- 13 декабря, 2018 -
на линии
Экономика страны

Газовый аспект "разворота на Восток"

Как сообщает на своем официальном сайте Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPS), Китайская Народная Республика к 2030 году намерена увеличить импорт газа до 270 млрд. кубометров против 53 млрд. в 2015 году.

Причины, в общем, понятны.

В ноябре 2014 года Пекин и Вашингтон договорились сократить взаимно выбросы парниковых газов почти на треть в течение ближайших двадцати лет. При этом Китайская Народная Республика начиная с 2030 года взяла на себя обязательства прекратить наращивать выбросы в атмосферу вообще. «Увеличение поставок газа из-за рубежа позволит Китаю перейти на использование более экологически чистых источников топлива. Этот процесс является важной частью трансформации промышленного сектора страны и реформирования экономики», - говорится в официальном сообщении CNPS.

Тут всё просто. Зависимость от угля, прежде всего в энергетике КНР, завязана не столько на «устарелости оборудования» (это, во многом, миф), сколько на соображениях по поводу энергетической безопасности государства.

Дело в том, что собственные запасы того же газа в КНР достаточно ограничены, разработка «сланцев» китайцам представляется еще более неразумной, чем использование угля по экологическим соображениям, а вот как раз по разведанным и доказанным запасам бурых углей Китай прочно занимает ведущие позиции.

Но, тем не менее, «переходить на газ» великим наследникам великой Срединной Империи все равно надо: это объективный процесс.

И для этого Китаю было, с точки зрения энергетической безопасности, нужно только одно: объективно сильный и абсолютно надёжный партнер, которому руководство КНР могло бы в буквальном смысле этого слова доверить важнейшее для ментальности китайцев — вопрос безопасности. Перед безопасностью даже деньги играют второстепенную роль.

Можно было попробовать либо предельно «диверсифицировать» поставки (частично, это, безусловно, будет сделано, и это как раз «вопрос экономики»). Но в любом случае важнее попытаться решить вопрос с понятием «стратегического партнёра». Партнёра, которому даже очень сложные китайские товарищи смогут, пусть и с некоторыми оговорками, но все же безусловным образом доверять.

И Китай – свой выбор сделал.

И это, пожалуй, действительно, как любят говорить и писать различные «дятлы информационных агентств», «новая историческая страница во взаимоотношениях двух великих держав», открыв которую мы узнаем много нового и интересного. И отнюдь не случайно официальные китайские товарищи официально присвоили на приближающемся саммите G20, который пройдет в КНР, присвоили российскому президенту статус «особого гостя» и не менее официально назвали Россию «великой державой». Еще раз, китайские товарищи: ребята отнюдь не простые, отношения с ними выстаиваются обычно сложные, но при этом весьма выгодные и надежные. И один из этих аспектов «сложности», в общем, как это ни странно прозвучит, достаточно прост: партнерские отношения Китай может выстраивать только с теми, кого считает равными. И для нас, скажем осторожно, в этом смысле все складывается, в общем, достаточно, мягко говоря, хорошо.

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии