- 20 ноября, 2017 -
на линии
Экономика страны

Индустриальная критика. О проблемах "козы" концерна "Калашников"

19 августа ТАСС опубликовал интервью с Алексеем Криворучко, генеральным директором концерна «Калашников» (КК) (http://tass.ru/opinions/interviews/4490292), в котором среди всего прочего была затронута тема прошедшего в июне нынешнего года в подмосковном военно-патриотическом парке культуры и отдыха «Патриот» чемпионата мира по практической стрельбе из карабина и изготовленного специально для данного мероприятия помпового карабина KSZ-223, на профессиональном сленге стрелков называемого «козой».

По словам Алексея Криворучко, «По результатам этого чемпионата стало понятно, что многие спортсмены предпочитают наше оружие». На вопрос о том, как обстоят дела с предложением Дмитрия Рогозина о доработке помпового карабина (http://tass.ru/ekonomika/4312062), началась ли модернизация изделия, что в нём планируется улучшить или изменить, генеральный директор концерна ответил: «Тот карабин, из которого стрелял Дмитрий Олегович, готовился для спортсменов, выступающих на чемпионате мира. Вице-премьер РФ предложил сделать на базе этого карабина охотничий вариант. Мы сейчас этим занимаемся и в следующем году его представим».

Оставляя за скобками мнение самих стрелков о том, что кроме спортсменов данный карабин практически никому не нужен («охотник не возьмёт, если есть «Сайга», военным и сотрудникам правопорядка и подавно не надо»), хочу отметить, что тему улучшений или изменений генеральный директор концерна весьма деликатно обошёл, а ведь именно проблема с качеством «козы» стала крайне неприятным моментом на чемпионате, и предпочтения стрелков на данный карабин в том виде, в котором он изначально был представлен, явно не распространяются. При этом, несмотря на эпичный провал дебюта KSZ-223 на чемпионате, смелости публично признать свои ошибки руководству концерна «Калашников» не хватает.

Я уже касался этого вопроса в одной из колонок во «Взгляде» (https://vz.ru/columns/2017/6/16/874891.html), но сейчас, получив дополнительную информацию от представителей российского стрелкового сообщества, хочу остановиться на нём поподробнее.

Проблемы, которых в принципе можно и должно было избежать, начались ещё на стадии проектирования. Вот что говорят наши профессиональные стрелки, регулярные участники и неоднократные призёры российских и международных турниров.

Александр Шорваев: «С аппаратом я познакомился ещё в виде эскиза, который выложил Всеволод Ильин. Он позиционировал изделие как идеальный вариант для практической стрельбы в классах с ручным заряжанием. Ещё на этапе эскиза ряд решений вызвал у нас с Сергеем Орловым закономерные вопросы, на что мы получили ответ, что мы ничего не понимаем и зря поднимаем панику. В итоге все наши опасения подтвердились, плюс вылез ещё целый букет болячек».

Андрей Анашкин: «Первое, что мы увидели на пристрелке, это то, что все замечания, которые были сделаны по эскизному чертежу полгода назад и вылились в жаркую дискуссию в интернете, полностью оправдались. Самые худшие опасения подтвердились».

Татьяна Макарова: «Если бы прислушались к рекомендациям специалистов-практиков ещё на этапе обсуждения эскизов, то можно было в принципе выдать достойный продукт. Мне кажется, просто они изначально были слишком уверены в успехе и не предусмотрели возможности оперативного внесения изменений. Выдав нам эти винтовки, оставили нас с ними один на один. Была бы хоть какая-то возможность консультироваться, оперативно решать технические моменты, проблем было бы в разы меньше. А так каждый из нас искал свой путь доведения «козы» до рабочего состояния. У кого-то техническая база и возможностей было больше, у кого-то меньше. Кто-то довёл, кто-то не смог».

Анастасия Черненко: «Когда только появились эскизы «козы», уже тогда были ясны основные недостатки. Конечно, оружие недоработано, имеет ряд конструктивных недостатков, которые допилить вручную практически невозможно. И жаль, что такое оружие было выдано спортсменам на чемпионат мира. Но ещё больше жаль, что КК нигде не признаёт недостатки, а заявляет, что оружие работоспособно. Это показывает просто, что концерн игнорирует мнения спортсменов, а на первый план выставляет свой пиар».

А теперь конкретно о главных недостатках.

Карабин оказался весьма капризен в удержании средней точки попадания (СТП), которая норовит уплыть при любом удобном случае. При стрельбе в положении лёжа с использованием сошек, установленных на планке Пикатинни, закреплённой на направляющих цевья на конце ствола, появлялся сильный разброс даже на 100 метрах, не говоря уже о 200 и 300. Поэтому стрельбу на дальние дистанции приходилось вести с упором на магазин, что существенно снижало конкурентоспособность «козы» по сравнению с AR-15. Использовать любые другие упоры было затруднительно, так как при опоре цевья на какую-либо поверхность СТП начинала гулять.

Спортсмены, выступавшие в открытом классе, предусматривающем использование оптических прицелов, столкнулись со следующей проблемой. Как оказалось, при установке оптики на крышку ствольной коробки возникла сложность с чисткой оружия, так как после отпирания и запирания крышки СТП сбивалась и карабин приходилось заново приводить к нормальному бою. В итоге многие стрелки предпочли просто не открывать крышку и не чистить оружие на протяжении всего чемпионата, чем избавили себя от многих лишних проблем, однако отказ от чистки – это всё-таки не самый лучший выход.

Кроме того, если на холодном стволе рассеивание составляло не более 20 см на 300 метров, то при нагревании ствола «коза» начинала «сеять» так, что невозможно было собрать «кучу» даже в мишени на дистанции 50 метров. На 300 же метрах разброс составлял от 50 см до 1 м, а это была одна из основных дальних дистанций на чемпионате мира. При общем настреле порядка 1500-2000 выстрелов на разогретом стволе даже на ближних мишенях карабин начинал выдавать «утюги», т.е. пули были нестабильны при прохождении канала ствола, при выходе кувыркались и в мишень заходили боком, что говорит либо о быстром износе ствола, либо о несоответствии заявленному калибру.

Далее, уже с началом тренировок выяснилось, что карабин чрезвычайно привередлив к боеприпасам, причём непредсказуемо и очень индивидуально, при том что в паспорте изделия рекомендуется использовать патрон с латунной гильзой. Приходилось перебирать разные виды патронов, чтобы найти тот, который бы пришёлся «козе» по вкусу, в противном случае гильзы раздувало и карабин клинило на каждом выстреле. У одного «коза» ела только полимер, у другого полюбила лаковую гильзу, у третьего – тульский стальной патрон.

Были карабины, у которых проблема раздутия гильз подбором боеприпаса не решалась. После настрела одного-двух магазинов гильзу упорно начинало раздувать, и никакими усилиями из патронника она не выбрасывалась. В этом случае из ударно-спускового механизма приходилось убирать механизм фиксации затвора после досылания патрона в патронник. В результате от невыброса гильз избавлялись, однако здесь возникала другая сложность – даже при лёгком натяге цевья затвор приоткрывался, боёк не срабатывал, происходила осечка, и требовалось новое перезаряжание.

Имелись и другие технические нюансы, которые приводили к заклиниванию оружия, и их приходилось устранять буквально методом доработки напильником. Магазины в заводском исполнении не хотели просто так заходить в шахту и их тоже нужно было допиливать. Вопросы индивидуальной подгонки оружия под спортсмена, включая решения по облегчению веса карабина, также решались путём долгого и упорного «напилинга». Более того, имели место ситуации, когда «козы» просто отказывали начисто, и из трёх приходилось собирать одну.

И как со всем этим соотносятся процитированные выше слова генерального директора концерна «Калашников»? Получается, что официально никаких проблем с оружием нет и вопрос только в смене калибра на 7,62 х 39? Действительно, на фоне хвалебных материалов найти какую-то объективную информацию о «козе» в сети крайне затруднительно, если, конечно, не заходить на профессиональные ветки стрелков в соцсетях. Мне вот попался только один такой обзор (https://www.yaplakal.com/forum3/topic1604887.html).

Возможно, вы спросите, почему я углубился в эту тему? Так ли важна проблема с карабином, сфера применения которого ограничивается по сути двумя классами в соревнованиях по практической стрельбе? А потому, что обидно.

Обидно за наших спортсменов. Вот как описывала Анастасия Черненко свою первую встречу с «козой»: «Не могу передать всей радости, когда я взяла в руки винтовку! Конечно, я была в курсе, что многие стрелки уже указывали на возможные недостатки оружия. Но всё-таки это было специальное (!) выпущенное для спортсменов (!) оружие, с которым мне, как сборнице, предстояло защищать честь Родины». И это на самом деле не пустой звук, а искреннее чувство стрелков нашей сборной. Понимаете, каково им было, когда все прелести «козы» начали вылазить во всей своей красе?

Обидно за сборные Белоруссии, Казахстана и Монголии, которым вручили эти чудо-карабины буквально за два дня до начала чемпионата. У наших стрелков было хотя бы два месяца, а здесь – «спортсменов из других стран реально подставили с этим оружием», «судьи просто плакали от сочувствия, всё хотели им как-то помочь».

Обидно за то, что рекламная кампания, в которую были вбуханы миллионы, обернулась голым пиаром, не подтверждённым реальным делом и качественным продуктом, а производитель при этом вещает о «триумфе» своего нового детища на чемпионате мира. Вот что говорит по этому поводу Анастасия Черненко: «Если бы КК не замалчивал конструктивные недоработки винтовки KSZ-223, а признал их и, возможно, даже поблагодарил спортсменов за выступление с экспериментальным оружием и предоставленную обратную связь, это была бы позиция, заслуживающая уважения. А сейчас ситуация с винтовкой – какое-то королевство кривых зеркал».

И ещё, конечно же, обидно за наследие Михаила Тимофеевича. Как сказал Андрей Раснецов, ветеран органов внутренних дел, специалист по практической стрельбе, один из тех, кто лично точил «козы» для стрелков российской сборной, «Мне лично обидно за деда. АК – это легенда. А наши даже на этой базе сделать не смогли. Обидно, что сделали такой сырой карабин».

Но проблема-то не только и, честно говоря, не столько в данном конкретном карабине. Просто на этом примере из гражданской сферы можно в деталях показать читателям, какие невесёлые чудеса подчас может творить когда-то легендарное предприятие. А ведь оно занимается разработкой и выпуском продукции, от которой в немалой степени зависит обороноспособность нашей страны, и к качественным характеристикам автоматов новых серий у людей, чья профессия – Родину защищать, есть очень серьёзные претензии. Как мне сказали, это сейчас «адская проблема».

В процитированном выше интервью Алексей Криворучко отвечает на вопрос о том, как обстоят дела с АК-12: «Испытания завершены, заказчик при работе с изделием выявил ряд замечаний, но мы всё исправили и недостатки устранили». Хочется, конечно, надеяться. Вот только пример «козы» оптимизма не добавляет. Поэтому радоваться бодрым заявлениям, к сожалению, рано. Время покажет. А пока… Пока обидно за деда.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии