- 21 августа, 2019 -
на линии

Главное оружие хаоса. О принудительном учении для деятелей масс-культа

Уважаемые читатели! Нас часто упрекают в том, что мы несправедливы к творческой элите. Ведь эта творческая элита некогда заслужила право выражать мысли сограждан: сняла «Белорусский вокзал», сыграла Бузыкина в «Осеннем марафоне», сочиняла фантастику. Короче, они заработали себе достаточно народного признания, чтобы теперь говорить от имени народа. Даже если это – однообразная ругань на этот самый народ.

Но если вам кажется, что в этом рассуждении есть какая-то ошибка – давайте об этом поговорим.

Вот, например, знаменитый писатель Дмитрий Алексеевич Глуховский, автор признанной книги «Метро 2033», написал текст «Российское внешнеполитическое бл*дство» для знаменитого журнала глобальных рашенз «Сноб».

Краткое содержание: «Я понимаю, что нефть — наша кровь. Кровь нашей страны. Что, пока цены на нее вздуты, экономика наша в своем гипертоническом возбуждении функционирует хоть как-то. Я понимаю, что если нефть рухнет, бюджет наш, рассчитанный с отчаянным оптимизмом, обязанный вместить в себя предвыборные проекты квасной утопии, треснет и рухнет тоже. Понимаю, что старики и бюджетники, которые тогда выйдут на улицы, сметут ОМОН. Да, я понимаю, что стодолларовую планку подпирают тлеющие ближневосточные конфликты. Пока Иран продолжает исподтишка готовить Апокалипсис, а Асад бьется с оппозицией, пока ситуация непрогнозируема, нефть не подешевеет. И я прекрасно понимаю, что внешняя политика России в регионе — как можно дольше удерживать неопределенность, заставлять участников конфликта балансировать на краю пропасти. Все, в общем, головой понимаю. А вот фотографии. Годовалый ребенок, заботливо завернутый в простынку. Черные глазенки смотрят куда-то вдаль. На лице — страх. Читаю подпись: убитый. Еще: мальчишка лет десяти, перемазанный бурой высохшей кровью. На нем — одни трусы. И он в эти трусы вцепился обеими руками. Читаю подпись: фото из морга. Во время артобстрела Хулы сирийскими войсками и зачистки верными Асаду боевиками были убиты больше пятидесяти детей.  И наш МИД (от лица моего и вашего) сразу сказал: не надо спешить с осуждением Асада и сирийской армии. Это провокация. Это сирийская оппозиция сама своих детей так. Давайте еще раз соберем Совет Безопасности ООН и все спокойно обсудим. И вот, я все, бл*дь, понимаю. Но что же тошнит-то так?» 

Вот так вот. Есть мнение, что на самом деле Дмитрий Алексеевич ошибается в главном. 

Он, - хотя и уверяет с отчаянным оптимизмом, что «всё он, бл*дь, понимает» - на самом деле понимает в российской внешней политике примерно столько же, сколько в метрополитене и майянской мифологии. Кто поддался в своё время на бешеную рекламу и «метро» прочёл – может, помните, как у Глуховского в антиутопии на красной ветке окопались тупые смешные коммуняки и попытались провести электрификацию? Ну вот, так он и реальный мир представляет. В гипертоническом возбуждении.

Иран у него готовит Апокалипсис. Сирия - внезапно - нефтяная держава. Россия – внимание, тут сложная мысль - специально подогревает конфликты в регионе, но одновременно удерживает его на грани пропасти, чтобы были высокие цены за баррель. А по детскому трупу, вцепившемуся в трусы, сразу понятно, что ребёнок убит в Хуле верными Асаду боевиками в числе 50 других детей. И вот если б мы «сдали бы Асада» - то детских трупов бы не было.

На самом деле в чём-то Дмитрий Алексеевич, конечно, прав. Когда Асада не будет – детские трупы моментально перестанут со страхом глядеть на Дмитрия Алексеевича с экранов тех веб-ресурсов, которые он по утрам привык с чашечкой кофе просматривать. И его сразу же перестанет тошнить – не тошнит же его от постоянно убиваемых американскими дронами афганских и пакистанских детей, он ведь их не видит.

Другое дело – что ставить свою внешнюю политику в зависимость от того, что увидит в своём утреннем рёйтерсе впечатлительная единица творческой элиты, наша Родина никак не может. 

Я это всё к чему веду, уважаемые читатели: творческая элита имеет право говорить что угодно, пока она говорит о том, в чём понимает. Следует с огромным вниманием слушать, что думает о киноискусстве Андрей Смирнов, что думает об актёрском мастерстве Олег Басилашвили, об агрессивном книжном маркетинге Глуховский, а об очаровании народной песни – любая бурановская бабушка. Но вот мнение бурановской бабушки о геополитике, истории Отечества и о мировых войнах – заслуживает уже куда меньшего внимания. Если прямо говорить – то такого же внимания, как любой старушки вообще.

И главная беда отечественной творческой элиты в том, что (в отличие от бурановских бабушек) она этого упорно не понимает. 

А для нас с вами это проблема. Потому что творческая элита свой взгляд на мир всасыает с молоком спонсоров, набираясь мнений там же, где получает основной источник доходов и кушает тарталетки – на корпоративах. А потом, уверенно ретранслируя их в интервью, колонках и ток-шоу, фактически даёт с народного признания сдачу всякой чушью. И не важно, получено их народное признание многолетним трудом (как в случае актёра Басилашвили), или вырвано пиаром и паяльником, как в случае вундеркиндов Собчак и Глуховского.

Важно другое: народное признание было получено творческими единицами за то, что сограждане уловили что-то созвучное своим мыслям и настроениям. А используют их после этого, чтобы поливать сограждан чьими-то чужими настроениями и мыслями.

Если бы в развлекательной отрасли действовал свой УК – то подобный финт подпадал бы под статью о развратных действиях со взломом мозга потерпевшего. И карался бы принудительным обучением оклеветанной области знаний (в данном случае экономики и геополитики) на факультете строгого режима на срок до четырёх лет. 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии