- 20 сентября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

К саммиту Форума стран — экспортёров газа

1–2 июля в Москве пройдёт саммит Форума стран — экспортёров газа (ФСЭГ). Событие достаточно значимое, ведь это — вторая крупная встреча с момента основания организации. На первый саммит участники собрались в Катаре в 2011 году.

Напомним, что ФСЭГ включает в себя Алжир, Боливию, Венесуэлу, Египет, Иран, Катар, Ливию, Нигерию, ОАЭ, Оман, Россию, Тринидад и Тобаго, Экваториальную Гвинею. Кроме того, статус наблюдателей есть у Ирака, Казахстана, Нидерландов и Норвегии.

Когда организация только создавалась, всех интересовал вопрос: сможет ли ФСЭГ стать «газовой ОПЕК»? Увы, уже сейчас ясно, что не станет. И причины тому в первую очередь не субъективные (например, плохие отношения того же Катара и России), а объективные.

Расцвет могущества ОПЕК пришёлся на вторую половину 70-х и 80-е годы, когда нефтедобывающие компании в ближневосточных странах были национализированы, но при этом оставалось ещё много дешёвой в производстве нефти.

И хотя сейчас мы только вступаем в «золотой век газа», уже видно, что с этим топливом всё будет по-другому. Во-первых, у значительной части «новой» газовой добычи изначально высокая себестоимость. Во-вторых, транспортировка газа между региональными рынками — в разы, если не на порядки, более затратное мероприятие, чем в случае нефти. В том числе и по этим причинам газовый рынок в большой степени остаётся связан долгосрочными обязательствами между сторонами. Наконец, компании — импортёры газа часто становятся совладельцами предприятий по добыче и транспортировке газа в странах-экспортёрах, а значит, могут рассчитывать на гарантированную долю в добыче.

Все эти факторы, очевидно, усложняют регулирование газового рынка по типу нефтяного, когда при уменьшении спроса на нефть или избытке предложения со стороны других экспортёров ОПЕК просто уменьшала свою квоту.

Неудивительно, что по итогам первого саммита никаких принципиальных решений не было принято. Единственный вывод — участники ФСЭГ заявили о намерении сохранять нефтяную привязку в газовых контрактах. Не удивлюсь, если ничего прорывного не будет и на новом саммите.

А значит, главное — прислушаться к тональности заявлений. И в первую очередь касаемо отношений с Катаром. Почему это важно?

Напомним, что через несколько лет будет запущен завод «Ямал-СПГ». Основной рынок сбыта для ямальского сжиженного газа — азиатский. С Ямала в Азию — два пути. Первый — традиционный — через Суэцкий канал. Второй — Северный морской путь. Второй вариант предпочтительнее, так как значительно короче, но только судоходство здесь возможно не более четырёх месяцев в году. Значит, в остальное время газовозам придётся идти в обход. Длинный маршрут значительно увеличивает стоимость доставки.

В свою очередь, у Катара есть обязательства по долгосрочным контрактам с Великобританией, а вскоре катарский газ будет закупать и Польша. Из Катара в Северную Европу — путь неблизкий, в то же время транспортное плечо с Ямала в Европу — относительно небольшое (см. карту).

Решение, которое напрашивается: проводить с Катаром так называемые «своповые», то есть обменные операции. То есть Катар поставляет свой газ в зачёт по российским контрактам в Азию, а ямальский газ пойдёт в Европу в зачёт по катарским контрактам. Вопрос раздела прибыли в подобных схемах очень непростой. Но ясно, что в любом случае обе стороны экономят на доставке, а значит — окажутся в плюсе.

На приведённой схеме конечной точкой маршрута в Азию сделан юго-восток Китая. В этом случае для Катара различия в цене доставки (по сравнению с Европой) не очень существенны, хотя и ощутимы. Но уже, к примеру, при экспорте из Катара на западный берег Индии стоимость транспортировки СПГ выходит в 3,5 раза меньше по сравнению с маршрутом «Катар — северо-западная Европа». И даже если в транспортировке выигрывает одна сторона — такой вариант тоже оправдан, ведь дополнительную прибыль всё равно делят.

Дело за малым: хоть немного нормализовать, мягко говоря, плохие отношения с Катаром. Разумеется, речь не должна идти о политических уступках ради финансовой выгоды. Но экономическая заинтересованность в такой схеме есть у обеих сторон. И скажем прямо, у российской стороны она выше.

По совпадению саммит ФСЭГ состоится в тот момент, когда в самом Катаре проходят перемены. Напомним, что по последним сведениям, эмир Катара готовится к передаче власти своему сыну, принцу Тамиму. Возможно, смена власти в Катаре позволит обеим странам сохранить лицо для нормализации отношений хотя бы в экономической сфере. Не исключено, что изменения будут не только косметические. «Отставка» эмира, в частности, может быть связана с произошедшей 14 июня попыткой переворота.

Как все эти факторы повлияют на российско-катарские отношения — покажет время. В любом случае описанные сюжеты — повод внимательно последить за тональностью сделанных на саммите заявлений.

фото: REUTERS

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии