- 15 декабря, 2018 -
на линии
ЭнергоКурс

Газовый торг с Китаем. Часть 1. Объемы и источники поставок

Уже не первый год «Газпром» ведет переговоры с Китаем о газовых поставках. Но безрезультатно – стороны не могут договориться о цене. В то же время, форсированное развитие нашей Восточной газовой программы, растущий спрос на газ в Китае, а также некоторые другие тенденции позволяют предположить, что переговорный процесс в ближайшее время как минимум активизируется. Пока же кратко обобщим ситуацию на китайском газовом рынке. Есть ли вообще там место для российского газа?

В 2012 году Китай, по недавно опубликованным данным, потребил 147 млрд кубометров газа. Из них собственной добычи было 108 млрд, а импорта 42,5 млрд кубометров (несколько млрд кубометров вероятно ушло в хранилища).

Прогнозы потребления газа в Китае представлены на рисунке.

Обращает внимание на себя тот факт, что, судя по данным для 2012 года, Китай пока не торопится стимулировать рост потребления газа.

Так или иначе, страна уже на 29% зависит от импортного газа, и в дальнейшем эта доля будет только увеличиваться. Поднебесная импортирует природный газ, как по трубопроводам, так и в виде СПГ. Любопытно, что эти две составные части китайского импорта находятся примерно в равных долях – как касаемо нынешней ситуации, так и, если посмотреть на прогнозы.

Детализация текущих объемов импорта не так важна, так как в контексте будущих российских поставок нас больше интересуют данные по уже заключенным контрактам, а также прогнозы. По данным Wood Mаckenzie, на весну прошлого года, было законтрактовано 46 млн тонн СПГ – это около 63 млрд кубометров в пересчете на газообразное топливо. Еще до 37 млн тонн Китаю может понадобиться до 2030 года.

Трубопроводных источников газа, за исключением будущего российского, два.

Во-первых, это газ из Мьянмы, который должен начать поступать уже весной текущего года. Объем будущего импорта из этой страны – 12 млрд кубометров в год.

Во-вторых, среднеазиатский газ. Изначально, это был туркменский газ, в этом году к нему добавился газ из Узбекистана. В планах – рост импорта туркменского газа до 65 млрд кубометров. Хотя если трубопровод TAPI в Индию и Пакистан все-таки будет построен, увеличить поставки из Туркмении до 65 млрд кубометров Китаю может и не удастся.

Другого газа пока не планируется. Итого, объем будущего гарантированного импорта можно оценить в 150-200 млрд кубометров импорта, за исключением трубопроводного российского импорта. (В дополнительные объемы импорта СПГ очевидно войдет и часть газа с российских заводов про производству сжиженного топлива).

Напомним контрольные цифры спроса – 300 млрд кубометров к 2020 году и 400 к 2030. Поэтому, в зависимости от того, как будет меняться собственная добыча в Китае, российский трубопроводный газ может как не понадобиться вообще, так и понадобиться в значительных объемах.

К сожалению, в вопросе прогнозирования китайской добычи наблюдается высокий уровень неопределенности. Этому способствует и закрытость китайских статистических данных, а также желание Пекина, по тем или иным причинам, приукрасить свои собственные возможности. Строго говоря, точные оценки здесь вообще сродни гаданию на кофейной гуще. Тем не менее, зафиксировать точки неопределенности полезно.

Текущая добыча газа в Китае – 108 млрд кубометров в год. Китайские прогнозы предполагают рост собственной добычи к 2020 году до 200 млрд – из них 170 млрд кубометров «традиционного» газа и до 30 млрд кубометров метана угольных пластов. Пока собственная добыча действительно растет, но темпы этого роста падают. Повторимся, доверять китайским прогнозам нужно с оглядкой.

Ровно год назад Китай провел массированную PR-компанию, связанную с перспективами сланцевой добычи в Китае. СМИ (и китайские, и западные) наперебой сообщали, что к 2020 году в стране будет добываться до 100 млрд кубометров сланцевого газа. Уже сейчас ясно, что эти цифры будут в лучшем случае на порядок меньше, а имитацию сланцевой лихорадки Пекин, вероятно, решил создать, чтобы получить наиболее выгодные условия при торге с газовыми экспортерами при заключении долгосрочных контрактов.

В то же время, все западные прогнозы (например, американского EIA, или же «Golden Age of Gas» от Международного Энергетического Агентства) если и предполагают суммарный рост китайской газовой добычи – то только за счет газа нетрадиционного. В секторе традиционного газа они видят падение. Правда, есть одна особенность. Газ из плотных коллекторов китайская статистика записывает по разряду «традиционного» газа, а американская – по разряду «нетрадиционного».

Суммируя вышесказанное, позволим себе предположить, что в ближайшее десятилетие китайская газовая добыча будет демонстрировать крайне умеренный рост – в основном, за счет разработки запасов угольного метана, а также газа из плотных коллекторов. В этом случае у российского трубопроводного газа появляется ниша, примерно соответствующая экспортным возможностям по восточному направлению.

Напомним, что изначально максимальный объем продаж российского газа оценивался в 68 млрд кубометров по двум направлениям – 30 млрд по «западному» и 38 по «восточному». Раньше «Газпром» был заинтересован в первую очередь в западном направлении экспорта, так как в таком случае вложения в инфраструктуру были бы значительно ниже. В то же время, Китай хотел бы получать больше газа с востока. Ведь с запада он и так получает значительные объемы среднеазиатского газа. Но сейчас все меняется. Развитие Восточной газовой программы делает актуальным поставки именно по восточному направлению, что облегчает переговорный процесс. Конечно, немаловажную роль будет играть цена газа. Об этом – в следующий раз.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии