- 19 ноября, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс
Сланец

К новой сланцевой лихорадке. Опасна ли для России добыча сланцевой нефти в США

Итак, американская «сланцевая лихорадка» перекинулась с природного газа на нефть. Взрывной рост добычи на крупнейшем месторождении сланцевой нефти Bakken в Северной Дакоте – это уже . Похожая динамика и на Eagle Ford в Техасе. Рост американской добычи, разумеется, увеличит и суммарное мировое предложение нефти, а потому нам уже предрекают падение мировых нефтяных котировок.

На самом деле такое развитие событий возможно, но маловероятно. А вот более вероятна в некотором смысле противоположная ситуация - рост добычи сланцевой нефти в Соединенных Штатах может продолжаться только на фоне стабильно высоких (ну скажем, на нынешнем уровне) цен на нефть. Почему? Дело в том, что себестоимость добычи сланцевой нефти достаточно велика. По оценкам участников этого рынка, это 60 (минимум), а скорее 80-90-100 долларов за баррель. Соответственно, при низком уровне нефтяных котировок производство сланцевой нефти станет нерентабельно, а сами Соединенные Штаты, в свою очередь, вновь увеличат свою зависимость от импорта этого энергоносителя.

Предсказание цен на нефть – дело, в общем-то, неблагодарное, так как ценообразование на «черное золото» до сих пор остается в известном смысле вещью в себе. Тем не менее определенные рычаги воздействия на котировки у США есть. К примеру, увеличение денежной массы (те самые количественные смягчения денежно-кредитной политики – «QE») традиционно ведут к росту нефтяных цен. С другой стороны, у Штатов достаточно тесные связи с ближневосточными монархиями (в первую очередь, речь о Саудовской Аравии), которые, несколько снизив предложение своей нефти на рынке, могут оказать заметную поддержку ценам. Тем более, это в общем-то отвечает и собственным саудитов.

Разумеется, в стратегии поддержания стабильно высоких нефтяных цен для США есть и недостаток – ведь страна в любом случае остается крупнейшим импортером нефти, а затраты на эту статью составляют до половины дефицита внешнеторгового баланса.

В то же время, высокие цены на нефть позволяют США сдерживать своих основных геополитических конкурентов – Евросоюз и, главное, Китай. Которым, приходится платить за нефть в конечном итоге реальными товарами. Самим же Штатам пока удается удерживать доллар в качестве мировой резервной валюты, расплачиваясь долговыми расписками, в результате чего фактор больших расходов на импортную нефть в общем-то нивелируется.

Кроме того, не следует забывать, что зависимость от импортной нефти в Китае усиливается, а в США - ослабевает. Пару лет назад Китай уже прошел психологическую отметку в 50% по нефтяному импорту. В Соединенных Штатах же напротив после рекордной нефтезависимости в 60% (в 2005 году) началось снижение этого показателя – на текущий год он составит около 42%. И этот показатель будет снижаться и дальше по мере роста сланцевой добычи.

Правда, чтобы события действительно развивались описанным выше образом, необходимы еще два условия: себестоимость добычи должна остаться высокой, а объемы добываемой сланцевой нефти останутся относительно небольшими. Пока все говорит о том, что так и получится. Добыча сланцевой нефти не менее проблемна, чем добыча сланцевого газа. Что касается роста объемов добычи, то разброс оценок по как всегда большой, но скорее всего речь идет о 2-3 млн дополнительных баррелей в день (в дополнении к существующим объемам американской добычи). Что позволит снизить импорт почти в 1,5 раза – с текущих 9 до 6 млн баррелей в день.

Еще один вопрос, который может задать читатель – почему на газовом рынке США процессы развиваются совсем иначе? Во-первых, на начало сланцевой добычи Штаты и так почти полностью (в отличие от нефти) обеспечивали себя газом. Кроме того, нефтяной рынок значительно более глобальный и гибкий, чем газовый, а стоимость транспортировки нефти из Америки в Европу или Азию на порядок ниже, чем в случае природного газа.

Впрочем, ситуацию с избытком газа Штаты тоже используют в свою пользу. По всей видимости, именно газ (точнее, низкие внутренние цены на него) США сделают своим конкурентным преимуществом на ближайшие годы. Поэтому рискнем предположить, что экспорт СПГ из США будет носить крайне умеренный характер. Решение об объемах экспорта будет принято в ближайшее время на основе специального исследования Минэнерго США. Его публикация, кстати, откладывалась уже дважды. Что говорит как минимум о серьезной внутренней борьбе между производителями (заинтересованными в экспорте) и промышленниками (заинтересованными в низких внутренних ценах). А может быть, и о неуверенности в долгосрочных перспективах сланцевой добычи. Кроме того, вновь вспомним о китайском факторе – выбрасывая свой газ на мировой рынок, США фактически усиливают китайскую экономику, ослабляя свою собственную. Так или иначе, сланцевые революции в США – и нефтяная, и газовая -- не принесут проблем российскому нефтегазового экспорта. Правда, лишь в том случае, если эти революции перекинутся на другие страны. Но это - отдельная история.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии