод пойдет вдоль маршрута ВСТО, что позволит сэкономить на строительстве.

Если теперь уже «газовое» ответвление в Китай действительно будет сделано, было бы логично, если ценовая привязка экспортируемого газа рассчитывалась в рамках того же подхода, что и в случае с экспортом нефти. То есть, с привязкой к стоимости экспортируемого из Владивостока СПГ. Конечно, трубопроводный газ должен продаваться со значительной скидкой, которая бы учитывала отсутствие затрат на транспортировку до конечной точки и сжижение (что достаточно дорого). Какой должна быть величина скидки – вопрос непростой, и его обсуждение тоже может занять пару лет. Но пока важнее добиться принципиального согласие сторон на механизм ценообразования, который в таком случае представляется наиболее компромиссным и справедливым из возможных.

Сроком ввода Чаяндинского месторождения и самого газопровода назван 2017 год. Думается, реальные сроки будут достаточно близки к запланированным, раз поторопиться с началом строительства  сам Владимир Путин.

Не тянуть с принятием своего решения должна и КНР. Видимо, не случайно как раз сейчас начался  раунд переговоров по газу. Тем более, что 60 млрд газа в рамках данного проекта – это приличный объем. Если же весь он уйдет на сжижение, нового трубопроводного предложения Китай может дождаться нескоро.

В свою очередь, Пекин, очевидно, тянет время – и дело не только в переговорах о цене. Очевидно, что «сланцевая революция» в США вскружило голову и Китаю, который хочет повторить эти успехи. В данном случае пропаганда сланцевых успехов легла на очень благодатную почву. Китай очевидно уже давно испытывает фобии, связанные с постоянным нарастанием зависимости от экспорта энергоносителей, а потому очень хотел бы развить сланцевую добычу у себя дома. Но стране требуется время на то, чтобы понять (то есть провести геологоразведку, не говоря уже о самой добычи), насколько реальной окажется сланцевая добыча в Китае, и каковы ее возможные объемы, а также себестоимость добываемого топлива.

Еще прошлой зимой Поднебесная поставила амбициозную цель по объему годовой добычи сланцевого газа – 6,5 млрд кубометров к 2015 году и 80-100 (!) млрд кубометров к 2020 году. В свою очередь, независимые оценки (к примеру, Оксфордского института энергетических исследований – который трудно обвинить в информационной поддержке российского газового экспорта) ровно на порядок меньше – всего 1 млрд кубометров к 2015 году и 10 млрд к 2020 году.

Что касается прогнозов динамики добычи традиционного газа в КНР, то тут также разброс оценок огромный – от 200 млрд кубометров (китайские данные) к 2020 году, до 65 млрд кубометров (по данным Управления энергетической информации Минэнерго США). То есть, китайские данные прогнозируют почти двукратный рост добычи по сравнению с текущей, в то время как американские – падение. Если китайские прогнозы окажутся завышенными, а американские оценки будут ближе к правде, то без российского импорта, китайский энергобаланс по газу не сойдется. А тут Китай вполне может блефовать – т.к. преувеличение собственных возможностей в его интересах – это позволяет увереннее себя чувствовать при заключении контрактов на импорт газа. В то же время, более подробная китайская статистика достаточно закрыта, так что проверить эти данные не просто.

Так или иначе, понятно, что обе стороны – и Россия, и Китай, -- хотят выторговать максимально выгодные условия. Кроме того, КНР ждет и дешевого сжиженного газа из США (хотя, вероятно, не дождётся). Дополнительно усложняет переговорный процесс тот факт, что мировой газовый рынок находится в условиях сильной неопределенности, и прогнозы мирового газового предложения даже на 5-10 лет по абсолютно объективным причинам не являются достаточно достоверными. Вполне может оказаться так, что, отказавшись от российского трубопроводного газа, и напрасно надеясь на рост собственной добычи, КНР придется закупать тот же СПГ уже на открытом рынке. В то же время, определенные риски есть и для России – с 2016 года на мировой рынок начнут выходить новые австралийские проекты и пока единственный американский завод СПГ, поэтому гарантированный сбыт части российской продукции был бы весьма кстати.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии