- 15 декабря, 2018 -
на линии
Будущее

Эпоха пост-любопытства, или Когда умрет мировой бизнес №1

Уважаемые читатели!

Через несколько лет - осенью 2022-го - мир будет справлять 150-летний юбилей эпохального произведения, произведшего в нём своего рода умственную революцию.

Речь не о "Бесах" Ф.М. Достоевского. Речь о "Вокруг света за 80 дней" Жюля Верна. Довольно короткая книга стала мегахитом сразу же после выхода - и оказалась одной из самых больших удач в жизни феноменально трудоспособного автора.

Сегодня эту книгу по-прежнему читают (а также, с разной степенью отступления от оригинала, экранизируют и делают игры - в частности, мобильная "80 дней" стала "Игрой 2014 года" по версии Time). От изначального замысла остаются, как правило, только маниакально невозмутимый Филеас Фогг и собственно кругосветность. К тому же современные адаптации помещают действие в очень своеобразный XIX век - не тот, что был вокруг Верна, а скорее безумный стимпанковский вариант родом из аниме - населённый преимущественно суперзлодеями и шпионами, скачущими с дирижабля на дирижабль и похищающими друг у друга алмазы, чертежи ядерной бомбы и суперновой смерть-подлодки.

В остальном может происходить что угодно. В оригинале индийская леди Ауда стала женой Фогга. В социалистической экранизации, если бы таковая была, она соединилась бы с Паспарту. В американском фильме 1990-х она оказалась бы шпионкой профессора Мориарти и любовницей ренегата Фикса. Во французском фильме 2000-х она зажила бы нервной интересной жизнью с Паспарту и Фоггом одновременно, в британском мини-сериале 2010-х она вообще не любила бы мужчин, и мисс Фикс была бы её любовным интересом. Паспарту может превратиться в негра или китайца, быть откровенно комичной фигурой или мозговым центром Фогга. Фикс может быть шпионом зла, а может куратором шпионов Фогга и Паспарту от британского правительства - и так далее. 

Однако сердцевиной остается, повторимся, кругосветная погоня в ограниченный срок по разным локациям, сквозь различные препятствия, с невозмутимостью в главной роли.  

Однако революционным эффектом в год выхода книга обязана другому своему качеству.  

Впервые, кажется, читающей европейской публике наглядно и (насколько возможно) грубо-производственно показали, что мир больше не бескрайний и даже не огромный, а по-настоящему круглый, исчислимый и в общем небольшой. И что он отныне по нему - можно не только и не столько путешествовать, но и просто механически перемещаться. 

Верн всячески усиливает этот эффект с помощью гениально подобранного персонажа. Невозмутимость Фогга показана преимущественно через тот факт, что он вообще не озирается по сторонам. Не посещает достопримечательностей, не выглядывает из каюты и из окна кареты, не делает селфи на фоне Бомбея и не тратит время на постижение тайн востока у браминов. Он неоднократно повторяет слово "математически". Он по сути маниак, психопат с добрым сердцем, одна из финальных стадий развития романтизма в тяжёлой форме. Паспарту ещё на первых страницах обзывает своего хозяина "машиной" - и именно машинное упорство этого положительного терминатора в движении вокруг сжавшейся планеты было новой захватывающей мелодией для читателей.

...Пронесшиеся полтора столетия внесли свои коррективы. Кругосветное турне 1961 года, выполненное Ю.А. Гагариным за 108 минут, перевело скоростные путешествия в ту же "паралимпийскую" категорию, где сейчас находятся чемпионаты мира по шахматам среди женщин и людей вообще - суперкомпьютеры победили мозги окончательно и, вероятно, навсегда. 

Возможности узнать что-нибудь об иных странах расширились столь драматично, что сегодня лучший способ узнать что-нибудь о Камбодже - это взять отпуск, не поехать в Камбоджу, залечь с ноутом и компотом у себя дома и там читать, читать и смотреть, смотреть материалы по Камбодже - и их всё равно останется ещё на год отпуска.   

Однако путешествия не только не умерли, но по факту во многом управляют планетой. В туризме сегодня крутится около 4-4,5 миллиардов долларов в день. Туризм составляет 10% мирового валового продукта. Каждый 11-й работник на планете "так или иначе связан" с туризмом. Выбросы американских машин, отправляющихся куда-то в сезон отпусков, составляют едва ли не рекордную долю загрязнения американского воздуха. 

Однако современные путешествия не являются, собственно говоря, путешествиями. Ибо они утратили (не для всех, конечно. Но для самой активной категории самых одержимых "путешственников") главные свои функции. Путешествия сегодня - не поход за сокровищем и не паломничество. Они суть отдых, смена обоев на десктопе с рабочих на выходные.  

То есть, конечно, в опросах подавляющее большинство любителей туризма на длинные дистанции на вопрос "Зачем" исправно отвечают, что им интересно "расширять свой кругозор". И даже "узнавать новое".

Но кто из нас не слышал чудовищных историй, притащенных этими кругозорорасширителями из своих путешествий. Я говорю о скороговорках каких-нибудь швейцарских, арабских или индийских гидов, услышанных вполуха без отрыва от себяшек, понятых на треть, затем забытых наполовину, ни разу не перепроверенных позднее даже гуглом, перевранном ещё процентов на 80 в памяти - и наконец в изуродованном, вивисектированном и неузнаваемом виде рассказанном вам с авторитетной гордостью.

Кругозорорасширители, как ни странно, потрясающе равнодушны к местам, где бывают (и это вполне объяснимо: за нашим современником охотится слишком много разной информации, чтобы он, отправившись в отпуск, вдруг взял и помчал ей навстречу). 

Я припоминаю историю дамы, вернувшейся из Греции: она сообщила о том, что в древней Элладе имелись и компьютеры, и генетические лаборатории по выведению мутантов, и лазеры, и всё это было ещё при Александре Македонском - "и что ты сомневаешься, я же там сама была, нам с Леной всё это показывали, мы же прямо там, стояли, ну в этом как его". С некоторым напряжением мне удалось реконструировать антиктерский механизм (компьютеры) и Кносский дворец (лаборатория мутантов). Природа лазеров осталась неизвестной - но я предполагаю, что кто-то безответственно показал даме зеркало и рассказал легенду о солнечных зайчиках Архимеда.

...Это всё заставляет нас предположить, что на деле расширители кругозора просто по какой-то причине стесняются признаться, что для них путешествия - просто помесь спа с киносеансом, в силу слабых возможностей современной технике всё ещё достигаемых по старинке, путем физического перемещения в пространстве.  

Что важно: сама по себе жажда "перемены обстановки", побега из привычных себя - в себя беззаботных и забавляющихся вполне нормальна. 

И захватывающий нас на отдыхе фотографический нравственный императив, заставляющий нас безудержно фиксировать себя, заслоняющих своими ликующими телами несчастные фоновые башенки, храмики и величественные снежные вершинки - тоже простителен.

Но неверно, что всё это по-прежнему воспринимается самими отдыхающими в качестве путешествий. Это искажает смысл слова и даже выхолащивает его.  

Но рискнём предположить, уважаемые читатели.

Когда виртуальность наконец допилят до приемлемого состояния и когда искусственные миры сравнятся по убедительности если не с реальными, то хотя бы со сновидениями - мировой индустрии туризма может наступить капец. 

Последним сдаст свои позиции туризм гастрономический. Но после вживления в специальные места мозга отвечающих за пиво и печено вепрево колено электродов - схлопнется и он.

И туристы, тяжкое наследие эпохи пост-любопытства, пропадут с лица земли. И останутся только путешественники, исполненные настоящей любознательности. 

Загрузка...
Чтобы участвовать в дискуссии – авторизуйтесь

загружаются комментарии