- 11 декабря, 2018 -
на линии
Новый кризис

Европейский Союз в год выборов: Брюссель стал опаснее Вашингтона

Результаты первого тура президентских выборов во Франции приводят прессу западного «мейнстрима» в состояние эйфории: «Нью-Йорк таймс» пишет, что «Эммануэль Макрон бросил патриотический вызов Марин Ле Пен». Небольшой отрыв поддержанного Евросоюзом «киндер-банкира» Макрона от многолетнего лидера партии Национальный Фронт Марин Ле Пен (23,75 процента против 21,53) рассматривается как гарантия победы Макрона во втором туре выборов.

Восстание избирателей

При этом забывается важный факт: в целом прошедшая предвыборная кампания во Франции стала беспрецедентным восстанием избирателя против глобалистских элит и их европейской инкарнации – Евросоюза. Около 60 процентов французов проголосовали за кандидатов, выступающих за улучшение отношений с Россией и дистанцирование Франции от Евросоюза – за Ле Пен, Жан-Дюка Меланшона и Франсуа Фийона. Их голоса оказались расколоты, и этот раскол помог враждебно относящемуся к России Макрону – вот в чем правда. Но этот раскол среди «восставших» не может замаскировать главное – силу «восстания» избирателей против курса действующей двухпартийной системы, воплощенного в Олланде и Саркози и уже несколько десятилетий направленного против России. Проследим этапы этого восстания.

Сначала избиратели правой партии «Республиканцы» «прокатили» представителей европейского «истеблишмента» Николя Саркози и Алена Жюппе. (Напомним: партия «Республиканцы» является современным вариантом голлистских партий послевоенного периода – Объединения в поддержку республики, Союза за народное движение и т.д.) Потом избиратели социалистов отвергли и действующего президента Франсуа Олланда, и его премьера Манюэля Вальса (оба – ярые русофобы, сторонники усиления влияния ЕС).

Глобалистам пришлось срочно сколачивать новое движение, явившееся нам в виде «центристского» (а по сути – глобалистского, подчиненного ЕС) движения Макрона под названием «Марш вперед!» (именно так звучит наиболее точный перевод его французского названия En Marche).

Восстание избирателей против ЕС очевидно не только во Франции: вспомните голосование за «брекзит» в Британии, а также «нет!» голландских избирателей соглашению об ассоциации ЕС с Украиной).

Ранние выборы в расчёте на "выкидыш протеста"

Реакция на восстание – целый ряд шагов европейских элит, направленных на сохранение антироссийского курса европейской политики через ускоренные выборы, причем возможное поражение заранее предполагается свалить на «русских хакеров». Примеров – множество. Например, недавнее заявление британского премьер-министра Терезы Мей о проведении досрочных выборов в парламент Великобритании 8 июня – пока сама она не успела нагулять отрицательный рейтинг. Получается, европейские элиты решили сделать 2017 год годом европейского выбора. Формируется очень плотный избирательный календарь на весь 2017-й год: 23 апреля – выборы во Франции, 8 июня – выборы в Великобритании, 24 сентября – выборы в Германии. Похоже, европейские элиты решали не дать протестным настроениям дозреть, сделав им «ранние роды» в виде досрочных выборов. Благодаря мощной пропагандистской обработке предполагается сделать этим протестным настроениям «выкидыш» - так называемые «популисты» не наберут голосов для убедительных побед.

Какое значение эти выборы в странах ЕС имеют для России? Огромное. Дело тут не только в том, что Евросоюз остается крупнейшим торговым партнером России. Дело в том, что, вопреки предсказаниям российских «европофилов», именно ЕС, а не США является главным мотором антироссийских акций и других враждебных нашей стране акций. В экономике самые болезненные взаимные санкции – между РФ и ЕС, а не между Москвой и Вашингтоном, которым за 25 лет относительного улучшения отношений не удалось развить российско-американскую торговлю. В военном отношении – Европа опять-таки впереди Америки в антироссийской истерике: большая часть выдвинутых к нашим границам новых контингентов НАТО укомплектована европейцами и прибыла по просьбе стран ЕС (Польши, Прибалтики, Румынии), а не по инициативе Вашингтона.

Против нас не личности, а идеология

Что же касается антироссийской идеологии, то тут ЕС давно оставил позади даже американский «мейснтрим». Если кратко подытожить внешнеполитическую риторику лидеров ЕС после победы Трампа на выборах 8 ноября, то она выразится примерно так: «Трамп заявил о желании улучшить отношения с Россией. Какой ужас! Раз так, то Трамп – угроза европейской безопасности. Европейскому Союзу надо сплотиться против формирующегося альянса Путина и Трампа».

В этих условиях становится очевидно: распространенная в России теория о «мирном» характере Евросоюза, нарушаемом лишь из-за «диктата» американского президента, является как минимум упрощением. Как показали последние события, ЕС подчиняется не личностям, а ИДЕОЛОГИИ глобализма и ультралиберализма, с ее огромной военной и «революционной» составляющей. (Под революциями в наше время имеется в виду дестабилизация неугодных Западу режимов при поддержке «революции» деньгами и пропагандой извне.) После нескольких месяцев антитрамповской истерики относительное примирение немецкого канцлера Меркель и французского президента Франсуа Олланда с Трампом свершилось только после недавних военных ударов Трампа по сирийской авиабазе. После неожиданного удара «от Трампа» оба ключевых европейских лидера поддержали неожиданную военную акцию прежде критиковавшегося ими американского президента сразу после получения новостей о взрывах при подлете «томогавков». Не дождавшись расследования от ООН, к лидерам Германии и Франции присоединилось и руководство Великобритании. Прежде трогательно единые в критике Трампа за стремление к миру с Россией, европейские лидеры оказались столь же едины в одобрении совершенных Трампом убийств сирийских военнослужащих – вину за все произошедшее Лондон, Париж и Берлин возложили на сирийского президента Асада.

Агрессивный центризм

Стоит отметить, что наступление глобалистов и связанная с этим русофобия постепенно делают несущественными былые различия между левым и правым «крыльями» европейской политики. Кандидат от глобалистов Макрон позиционировал себя во время выборов как «центристского» кандидата.

В массовом сознании центризм предполагает осторожность и миролюбие (мол, центристы избегают правых и левых крайностей), но в нынешней ситуации это не так. «Нынешний европейский так называемый центр, составившийся из былых партий умеренно левого и умеренно правого спектра, на самом деле является агрессивным. Он легко идет на жестокости, чему свидетельство – поход американцев и европейцев в Ирак в 2003 году. Он же, этот центр, легко смыкается с националистами – об этом говорит поддержка Евросоюзом националистического режима в Киеве»,- считает Марк Слебода, американский специалист по геополитическим рискам (преподает в МГУ им. Ломоносова).

Нынешний европейский «центр» очень конфликтен – об этом говорит, например, его агрессивная риторика по отношению даже к предполагаемому союзнику – американскому президенту Трампу. Говоря про мифический «антиевропейский альянс» Путина и Трампа, глава Европейского Совета Дональд Туск назвал американского президента «экзистенциальной угрозой для Европы» (!).

Стоит отметить, что Туск назвал Трампа и Россию «угрозами» не в запальчивости публичной речи, а в официальном письме к членам ЕС, причем эти самые страны-члены через несколько недель переизбрали Туска на пост главы Европейского Совета (должность, ближе всего приближающаяся к определению «лидер объединенной Европы»).

Необходимый пересмотр наших взглядов на ЕС

Если после всего этого Россия так и не откажется от своего идеализированного взгляда на ЕС как на «континент мира», то в нашей способности трезво оценивать опасности придется сильно усомниться. Пока глава российской дипломатии Лавров ограничился передачей главе дипломатии ЕС Федерике Могерини соответствующего меморандума на переговорах в Москве:

«С российской стороны было констатировано наличие русофобских настроений в Евросоюзе, где из уст брюссельских и европейских политиков периодически звучат безосновательные обвинения в адрес России в стремлении ослабить ЕС, развязывании некой «гибридной войны» против ЕС и даже влиянии на исход выборов в ряде государств-членов», — говорится в сообщении МИД.

Рассчитывает ли Лавров, что после этого «крика души» Могерини пересмотрит политику ЕС в отношении России? Думается, что нет: госпожа Могерини прекрасно знает, чего стоят подозрения польских или прибалтийских политиков в отношении России. Знает, но ничего не делает, чтобы заткнуть или хоть чуть-чуть приглушить русофобов. Увы, в последнее время риторика немецких, французских и британских СМИ в отношении России стала напоминать польскую или латышскую риторику начала 2000-х, хотя при расширении ЕС в 2004 году нам из Брюсселя обещали обратное – мол, поляки успокоятся и станут любить нас, как немцы. Надо признать факт: нынешнее руководство стран-грандов ЕС настроено антироссийски, видеть в нем «слабое звено» в развернутой против Москвы «фаланге» стран Запада – большая ошибка. И Ангела Меркель, и Франсуа Олланд проводят антироссийскую политику и в сирийском конфликте, и в украинском, рассматривать их как «честных посредников» по проблеме Донбасса ни в коем случае нельзя. То же уже сейчас можно сказать и про Макрона.

Антироссийская карта

Надо воспользоваться тем, что руководство ЕС чувствует себя в преддверии выборов очень неуверенно, что оно очевидно ожидает ухудшения ситуации в своих странах. Надо всячески высмеивать и показывать подлость их нынешней тактики – разыгрывания на этих выборах явно ксенофобской антироссийской карты.

Во всех трех выборных кампаниях – во Франции, в Великобритании, в Германии – европейские элиты взяли на вооружение «антироссийскую карту», без особого успеха разыгранную Демократической партией и предвыборным штабом Хиллари Клинтон в США в 2016-м году. Идут постоянные бездоказательные обвинения в адрес «российских хакеров», «кремлевских троллей» и прочих «агентов российского влияния».

В ФРГ еще в ноябре 2016 года, сразу же после победы Трампа, начальник главной спецслужбы страны BND Бруно Каль заявил об «угрозе» немецким выборам со стороны «русских хакеров и троллей», влияющих на сознание невинного избирателя.

Уже в феврале 2017 года специальное расследование, проведенное немецкими спецслужбами, не выявило никаких следов «русского влияния» в предвыборной кампании. Тем не менее никаких последствий для Бруно Каля, выступившего в роли клеветника, не последовало.

Наоборот, канцлер ФРГ Ангела Меркель «предупредила о возможном влиянии» российского государства на выборы в ФРГ – как будто была уверена в правильности опровергнутых впоследствии обвинений.

Почему мы не дерёмся

Во Франции следы незаконного российского вмешательства ищут поддерживающие Макрона газета Le Monde и агентство журналистских расследований Mediapart. Российская стороны на их обвинения отвечала вяло, как бы нехотя – и это при том, что обвинения против Москвы были выдвинуты слабенькие.

Пока что дело ограничилось «откровением» о займе в 10 миллионов евро у какого-то русско-чешского банка – якобы на кампанию Национального Фронта. Было и сообщение о ПОПЫТКЕ займа партией «Национальный фронт» еще 3 миллионов евро у российского банка «Стратегия». По словам официального представителя Национального фронта, этот займ так и остался в проекте, партия денег не получила, но шуму в прессе было так много, как будто речь шла о десятках миллионов, причем не «проектных», а реально полученных.

Как показывает опыт Франции, молчание Москвы в условиях ширящейся русофобской кампании – отнюдь не золото, причем ни для нашего народа, ни для наших друзей за рубежом. Надо действовать – не допуская во время британских выборов в июне и немецких в сентябре такого же раскола и поражения честных людей, который мы видели во Франции.  

От редакции: суждения ув. авторов в рубрике "Мнения" могут не совпадать с мнением редакции и не являются рекомендацией к каким-либо действиям.

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии